Project Syndicate: Импичмент Трампа: внутреннее дело США или мировой взрыв США вновь переживают глубокую драму по поводу импичмента президента. Но на этот раз, в отличие от предыдущих, последствия для мира могут быть весьма серьезными

Об этом в статье для Project Syndicate (перевод НВ) пишет дипломат, бывший министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт.

Рассмотрим два актуальных и злободневных случая процедуры импичмента, предшествовавших попыткам президента США Дональда Трампа уговорить правительство Украины объявить об уголовном расследовании одного из его главных соперников из рядов демократов — бывшего вице-президента Джо Байдена и его сына. В первом случае наблюдался постепенно назревающий кризис, начавшийся с появлением в офисах Национального комитета Демократической партии в 1972 году, продолживший переваривать политическую систему США последующие два года и завершившийся отставкой президента Ричарда Никсона в августе 1974 года. Во втором случае проходило специальное расследование по делу президента Билла Клинтона, которого подвергли импичменту в Палате представителей США в 1998-м и оправдали в Сенате в феврале 1999 года.

В обоих случаях происхождение кризиса было внутренним. Никсона обвинили в злоупотреблении своей должностью в собственных политических целях, и впоследствии в препятствовании расследованию. Клинтона обвинили в ложных показаниях и других злоупотреблениях касательно его личного поведения. Случай Трампа крайне отличается: здесь внешняя политика США пребывала в эпицентре кризиса.

Отношения США с Украиной не являются чем-либо второстепенным. Американская политика относительно Украины возникла из обязательств в вопросах европейской и международной безопасности. По меньшей мере, из-за аннексии Россией Крыма и вторжения на Восток Украины в 2014 году помощь с обеспечением Украине ее независимости и суверенитета была главной внешнеполитической заботой как США, так и ЕС.

Более того, в отличие от двух предыдущих кризисов, связанных с импичментом, нынешний может затмить весь механизм внешней политики США. В ходе Уотергейта Генри Киссинджер, будучи одновременно госсекретарем и советником по национальной безопасности, удерживал судно на плаву, поэтому война во Вьетнаме и американско-советские отношения были топовыми в повестки дня. Так же, как и в период драмы Клинтона, совпавшей с подготовкой к войне в Косово, американская дипломатия и формирование внешней политики не получили серьезных сбоев.

Безусловно, чего нельзя сказать о процедуре импичмента Трампа. Расследование уже обнаружило глубокие противоречия между внешнеполитическим аппаратом, пытающимся поддерживать заявленную политику США относительно Украины, и Белым домом, преследовавшим совершенно иные цели. Способен ли данный аппарат выполнять свою работу в этом критическом направлении — теперь вопрос остается открытым. Со стороны Белого дома хорошо заметно отсутствие «взрослых в доме». Под руководством госсекретаря Майка Помпео, непосредственно причастного к скандалу, ослабленный Госдеп уже стал ключевым полем сражений в этой более масштабной импичментской борьбе.

Более того, Трамп самолично может поспособствовать тому, что нынешняя драма с импичментом окажется гораздо хуже для остального мира. В ходе импичмента Клинтона Белый дом сосредоточился на поддержке «бизнеса в обычном формате» и избегал участия в ежедневных межпартийных диспутах о процедуре. Трамп, между тем, наверняка занял противоположную позицию, по меньшей мере атакуя (в Twitter) бывшего посла США в Украине, в то время как она давала показания разведывательному комитету Палаты представителей.

Разумеется, намерения Трампа — придираться к каждой детали процедуры. Каждую минуту, которую он уделяет написанию твитов и просмотру Fox News, другие обитатели Овального кабинета могли бы потратить на разрешение актуальных проблем государства. В этом контексте драма Трампа приобретает некую аналогию с Уотергейтом, очевидно отвлекавшим Никсона. И учитывая то, что Трамп менее стеснен конституционными принципами (или даже осведомлен о них), в нарушении которых его обвиняют, попытки президента сорвать расследование, скорее всего, станут еще более дерзкими.

Является ли поведение Трампа бесспорным основанием для отстранения его от должности, решит Сенат США. И как бы там ни было, американский политический кризис совпал с периодом подъема глобальной нестабильности. Кроме ревизионистской России, пребывающей в поисках удобного случая получить для себя односторонние преимущества где только можно, все более самоуверенный Китай бравирует мышцами в Азии и на мировой арене.

Между тем Ближний Восток вступил в иную фазу глубокой нестабильности, где одна искра может легко разжечь очередной кризис. Вооруженный ядерным оружием режим Северной Кореи уже замышляет новые действия и проводит очередные тестирования баллистических ракет. Торговое напряжение остается довольно высоким, несмотря на недавнее объявление «первой фазы» соглашения между США и Китаем. А массовые протесты охватывают земной шар от Сантьяго и Кито до Бейрута и Гонконга.

В сегодняшнем взаимосвязанном мире кризис в любом месте может оказаться на столе у американского президента, и политический ответ, который он получит (или не получит), может иметь глобальные последствия. Президент Франции Эммануэль Макрон недавно попал в заголовки своими предупреждениями о «смерти мозга НАТО». Если этот устрашающий прогноз о состоянии трансатлантических отношений был правдивым в начале этого месяца, то сейчас это стало еще актуальнее, когда драма импичмента достигла высочайшего градуса.

В предыдущих случаях импичмента США оставались стратегическим актером на мировой арене. Однако Америка Трампа уже проявила себя как источник глобальных сдвигов. Еще посмотрим, приведет ли последний скандал к стратегическому взрыву или просто стратегическому перерыву. Мир не может себе позволить ни один сценарий.

ИС
Поделитесь.