Деловая столица: Показательная порка. Как союзники по НАТО президента Франции учили смирению Французский лидер своими нападками на Альянс и заигрыванием с Кремлем помог консолидации союзников по НАТО

В Лондоне проходит юбилейный – 70-й – саммит Организации Североатлантического договора. Мероприятие, безусловно, значимое и важное, но будем откровенны, в контексте основополагающих решений относительно безопасности и планов по противодействию России в Европе было бы скучным. Лидеры встретились бы, поговорили о том, о сем, приняли совместное заявление, очерчивающее будущее Альянса и его дальнейшие шаги, которые итак стали ясны в последние годы. И все. Однако, как президент США Дональд Трамп освежил прошлогоднюю встречу, нынешнюю оживил французский лидер Эмманюэль Макрон. И не столько своими высказываниями, сколько целями, которые он преследует, позволяя себе диагностировать “смерть мозга” НАТО или взывая к дружбе Европы с Россией. Макрон решил поиграть собственными амбициями в качестве как лидера Франции, так и лидера в обеспечении безопасности всего Европейского Союза.

Его оценочные суждения относительно Альянса не нашли поддержки у союзников. Причем ни у столь, казалось бы, близкого партнера, как канцлер ФРГ Ангела Меркель, ни у одиозных и в некоторой степени опальных лидеров вроде президента Трампа или его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана. Кстати, именно последний без стеснения позволил себе рекомендацию французскому коллеге сперва самому провериться на предмет смерти мозга, что привело к вызову на “ковер” в МИД Франции турецкого посла. Но не более. В плане медийного выхлопа Эрдоган оказался на коне. А вслед за ним уже лично свое глубочайшее “фе” “французскому выскочке” выразил и американский президент.

Дональд, адвокат Реджепа. Очень неприятно

Как и Эрдоган, Трамп не побоялся издевок (хотя когда это 45-й президент США боялся издеваться над кем-либо?), граничащих с оскорблениями. По словам хозяина Овального кабинета, слова о “смерти мозга” оскорбительны и, вообще, Франция как никто другой, мол, нуждается в поддержке НАТО. Жесткая реакция Трампа понятна. Ведь президент Франции, делая выпад в адрес Альянса, в первую очередь намекал на его бездействие в связи с вторжением турок в Сирию с целью зачистки ее северо-восточного региона от бойцов Отрядов народной самообороны (YPG) и курдов в целом. Трамп же, умыв руки, по сути дал добро на проведение военной операции “Источник мира”. Поэтому во время личной встречи с Макроном в кулуарах саммита президент Соединенных Штатов продолжил свою линию агрессивной защиты решения вывести войска, поскольку группировка “Исламское государство” уничтожена. И проводил ее, заметим, на фоне планов своей администрации ввести 100-процентные пошлины на товары из Франции, которые обвалили акции крупнейших французских компаний и сделали их владельцев существенно беднее.

Пребывающий под “впечатлением” от таких недружественных действий Вашингтон Макрон не согласился с утверждением о ликвидации ИГ и настаивал, что, в частности, действия турецкой армии против сил курдов, бывших ядром борьбы с ИГ, напротив открывают путь к возрождению группировки. Да и сама Турция, по его словам, с одной стороны, боролась с игиловцами, а с другой – сотрудничала. Трамп на это отреагировал в своем стиле, намекнув на то, что в рядах ИГ воевали и граждане Франции: “У нас в Сирии под замком огромное количество захваченных боевиков, в основном из Европы. Хотите хороших бойцов ИГИЛ? Я мог бы вам их отдать. Вы можете забрать всех, кого захотите”. Макрон в ответ призвал быть “серьезнее” и сказал, что европейцев в рядах ИГ, дескать, меньшинство. Однако очевидно, что этот раунд выиграл все же Трамп, благодаря своей естественной напористости и, чего уж там, склонности к хамству и игнорированию общепринятых норм дипломатического этикета.

Что примечательно, Трамп не только свое решение по Сирии оправдывал, но и турок активно защищал. Да, во время встречи с генском Йенсом Столтенбергом он заявил, что Анкара не получит “лучшие самолеты в мире” – F-35 – из-за покупки российских ЗРК С-400 “Триумф”. Но это в большей степени игра на публику. Формальная позиция Вашингтона: мы против С-400 у турок. Но при этом санкции Трамп отменил, и, напомним, как сообщил после недавней с ним встречи турецкий лидер, вопрос покупки американских зенитных систем Patriot находится “на столе”. А С-400 в Анкаре обещали использовать только внутри страны и вооруженных сил.

Но вернемся к “адвокату” Трампу. На встрече с Макроном он, между тем, преуменьшил значение покупки Турцией российских ЗРК, списав этот “провал” на предшественника Барака Обаму, который, по его словам, отказывал Эрдогану в покупке Patriot. С его стороны это сознательная манипуляция. Обама на самом деле предлагал Турции прикупить ЗРК, но о цене отправил договариваться к компании-производителю Raytheon, которая выставила счет, который Анкара сочла непомерно высоким. Турецкая сторона, доселе широко использовавшая программу США “американское оружие за американский кредит”, надеялась и Patriot PAC-3 приобрести в рамках этой программы. Но не сложилось. Возможно, сложится уже при Трампе.

Затупили клюв

Заклевать Эрдогана, перевести огонь союзников по НАТО на него, Макрону не удалось. Да и сам президент Турции хорошо подготовился. Во-первых, вылетая в Лондон, он подтвердил намерение блокировать план Альянса по укреплению обороны в странах Балтии и Польше. Во-вторых, с собой Эрдоган привез очень толстый намек на высокое значение Турции для НАТО в виде книги “Турция: Мощный член Стратегического Альянса”, в которой расписывается как вклад Турции в НАТО, так и ее ожидания от Альянса, в том числе относительно поддержки Анкары в борьбе с терроризмом, в том числе (то есть, для Турции в первую очередь) – курдским. Книга была издана на английском, французском, немецком и турецком языках, и Эрдоган подарил ее Меркель, Макрону и премьер-министру Великобритании Борису Джонсону во вторник, 3 декабря, на полях саммита, где лидеры собрались вчетвером, чтобы обсудить ситуацию в Сирии.

Конкретных результатов переговоры не дали. Встреча лишь положила начало дальнейшим контактам на уровне советников. По словам Меркель, они договорились продолжать борьбу с ИГ. Как держались Макрон и Эрдоган, неизвестно. Но вполне возможно, что пристойно в компании канцлера Германии и британского премьера. Впрочем, у них еще есть шанс развернуться в ходе встречи в резиденции Бориса Джонсона на Даунинг-стрит №10.

Впрочем, президент Франции будет, вероятно, скорее принимать удары и неловко парировать часть из них, как во время общения с президентом США. Тем более что, комментируя словесный выпад Эрдогана в свой адрес, Макрон выражался мягко и обтекаемо.

“Я общался с президентом Эрдоганом. Вы никогда не слышали, чтобы я о ком-то отзывался неуважительно. Турция – великая страна, и я очень глубоко уважаю турецкий народ”, – цитирует его actualite-news.

Безусловно, Макрон попытается держать марку во время встречи с президентом “великой страны”. Но тот факт, что на этом саммите “герой дня” он, а не Трамп или Эрдоган, существенно сужает его поле для маневра и лишает возможности провести полноценную словесную дуэль. Потому как не Трампом и Эрдоганом едиными. Во время саммита мнение Макрона о необходимости возвращения России в “Большую семерку” не поддержал другой молодой лидер-обаяшка – канадский премьер, потомок французских и шотландских переселенцев Джастин Трюдо. Вместе с нидерландским коллегой Марком Рютте он напомнил президенту Франции, что “Россию исключили из “Большой восьмерки” за неприемлемое поведение и действия”. “И пока Россия не продемонстрирует очевидную готовность изменить это поведение и вести себя иначе, говорить о сближении будет трудно”, – добавил премьер.

С большой долей вероятности розги для президента Франции подхватят также Борис Джонсон и Ангела Меркель. Первый по ряду причин. Первая: за неделю до завершения избирательной гонки для Джонсона, стремящегося подтвердить свое лидерство, не лишним будет на глазах у консервативного избирателя устроить порку президенту “горячо любимой” британцами Франции. Вторая, и ключевая: после брекзита и для становления “глобальной” Британии важность НАТО для Лондона, очевидно, возрастет. Как возрастет и его активность в рамках Альянса, в частности на восточноевропейском направлении.. У Лондона большой опыт создания альянсов вне НАТО как страны-члена Альянса, продвигающей региональное сотрудничество (хороший пример – CEATO (Организация договора Юго-Восточной Азии). Потому, если США начнут создавать аналогичный региональный альянс в Черном море или на базе концепции “Триморья”, а они это, похоже, уже делают, то именно Великобритания может сыграть ключевую роль в координации и формировании такого союза в пику России.

Что касается Ангелы Меркель, учитывая критические замечания в адрес Макрона, которые она уже озвучивала ранее, на саммите канцлер может устроить демарш именно по той причине, что президент Франции все активнее перетягивает на себя одеяло внутри Евросоюза, хотя Меркель еще не ушла. И к тому же, даже несмотря на то, что Франция – самое мощное в военном отношении государство континентального ЕС, Германия остается наиболее сильной экономически. Очень важно и то, что Берлин решил увеличить взносы в бюджет НАТО до уровня Соединенных Штатов.

Так что не исключено, что Меркель может застопорить или вовсе свернуть инициативу о создании единой Европейской армии, которую до недавнего времени поддерживала и развивала вместе с Макроном. Тому виной станет не столько желание приструнить президента Франции, сколько осознание очевидного: Евросоюз не в силах закрыть все бреши в обороне без НАТО. У ЕС нет для того необходимого инструментария (военного потенциала, коммуникаций, логистики). Макрон в погоне за электоральными очками поспешил распиарить эту концепцию, хотя ее элементы пребывают в зачаточном состоянии.

Дружить против Эмманюэля

Пока у НАТО нет единой повестки дня и четкой карты угроз. Призванные снизить напряжение внутри Альянса заявления Макрона о том, что единственной для всех угрозой является международный терроризм, остаются, по сути, риторическим приемом. Поскольку экстремистские группировки, то же ИГ, сегодня нежизнеспособны без донорских вливаний извне – со стороны заинтересованных в его деятельности стран. Следовательно, карта угроз замкнута на конкретных пунктах, противоречащих устремлениям Макрона. Хочет или не хочет он это признавать, но союзники по НАТО понимают, что пусть Россия и Китай могут не быть врагами Франции, но в любом случае являются соперниками Альянса. Поэтому Макрону остается либо гордо удалиться, либо смириться, либо понизить уровень участия Франции в НАТО, как это сделал Шарль де Голль.

С другой стороны, нынешний лидер Пятой Республики оказал услугу Североатлантическому альянсу. Еще не так давно в связи с политикой Трампа, а затем и планом Меркель-Макрона по созданию Европейской армии, успешное развитие НАТО вызывало определенные сомнения, то сегодня действия и заявления президента Франции поспособствовали консолидации союзников.

Деловая столица
Поделитесь.