Деловая столица: Как США будут бить Россию в 2020 году США обратили внимание на действия российских "ихтамнетов" в Африке и турок - на юге Средиземного моря

Палата представителей США 11 декабря одобрила оборонный бюджет на следующий фискальный год. Помимо решения ввести санкции в отношении, в первую очередь, европейских компаний, участвующих в строительстве газопровода “Северный поток-2”, сам по себе закон дает комплексное представление о глобальной стратегии Соединенных Штатов: об их зонах интереса в контексте нацбезопасности своей и союзников, и о ключевых оппонентах на мировой арене, которым будет оказываться противодействие различными способами.

Конгрессмены обязали Пентагон на регулярной основе формировать инструментарий для сдерживания стратегических конкурентов от прямого вооруженного конфликта посредством проекции силы и одновременно пребывания США в состоянии готовности к такому конфликту. Это своего рода надконцепция, а та же проекция силы имеет свои категории, направленные, в частности, на дальнейшее развитие оборонного потенциала в рамках ВМС, ВВС, Космических войск, Киберкома и т.д.

Если оценивать прописанную в бюджете глобальную стратегию географически, то ключевые зоны, представляющие интерес США в 2020 г. будут Европа, в особенности Балтия и Средиземноморье, а также Индо-Тихоокеанский регион, Ближний Восток (уже в меньшей степени, чем в 2019 г.) и Африка. В плане “стратегических конкурентов”, то это ожидаемо Россия, Китай и Иран.

Россия

Взаимодействие США можно разделить на отношения непосредственно с Москвой, и на противодействие агрессии России и ее действиям по всему миру с помощью активной поддержки тех или иных стран – в зависимости от региона.

Так, конгрессмены выступают категорически против выхода из Договора об открытом небе, несмотря на то что РФ его постоянно нарушает, к примеру, своей практикой полетов с выключенными транспондерами, воздушных провокаций и т.д. Штатам данный договор нужен для совершения наблюдательных полетов, которые дополняют и подтверждают полученные разведданные, в том числе о действиях РФ военного характера, потенциально направленных против Вашингтона. И потому в бюджете прописана необходимость модернизировать самолеты 1960-х годов, участвующие в миссиях по наблюдению, поскольку очень часто “экстремальные условия” в России приводят к поломкам или вовсе отмене таких полетов.

К слову о воздушных и морских провокациях, в бюджете предусмотрено изменение Соглашения о предотвращении инцидентов в открытом море с целью снизить риск возникновения таких инцидентов, а также Конгресс хочет добиться полноценного участия наблюдателей во время военных учений.

Очень много внимания конгрессмены уделили выходу России из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (ДРСМД) и Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III). От Минобороны США ждут детальнейшей проработки вопроса – оценки угроз для США и Европы в случае, если Россия развернет крылатые и баллистические ракеты средней дальности, подготовить план ядерного сдерживания РФ, а вдобавок проанализировать, каким же гиперзвуковым оружием та располагает, его характеристики и насколько оно потенциально опасно для США. Но, по возможности, законодатели хотели бы заключения нового СНВ с более жесткими правилами.

Но не только российские ракеты тревожат Капитолий, но хакеры и пропагандисты также. Законодатели хотят поставить на поток анализ кибератак, совершенных за года Россией, Китаем, Ираном, КНДР. Что касается вмешательства РФ в американские выборы, то, во-первых, предлагается продление запрета на операции с суверенным долгом России, а, во-вторых, Нацразведка и ФБР должны предоставлять список лиц и организаций, которые вмешались в выборы, если таковое будет иметь место. Вмешательство, согласно законопроекту, имеет следующие формы: деятельность иностранных агентов, взлом избирательной системы, оплата рекламы в соцсетях, использование пропагандистских ресурсов.

Из, в принципе, новенького в международной стратегии США – это реагирование на деятельность России в странах Африки. Конгресс хочет знать, что и как именно РФ или частные военных компаний с регистрацией в России себя ведут в зоне ответственности Африканского командования США. Поставляет ли Россия оружие в Южный Судан, ДР Конго, ЦАР в нарушение эмбарго ООН и т.д. На основании полученных данных Пентагон и другие ведомства должны будут подготовить масштабный план противодействия России в Африке.

Европа. Здесь Штаты намерены проводить российскую политику, как и прежде – финансированием и поддержкой НАТО и ЕС, в частности Литвы, Латвии, Эстонии, Польши. Так, в бюджете на сдерживание агрессии Кремля заложены $125 млн, а Европейскому центру по противодействию гибридным угрозам перепадет $2 млн. Непосредственно в Балтии же Штаты подумывают развернуть дополнительные системы ПВО и ПРО. Ну и, конечно же, продолжится военная поддержка Украины и Грузии с целью интегрировать страны в общую структуру обороны.

Средиземноморье

Заметно увеличится присутствие американцев и в этом регионе. И та же Россия, чьи корабли курсируют к берегам Сирии, могут поблагодарить за это Турцию, которая обеспечивает рост напряжения угрозами с применением силы прекратить разведку газа на кипрском шельфе, часть которого она считает своим; а также направить вооруженные силы в Ливию в поддержку сотрудничающего с Анкарой Правительства национального согласия. В купе с недавним турецко-ливийским меморандумом о демаркации морских зон, вызвавших возмущение в Греции, Израиле, Египте и на Кипре, эти шаги Турции сильно меняют баланс сил в Южном Средиземноморье.

Чем же Конгресс решил ответить Анкаре? Первое: в бюджете прописан запрет на продажу и передачу Турции истребителей F-35, пока Анкара не одумается и не откажется от российских ЗРК С-400. Второе: при этом Штаты готовы рассмотреть поставку Patriot туркам, если это поможет подтолкнуть их к отказу от С-400, что в дальнейшем открывает дорогу для продажи американских “птичек” пятого поколения. Третье: Конгресс дает добро на снятие запрета на поставки оружия Кипру при условии, что Никосия будет и в дальнейшем “прессовать” оффшоры и не пускать российские корабли в свои порты. Четвертое: Трамп и его администрация должны представить законодателям свою стратегию по Ливии, в которой, среди прочего, его обязали изучить расклад сил в Ливии, включая действия России, Турции, Саудовской Аравии, Франции, Египта, ОАЭ. И опять-таки на основании полученной информации администрация должна разработать план мер в ответ на вероятные нарушения эмбарго и подрыв стабильности в Ливии с детальным указанием необходимых военных, дипломатических и разведресурсов.

Индо-Тихоокеанский регион

Северная Корея по-прежнему в списке угроз, поскольку, как отмечается в законе, продолжает нарушать резолюции ООН, т.е. развивает свои ядерную и ракетную программу, и отмывает деньги в международном масштабе. Потому США вводят санкции – запрет или ужесточение условий открытия корреспондентских счетов в американских финучреждениях. Нарушителям в зависимости от тяжести проступка светят штрафы от $250 тыс. до $1 млн или до 20 лет в тюрьме. Черный список будет формировать Минфин и передавать Конгрессу каждые три месяца. Ограничительные меры снимут, когда президент убедит законодателей в том, что Пхеньян действительно отказался от своих программ и не будет к ним возвращаться в будущем. Пока же Вашингтон продолжает политику сдерживания, включающую в себя невозможность сокращения контингента в Южной Корее – меньше 28,5 тыс. военных быть не может; а также интенсивное взаимодействие с Японией и Южной Кореей.

Главной же угрозой для интересов США и их союзников в регионе все же остается Китай. Конгресс интересуют деятельность КНР в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях, инвестиции Поднебесной за рубежом и, особенно, в страны Арктического региона в цифровой, промышленный секторы, и то, как эти инвестиции могут способствовать реализации военных и разведывательных целей Пекина, в том числе направленных против Штатов. Пентагон также должен будет выяснить масштабы военного сотрудничества между Китаем и Россией.

Одним из направлений китайской политики США, к примеру, отмечены действия китайских военных по соседству с американскими силами на базе в Джибути, где фиксируются случаи ослепления лазерами авиации США. Законодатели поручили правительству установить степень уязвимости Джибути перед Китаем, владеющим частью госдолга (кстати, еще предстоит выяснить, о какой сумме идет речь), и шанс того, что Пекин приберет к рукам порт Джибути и другие ключевые инфраструктурные объекты.

Ставить же палки в колеса Поднебесной в Вашингтоне предлагают и за счет других региональных игроков. Об этом свидетельствуют пункты бюджета об продолжении и укрепления сотрудничества с Тайванем (включая поставки оружия), Филиппинами, Сингапуром, а также микрогосударствами, торгующими суверенитетом и голосом в международных организациях: Папуа-Новой Гвинеей, Вануату, Соломоновыми Островами, Фиджи, Микронезией, Палау, Кирибати, Маршалловыми островами, Науру, Тонга.

И, естественно, конгрессмены не обошли вниманием Индию. Правда, в отношениях с Нью-Дели не все так просто из-за большого интереса к этой стране со стороны России, но это не мешает Штатам двигаться в сторону улучшения взаимодействия с Индией хотя бы в западной части Индийского океана и до восточного побережья Африки, где, как известно, проходит главный нефтетранспортный маршрут, проходящий вдоль берегов Ирана, создающего угрозу безопасности судоходства в Ормузском проливе.

Ближний и Средний Восток

Иран. Конгресс признает и констатирует, что Иран, будучи спонсором терроризма, и его ракетная программа по-прежнему являются актуальным вызовом для американской нацбезопасности. Но все же настаивает на проработке дипломатического урегулирования конфликта, а Трампу, между тем, запрещают применять вооруженные силы против Тегерана без разрешения Конгресса.

Параллельно сохраняется мощная поддержка Израиля и искоренение группировки “Хезбола”, являющейся прокси Ирана в Сирии. Бороться с “Хезболлой” законодатели предлагают снижением ее влияния в Ливане – поставить на карандаш всех военных офицеров, командиров и чиновников, влияющих на процессы в армии, которые подвержены влиянию “Хезболлы”. Очевидно, что в их отношении после будут введены некие санкции.

Что занятно, Саудовскую Аравию, горячо любимую Трампом, конгрессмены фактически вычеркивают из уравнения сопротивления экспансии Ирана. К примеру, согласно закону, возглавляемая СА коалиция лишится поддержки Штатов в Йемене, вплоть до отказа в воздушной дозаправке не американским самолетам, участвующим в бомбардировках в Йемене. Ко всему прочему конгрессмены не оставляют в покое убийство колумниста Джемала Хашогги, дав добро на подготовку отчетов по этому инциденту и по нарушению прав человека в целом.

Оправданы ли такие шаги? Скажем так, они, как ни странно, входят в противоречие с отношением Трампа к Эр-Рияду, но и соответствуют его решению снижения присутствия Штатов на Ближнем Востоке. Хотя тот же Трамп объявлял о разгроме “Исламского государства”, однако Конгресс с ним в этом явно не согласен. Борьба с ИГ не сворачивается, правда финансирование этой статьи расходов снижается с $850 млн до $663 млн. Потому-то пешмерга иракского Курдистана могут рассчитывать на помощь из Вашингтона, ведь боевики ИГ никуда не делись, а лишь ушли в подполье. А вот процесс выделения средств силам сирийской оппозиции, сражающимся с группировкой, подвергнется жесткому аудиту. Помощь будут получать только “проверенные” силы оппозиции и на основании детально расписанным плана с аргументацией оказания такой поддержки.

Ирак. Сотрудничество с Багдадом, в последнее время все теснее работающим с Ираном, сохраняется при условии, что в Управлении по сотрудничеству в области безопасности в Ираке будет назначен атташе по надзору, подготовлен план реорганизации самого Управления, согласно которому иностранные офицеры займут руководящие посты, а дублирующие друг друга отделы будут закрыты. Конгресс также хочет создания Совместной военной комиссии, которая в свою очередь сформирует дорожную карту на пять лет относительно развития оборонного потенциала Ирака, в том числе реформирования иракского ОПК и сектора безопасности в контексте снижения коррупции и оптимизации закупок.

В отличие от Ирака, к Афганистану Конгресс не был так строг. Напротив, финансирование Международных сил содействия безопасности – международной коалиции, в которую входят США и их союзники по НАТО и партнеры, продлевается до 31 декабря 2020 г. и вырастет с $300 млн до $450 млн. Аналогично продлевается программа специальных иммиграционных виз для жителей Афганистана.

Кроме того, Конгресс направляет $5 млрд на компенсацию ущерба и выплаты пострадавшим и погибшим в результате боевых действий США в Афганистане, Ираке, Сирии, Сомали, Ливии, Йемене.

Так по мелочи

Таким образом, можно обрисовать глобальную оборонную стратегию Соединенных Штатов в следующем году. Хотя в сферу интересов США входят тоже Сомали, где американцы намерены сильно наступить на карман местному филиалу “Аль-Каиды” – “Аш-Шабаб”, но при этом законодатели запрещают Пентагону строить военную базу. Еще об Африке, а именно о Нигерии и районе озера Чад, где орудует группировка “Боко Харам”: Конгресс обязал Минобороны оказать военную поддержку Абудже в ее борьбе с исламистами. Также в бюджете прописано укрепление сотрудничества с Монголией и проведение совместных военных учений, что явно не понравится ни Китаю, ни России; а также призыв увеличить число наблюдателей ОБСЕ по линии соприкосновения в Нагорном Карабахе.

Ключевые же зоны и соперники США на международной арене практически не изменились. В список просто были добавлены Африка в контексте деятельности там российских “ихтамнетов” и Южное Средиземноморье, где уже Турция все чаще заявляет о себе как региональном лидере. В любом случае тот факт, что в Вашингтоне обратили на это внимание и подготовят свою ответную стратегию, лишь на руку Украине, поскольку соизмеримо снижает влияние России.

Деловая столица
Поделитесь.