Укринформ: «Кипрский сценарий» на Кипре и на Донбассе – это две большие разницы Чтобы кипрский сценарий с Донбассом стал в принципе возможен, Москва должна признать, что "их там есть". Нужен «украинский вариант»

Министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко сказал в интервью “Радио Свобода”, что в результате срыва “нормандского формата”, Украину может ждать «кипрский вариант» на Донбассе. В 1974 году, в результате вооруженного конфликта, часть Кипра, государства-острова, была оккупирована соседом, и на оккупированной части образована Турецкая республика Северного Кипра (ТРСК), на сегодняшний день не признанная никем, кроме самой Турции. С тех пор ТРСК отделена от остальной части острова буферной зоной. Линию, разделяющую остров на два сектора (так называемая «Зеленая линия»), охраняет контингент Вооруженных сил ООН по поддержанию мира на Кипре (ЗСООНК). Киприоты по обе стороны этой линии худо-бедно научились с этим жить – и экономически, и политически. Хотя и хранят в коллективном сознании неприятие ситуации даже через поколения. В Украине так не будет, ведь Россия – не Турция. Почему?

Один остров – две республики

Для начала напомним о чем и о ком речь.

В результате распада Османской империи в начале XX века, остров Кипр оказался во временной (подмандатной) юрисдикции британской короны. Однако политической целью греков-киприотов был энозис – политическое присоединение острова к Греции по примеру острова Крит или Родос. Но Британия не спешила давать независимость Кипру. Кроме англичан, категорически против были настроены и турки-киприоты, компактно проживавшие в северной части острова. В дальнейшем, после обретения независимости, противоположные политические цели двух общин, из которых состоит население Кипра, стали причиной масштабного межэтнического конфликта и введения в 1963-1964 годах миротворческого контингента ООН. А потом в 1974 году после военного переворота в Греции под руководством так называемых “черных полковников”, турецкие власти, усматривая опасность для турок Кипра, ввела 30-тысячный военный корпус и заняла около 35% территории на севере острова, вместе с частью столицы Никосии, образовав там уже упомянутую Турецкую республику Северного Кипра. Греки-киприоты до сих пор считают территорию оккупированной – на государственном флаге Республики Кипр остров изображен в полном виде. Линию разграничения обеих частей острова уже 45 лет контролируют миротворцы ООН. Там не стреляют, но и попытки политического урегулирования, будь то встречи первых лиц или референдумы, ничего не дали – каждая сторона остается при своем.

Про жизнь сободных и оккупированных

Автор этого текста, находясь на Кипре еще в двухтысячных, могла убедиться в том, что ни смена поколений и политических элит, ни экономические достижения и вступление в 2004 году в Евросоюз, не изменили негативного отношения греков-киприотов к своим бывших соотечественникам туркам-киприотам. И хотя люди между собой контактируют и контакты эти очень ограничены – в греческой части острова визиты на оккупированную территорию и отношения с ее жителями не приветствуются. Не говоря уже о том, чтобы вести с ними какой-то бизнес.

Поэтому экономика северного Кипра крепко завязана на турецкий бизнес и финансовую систему Турции. Поскольку ТРСК находится под международными санкциями, то и капитал там преимущественно турецкий, или нелегальный, в основном, с российскими корнями. Турки пытаются развивать туристический потенциал, но из-за санкций туристы из “благополучных” стран не слишком охотно туда едут, опасаясь дальнейших проблем с миграционными службами.

Пляж на півострові Карпас
Северный Кипр располагает рекреационными возможностями едва ли не лучшими на всем острове. Пляж на полуострове Карпас

А последние репортажи из Северного Кипра доказывают, что несмотря на почти полувековой период после окончания военных действий, полностью оправиться от международной изоляции не получается. Как рассказывает журналистка Татьяна Негода, побывавшая в ТРСК в 2015 году, сразу после войны на севере оставалось не более 100 тысяч турок-киприотов, а присланные с большой земли турки-переселенцы утроили это число. “Они заняли дома и земли беженцев-греков, а те завалили Евросуд по правам человека исками, добившись признания Турции ответственной за нарушения прав человека на Северном Кипре и компенсаций на десятки миллионов евро. Отношения долго были натянутыми, но в апреле 2015 года в ТРСК избрали нового президента, а в мае стартовали переговоры о примирении между Северным и Южным Кипром. Пока успеха достигли лишь в деталях: турецким киприотам разрешено использовать название “халлуми” для экспортного сыра (что страшно возмущает греков), будут открыты несколько дорог для пересечения границы, система электроснабжения по острову станет единой, обе стороны обязуются прекратить глушить теле- и радиосигналы друг друга и указать места массовых захоронений жертв войны. Главный же вопрос – ликвидация границы – пока без ответа”, – говорится в репортаже Татьяны Негоды.

При этом, как отметила журналистка, за десятки лет мир в некотором роде “привык” и приспособился к ТРСК. Здесь де-факто работают дипломаты США, Германии, Англии, Франции, Австралии и ЕС. По паспорту ТРСК пускают даже в Британию, благосклонную к бывшей колонии.

У турок-киприотов “автоматом” есть и гражданство Республики Кипр, и турецкий паспорт: в Россию или Украину они едут по нему, в Европу – с кипрским. В последнее время благодаря некоторым “поблажкам” от сильных мира сего экономика ТПРК выглядит достаточно жизнеспособной.

Но ни в какое сравнение с экономикой Кипра она не идет. Сегодня разница между уровнем дохода населения Кипра и оккупированной части острова составляет примерно 6:1 в пользу киприотов, и это дельта продолжает расширятся.

Республика Кипр – популярный европейский курорт и финансовая оффшорная зона, которой охотно пользуются бизнесмены всего мира для уклонения от уплаты налогов у себя на родине. Вклады банковской системы Кипра на сегодня составляют 800% от размера ВВП страны. Украинский бизнес годами использует Кипр в своих схемах налоговой «оптимизации». Все украинские олигархи – владельцы компаний на Кипре, обладающих крупнейшими предприятиями в Украине. По словам экс-заместителя председателя НБУ Александра Савченко, на Кипре «скрываются» не менее $12-13 млрд украинского происхождения.

Кроме банковской сферы, одна из главных статей национального дохода – индустрия туризма, главный источник поступления иностранной валюты в бюджет республики.

ВВП Кипра в 2018 году составил $24,5 млрд. По подсчетам на душу населения – почти $31 тыс. Это вдвое больше, чем в самой Турции (но надо понимать, что и турецкое население на порядок больше). Ежегодные темпы прироста ВВП в последние годы составляет 3-4%.

Сегодня Кипр – одна из самых некоррумпированных стран, занимая 38-ю позицию по индексу восприятия коррупции среди 175 стран мира. При этом, согласно последним годовым рейтингам Всемирного банка, Кипр занимает 57 место среди 190 экономик по простоте ведения бизнеса.

Турция – не Россия, потому что как минимум “честно признает”

Упоминания со стороны главы украинского МИД о кипрском сценарии на Донбассе не прошли мимо внимания аналитиков. Сопоставив опыт Кипра и Украины, они и обосновали, почему кипрский сценарий “урегулирования” войны в Донбассе абсолютно нереалистичен.

Володимир Горбач

Владимир Горбач

Политический аналитик Института евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач в эфире 5-го канала объяснил: “Кипрский сценарий – это, по сути, вариант вечно не урегулированного конфликта. Не признанное государственное образование Турецкая республика Северного Кипра существует несмотря на многочисленные решения ООН, Совбеза и т.д. уже десятки лет. Напомню, основную часть населения северной части Кипра на момент ее оккупации Турцией составляли греки-киприоты. Хотя там присутствует значительное по количеству турецкое этническое меньшинство – турки-киприоты. В принципе, это разные народы, с очень конфликтной историей между собой (помним, как Греция боролась за независимость с Османской империей)”.

По мнению Владимира Горбача, захват Турцией части Кипра больше напоминает не события на Донбассе, а скорее молдавско-приднестровский конфликт. “Тогда русскоязычное население Приднестровья испугалось, что Молдова объединится с Румынией, и в противостоянии с Кишиневом получило военную поддержку России и теперь строит свою «государственность» под открытым российским протекторатом. Именно в этом существенная разница, ведь Турция на Кипре не заявляла , что “нас там нет”. Она также никогда не претендовала на ту часть острова Кипр, которая населена греками, не отрицала своей оккупации и не ставила себе задачу заблокировать движение Республики Кипр, например, в Европейский Союз”, – говорит аналитик.

По его словам, суть озвученного Вадимом Пристайко в том, что конфликт на Донбассе, как и на Кипре, может остаться не урегулированным навсегда. “Это последний сценарий из всех возможных. Но я думаю он для нас нереалистичен, потому что Россия – не Турция, и она никогда не оставит нас в покое. Российский аппетит “ЛДНРами” не ограничивается”, – отмечает Владимир Горбач.

Ни для кого не секрет, что планы путинской России заключаются в восстановлении фактически Советского Союза. По сравнению с Кипром, это если бы Турция стремилась восстановить Османскую империю. Поэтому делаем вывод: кипрский сценарий работает только на Кипре. В Украине возможен только украинский сценарий, когда армия и население должны противостоять попыткам Москвы вновь затянуть всю Украину в свою геополитическую и экономическую орбиты.

Укринформ
Поделитесь.