Зеркало недели: Китайский дракон обжегся на Гонконге Закон об экстрадиции, вызвавший многочисленные массовые выступления в Гонконге еще с начала лета, наконец официально отозвали из Законодательного совета Специального административного региона

Но на сегодняшний день одного лишь отзыва закона уже мало. Ведь Гонконг оказался в глубоком кризисе управления, в регионе возросло социальное недовольство, уровень доверия к руководителю администрации Кэрри Лэм низок как никогда. А хуже всего то, что нет признаков прекращения массовых волнений, которые регулярно приводят к столкновениям между протестующими и полицией и парализовали деловую и повседневную жизнь региона.

Категорическое непринятие обществом закона об экстрадиции власть проигнорировала, и это вывело на улицы миллионы людей. Руководитель администрации региона, как и большинство представителей законодательной власти, и без того считалась пропекинской креатурой из-за особенностей избирательной системы Гонконга и возможности центрального правительства влиять на отбор кандидатов. Так что отсутствие широкого обсуждения противоречивого законопроекта и настойчивость, с которой Кэрри Лэм добивалась его принятия, общество восприняло как наступление официального Пекина на правовую систему региона, на его традиционные права и свободы. К слову, опасения возникли на фоне постепенного усиления китайского влияния на Гонконг — через цензуру СМИ и книг; продвижения мандарина (официального языка Китая) вместо традиционного в регионе кантонского диалекта; дисквалификации настроенных против Пекина партий и законодателей; похищения критиков центральной власти и доставки их на материк для передачи под суд, и, в конце концов, перспективы официально потерять автономные права региона в 2047 г.

Ядром продемократического движения (как его называют сами участники) являются студенты и школьники. Фактически это поколение гонконгцев, выросшее в регионе после его передачи под протекторат Китая и ставшее свидетелями укрепления его экономической и геополитической силы. Гонконг стал привлекательным местом для китайского бизнеса, а также крупнейшим источником зарубежных прямых инвестиций на материковый Китай. Так, на конец 2018 г. среди всех зарубежных проектов, утвержденных материком, 43,6% были связаны с Гонконгом. А совокупный приток использованного капитала из Гонконга составлял 1098,1 млрд долл. США, или 54,1% от его общего объема. По состоянию на декабрь 2018 г. здесь работало 1146 материковых компаний с общей рыночной капитализацией 2,6 трлн долл. США, или 68% от общего количества рынка. И приток материковых китайцев не только укрепил экономическую взаимосвязь между территориями, но и усилил конкуренцию в 7-миллионном мегаполисе, которую особенно ощутили на себе молодые люди. Формула “Одна страна — две системы” начала давать сбой, когда для граждан возникла угроза утраты автономных прав, на которые они опирались для выделения собственной самоидентичности.

https://www.youtube.com/watch?v=rhuX9I8RhZo

Нынешние протесты проходят под лозунгом борьбы “против распространения материкового авторитаризма и сохранения демократии Гонконга”. Его актуальность усилилась на фоне отсутствия диалога между властью и гражданами, а также попыток погасить протесты силами полиции. В отличие от “революции зонтиков”, длившейся 79 дней, особенность продемократического движения заключается в том, что оно не имеет формальных лидеров, чей арест мог бы притормозить или росфокусировать митингующих. Протестующие инициируют, обсуждают и координируют требования, направляют действия и планируют демонстрации через местный онлайн-форум LIHKG или Телеграмм. Кроме того, молодежь во время массовых выступлений и для спланированных акций часто организуется в малые группы из 5–10 человек, через Интернет координирует свои действия с другими группами и за короткое время может собрать до 10 тысяч человек. Вместо того чтобы выполнять решение одного лидера, малые группы имеют возможность маневрировать, предупреждать друг друга о приближении полиции, учитывать допущенные ошибки и менять тактику на опережение. Принимая во внимание отсутствие целостной стратегии участников продемократического движения, трудно говорить об эффективности таких действий с точки зрения достижения результата, однако ситуативно им удается блокировать дороги, станции общественного транспорта, работу торговых центров и парализовать полноценное функционирование города. Полиция все больше и жестче применяет силу, но в ответ получает еще более активное сопротивление и еще более многочисленные акты вандализма. Фактически молодые люди — основные участники актов неповиновения, стараются продемонстрировать неэффективность применения силы и арестов против них, требуя от власти выполнения всех пяти требований, озвученных еще летом. Власть со своей стороны воздерживается от уступок, считая, что это станет свидетельством ее слабости и приведет лишь к расширению требований со стороны протестующих.

При этом администрация региона, подавляя митинги с помощью полицейских, вряд ли заинтересована в расследовании и наказании силовиков, чего, среди прочего, добиваются участники протестов. Они требуют создать независимую следственную комиссию, поскольку созданный недавно Офис жалоб на полицию не вызывает у них доверия —ведь расследования по заявлениям там проводят сами органы внутренних дел.

Невозможность более чем за пять месяцев урегулировать ситуацию говорит о слабости администрации САР и ее руководителя Кэрри Лэм, которая не смогла предусмотреть реакцию общества на противоречивый закон и своими действиями лишь приводит к росту возмущения. Так было, например, с задержанием главных оппозиционных лидеров Энди Чана, Джошуа Вонга и Агнес Джоу, запретом применять маски для прикрытия лица. А на днях гонконгская власть отказала в участии в местных выборах, которые состоятся 24 ноября, продемократическому активисту Джошуа Вонгу. Правда, в сентябре Кэрри Лэм инициировала общественные слушания о ситуации в регионе, которые должны были стать “открытой платформой для диалога с приглашенными с улицы людьми, чтобы они высказали свою позицию”. 150 кандидатов отобрали с помощью лотереи среди зарегистрированных 20 тысяч заявок, однако инициатива не принесла результатов. Не вызвали одобрения и меры, предложенные руководителем администрации в ежегодном плане развития, которое она из-за препятствования со стороны оппозиционных парламентеров вынуждена была представить не в Законодательном совете, а через видеовыступление. Кэрри Лэм сосредоточилась на решении социальных проблем Гонконга, в частности на жилищных вопросах, с обещанием выделить земельные участки для строительства общественного жилья. В поддержку экономики правительство выделило пакет в размере 255 млн долл. США, включая субсидии для малообеспеченных и владельцев малого и среднего бизнеса, а также снизило налоги на заработную плату.

Очевидно, руководитель администрации надеется, что ее жилищные и прочие социальные инициативы помогут возродить уверенность в будущем города, очертить перспективы его развития после продолжительных антиправительственных протестов и восстановить доверие инвесторов к мировому финансовому центру. Ведь хаос, в котором находится Гонконг уже более пяти месяцев, серьезно подорвал финансовую систему города. Из-за рекордного снижения розничной торговли, роста безработицы и банкротств особенно страдают владельцы отелей, мелких лавочек и ресторанов. Так, по данным финансового департамента города, только за последний месяц закрылись 100 ресторанов, в которых работали около 2000 работников. А уровень занятости в отелях ныне составляет 60%, по сравнению с 91% в прошлом году. Зафиксированное в августе снижение количества прибывших, по данным международного аэропорта Гонконга, достигло 40%. Снижение произошло преимущественно из-за уменьшения на две трети количества посетителей из континентального Китая, которые в предыдущем году составляли большинство визитеров из 65 млн их общего количества. Согласно данным, обнародованным в докладе Goldman Sachs, по меньшей мере 3 млрд долл. США инвестиций за последние месяцы были переведены из Гонконга в Сингапур — еще одну бывшую британскую колонию и региональный конкурент в сфере международных финансов. Общее падение гонконгской экономики происходит самыми быстрыми со времен азиатского экономического кризиса 2009 г. темпами, так что власть заговорила о начале рецессии в САР.

Экономический спад превзошел все прогнозы экономистов, и ныне предвидеть окончание внутриполитического кризиса в регионе еще труднее. Очевидно, что игнорирование властью требований протестующих и простые призывы к миру не могут унять разбуженное общество. В последнее время из уст участников протестов и оппозиционных законодателей все чаще звучат призывы об отставке Кэрри Лэм. На днях одно из авторитетных изданий даже запустило информацию о том, что Китай готовится заменить руководителя САР временным руководителем — до завершения срока полномочий Лэм в 2022 г. Однако официальный Пекин поспешил заверить в отсутствии такого плана и поддержке нынешнего лидера региона. Очевидно, что Китай понимает слабость позиций Кэрр Лэм, но вместе с тем избегает прецедента смещения под давлением оппозиции законно избранного руководителя администрации одного из своих регионов, особенно на фоне распространенного мнения, что массовые протесты подогревают внешние силы. В некоторой степени продолжительные массовые протесты в Гонконге могут быть выгодны Китаю, поскольку вызывают негодование и неприятие среди граждан материка, а также усиливают уровень доверия к центральной власти и ее модели правления, которая гарантирует политическую стабильность и развитие. Однако в случае с Гонконгом, где все еще превалируют гражданские свободы, без отставки Кэрри Лэм и полноценного взаимодействия власти с широкими кругами общества не обойтись.

Зеркало недели
Поделитесь.