Деловая столица: Кремль определяется со сменщиком. Станет ли нынешний срок с Лукашенко последним вопреки его воле Александр Лукашенко запланировал очередное свое переизбрание на конец августа 2020-го. Но весьма вероятно, что Москве строптивый белорусский лидер уже надоел, и Кремль начинает готовить для него сменщика

За последние полтора года Александр Лукашенко слишком много сделал для того, чтобы в Москве поверили: он за интеграцию двух стран только на словах, а в реальности ему важно сохранение статус-кво, когда Беларусь кормится с российских углеводородных дотаций, поставляет продукты на бездонный российский рынок, но при этом остается полностью суверенным государством с довольно по-хамски себя ведущим президентом.

Собственно, в эту игру две страны игрались почти 20 лет, с того момента, когда в декабре 1999-го подписали договор о создании Союзного государства Беларуси и России. Но подписать – не значит создать. И Александр Лукашенко все последующие годы благополучно строил “белорусское экономическое чудо” на российских кредитах, открытом для белорусских производителей российском рынке, дешевом газе и беспошлинной нефти.

При этом благополучно избегая построения реально единого государства: за два десятка лет не появилась ни единая валюта, ни единые законы, ни налоги, даже системы образования не унифицированы. Только в военной сфере Минск и Москва реально сотрудничают – выстроили единую систему ПВО и регулярно проводят совместные учения, причем предполагается, что в “особый период” белорусские вооруженные силы будут подчиняться командованию российского Западного военного округа.

Вот только в августе 2018-го в Кремле решили, что так до бесконечности продолжаться не может, и выставили официальному Минску ультиматум: или быстрое выполнение всех пунктов договора о Союзном государстве (по факту – вхождение РБ в РФ), или полное прекращение всей российской экономической помощи (а это – $10 млрд в год, без которых экономика Беларуси автоматически становится глубоко убыточной).

После этого у Александра Лукашенко началась горячая пора непрерывной череды переговоров с Москвой – “бацька” отлично понимает, что если подведомственное ему государство станет частью России, руководить ему будет нечем. Что бы ему сейчас ни пообещали. Весь этот переговорный марафон бесконечной торговли должен закончиться 8 декабря – на эту дату запланирована встреча Путина и Лукашенко с подписанием неких “дорожных карт” по углубленной интеграции двух стран. При этом сами документы уже много месяцев держатся в секрете от общественности. Известно только, что пока правительства двух стран согласовали только часть из них.

“Формирующий опрос”

В последние недели из разных регионов Беларуси поступали сообщения, что белорусам звонили с российских номеров. Причем звонящие не знали, кому и куда звонят, вначале уточняли, в какую область попали. Бывали случаи прекращения опроса, мол, квота на вашу область уже выбрана. И вот в конце прошлой недели благодаря газете “Коммерсант” стало понятно, что это было. Опрос проводил один из исследовательских центров МГИМО в рамках проекта “Трансформации электорального поведения в регионах зарубежных стран, пограничных с Российской Федерацией: сравнительный пространственный анализ”.

Социологи выясняли отношение к России и спрашивали, заметили ли белорусы российское вмешательство в прошедшие парламентские выборы. Конечно, более уместным был бы вопрос: “Знаете ли вы, что в Беларуси прошли хоть какие-то выборы?”, но это уже скорее непонимание россиянами белорусских реалий.

Получили следующие цифры. В ответ на вопрос, какие отношения с Россией белорусы считают приемлемыми, 57,6% респондентов ответили “союзнические”, 31,8% – “партнерские”, 10,2% – “нейтральные”. Неудивительно, что уже через пару дней российские СМИ начали отрабатывать получившуюся цифру под видом “90% белорусов хотят быть с Россией”. Без уточнения, чего там хотят хотят белорусы на самом деле. Ведь в чем разница между “союзническими” и “партнерскими” отношениями, не уточняется.

В арсенале политтехнологов есть такой прием, как формирующий опрос. Это когда вопросы задаются не для того, чтобы узнать, что думает аудитория, а для того, чтобы сформировать общественное мнение. Есть много способов это сделать – от махинаций с вопросами до подтасовки цифр. Здесь мы видим хитрый вопрос и такие же варианты ответа. Это как спрашивать, “Хотят ли русские войны?”. Ясное дело, что 99% не хотят. Так и с вопросом, какие отношения белорусы бы хотели видеть с Россией. Очевидно, что нормальные. Но не отношений типа “агрессивная империя – покорный вассал”. Или “кредитор – должник”. Или что-то еще из противоестественной братской любви двух народов.

Очевидно, что результаты этого опроса появились очень вовремя и под нужным заголовком. С одной стороны, цифрой 90% россиянам будет очень удобно отбивать аргументы официального Минска, что, мол, нельзя подписать интеграционные карты 8 декабря, потому что “народ не поймет”. С другой стороны, это отличное пропагандистское объяснение для российской аудитории, почему Лукашенко теперь вдруг враг, западник и националист. Мол простые белорусы хотят объединения, аж не могут, а злобный авторитарный Лукашенко мешает это сделать. И в рамках гуманитарной помощи страдающему братскому народу… Далее объяснять не надо. Вряд ли в ближайший год все пойдет по жесткому сценарию. Но в Москве начинают его готовить уже сейчас.

Очень вероятно и то, что опрос белорусов по поводу отношения к России делался на скорую руку с целью надавить на Лукашенко перед предстоящими переговорами. Но самое паскудное в опросе “Коммерсанта” про 90% за союз с Россией – если сами россияне в это поверят. И будут опираться на эту цифру не как на пропагандистскую, а как на базу для принятия решений. Тогда есть риски большой беды.

Но пока, учитывая источник – “Коммерсант”, это выглядит как игра одной из башен, провокация. Пока не перешли черту – пока еще не появились критические сюжеты в эфире центральных телеканалов. Значит, Москва пока оставляет пространство для принятия решений и сохранения лица. Но сам факт озвучивания такой цифры показывает, что в кремлевской администрации принята идеологическая установка не лепить из беларусов “бульбандеровцев-предателей”, а напротив, делать вид что Беларусь – это практически Крым, который ждет не дождется вхождения в Россию, но вот власть в РБ не слышит чаяний народа.

Все идет к тому, что на выборах-2020 в Беларуси схлестнутся две группы населения – та, которая считает Москву большим злом, а Лукашенко – меньшим (ее возглавит сам Лукашенко), и та, которая будет считать Лукашенко большим злом, а Москву – меньшим. Кто ее возглавит, пока непонятно, но с ресурсом российского телевизора и усталостью общества от несменяемого президента сделать этой персоне внушительный рейтинг не составит никаких трудов. Обе силы привлекут широкую обойму персонажей, среди которых будет полный спектр от радикально оппозиционных до привластных.

“Россияне готовятся к взятию под контроль Беларуси без Лукашенко. Посмотрите: убран фактор Лукашенко с федеральных каналов, с ним теперь общаются там, как с безымянным лицом. Далее, все официальные спикеры (Песков, Захарова), комментируя те или иные заявления Лукашенко, говорят – “партнеры”, “Беларусь”, “белорусы”, убирая акцент и упоминание Лукашенко, – сказала в комментарии для “ДС” белорусский политолог Светлана Гречулина. – И вот теперь опрос – Белорусы, любовь с Россией 90%. Что из этого следует? Если 8 декабря ничего подписано не будет, то скажут, что виноват Лукашенко, но не белорусы, и надо бы найти другого руководителя. Потому что пока восприятие у россиян следующее: говоришь Беларусь – подразумеваешь Лукашенко, говоришь Лукашенко – подразумеваешь Беларусь, но говоря белорусы – ты думаешь на психоуровне о народе”.

Создается впечатление, что сейчас в Кремле определяются с кандидатурой человека, которого Россия может поддержать на выборах президента Беларуси в августе 2020-го. Человека, задача которого – стать вторым президентом страны и подписать все, что ему потом положат на стол люди из Кремля.

Что-то новенькое

Президенты РФ и Беларуси в рамках создания Союзного государства договорились о создании общего парламента, Совета Министров, счетной палаты и других управляющих структур. Об этом журналистам в конце прошлой недели рассказал посол Беларуси в России Владимир Семашко. “Президенты договорились, что цели заявлены грандиозные и они не должны меняться. Это переход на унифицированное налоговое законодательство, создание единых рынков нефти, газа и электроэнергии, создать единый парламент и правительство с определенными полномочиями, когда независимые Россия и Беларусь отдают наверх определенные управляющие функции с обязательным исполнением. Такая задача сейчас решается”, – удивил он публику.

Семашко уточнил, что из 31 подготовленных дорожных карт углубленной интеграции уже 20 “абсолютно согласованы” на недавней встрече премьер-министров двух стран. У рабочих групп остается всего неделя на подготовку дорожных карт. За это время предстоит минимизировать расхождения и найти консенсус. Последнее слово будет за президентами РФ и РБ, сказал Семашко, отметив свою уверенность в решении задач.

Семашко также сообщил, что не исключает подписания договора о поставке газа до конца года. При этом посол назвал газовый вопрос, компенсацию налогового маневра тем, что нужно пережить в течение 2020 г. до того, как в 2021-м будут созданы единые рынки.

Через несколько часов белорусское посольство в России прокомментировало откровения Семашко, заявив, что слова посла вырваны из контекста. “Если внимательно послушать запись, то можно услышать, что посол делает отсылку к Союзному договору. Поэтому комментарии здесь излишни, а вы вырвали фразу из контекста и некорректно вынесли ее в заголовок”, – сказал журналистам пресс-секретарь белорусского посольства в России Олег Мазура.

Надо отметить, что союзный парламент упоминается и в тексте Договора о создании Союзного государства 1999 г. В соответствии с договором парламент состоит из двух палат. Палата Союза формируется из депутатов Советов федерации и республики, а Палата представителей избирается. В нее входят 75 депутатов от РФ и 28 от Беларуси.

Вот только есть одно большое “но”: обо всем, о чем сказал Владимир Ильич (Семашко), Александр Лукашенко не говорил. Не говорили и другие высокопоставленные белорусские чиновники – а в их среде уровень синхронности и единодушия приближается к северокорейскому. И это настораживает: Семашко как будто заговорил “голосом Москвы”. Но и это еще не все.

29 ноября стало известно, что уходящий вместе со старым составом белорусского парламента председатель Совета Республики Михаил Мясникович перейдет на работу в руководство Евразийского экономического союза – председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии. То есть самый опытный и авторитетный белорусский политик, серый кардинал находящийся у власти уже 35 лет (занимал все высшие посты, включая пост премьера), впервые выводится за пределы белорусского политикума.

“Сегодня убедить Кремль принять позицию Лукашенко невозможно. Мясникович это прекрасно понимает. Значит, он будет делать все, чтобы создать лично для себя такой статус, который бы защитил его в будущем от гнева Лукашенко, – говорит известный белорусский экономист, экс-кандидат в президенты Ярослав Романчук. – Есть такой сценарий: Мясникович сблизится с Кремлем, чтобы сыграть свою лебединую, но одновременно главную политическую песню – президентскую. Тогда ему нужно будет вовремя совершить то, что он уже однажды сделал. В далеком 1994 г. он ударил в спину своему начальнику, премьер-министру Вячеславу Кебичу, и перешел к первому президенту. Сегодня расклад иной, но сценарий может написаться похожий, но с радикально иными последствиями для Беларуси”.

Да, кстати: Михаил Мясникович и Владимир Семашко – давние друзья.

После Крыма и войны в Украине никакого доверия к Кремлю у Минска нет и быть не может. Но при этом одна из хорошо обкатанных методик информационного давления Кремля – это создание напряженной атмосферы в обществе, нагнетание истерии, усиление самых различных слухов и домыслов, повышение накала эмоций. Что мы сейчас и наблюдаем.

Деловая столица
Поделитесь.