Foreign Policy: Взлет и падение российской армии наемников Система Путина, хотя в настоящее время стабильная и демонстрирующая посторонним образ монолитной структуры посторонним, на самом деле крайне персонализирована. Различные службы безопасности России пребывают в раздробленности, и единственной управляющей величиной является их согласие склониться перед нынешним президентом

“Российское предприятие “группа Вагнера”, теневая организация наемников, которая ведет секретные войны в интересах Кремля от Украины до Сирии и Центральноафриканской Республики, выглядит как некая структура из романа Тома Клэнси. Родившиеся из необходимости правдоподобного отрицания военных операций Москвы за границей, подрядчики “Вагнера” были в последние годы в авангарде одних из самых тяжелых боев на востоке Украины и в Сирии, прежде чем попасть в заголовки газет в результате наглого нападения на военные позиции США на северо-востоке Сирии в феврале 2018 года. “Группа Вагнера”, казалось, предвещала новую реальность, в которой она будет на острие агрессивной новой российской политики за рубежом. Но “Вагнер” может быть менее влиятельным, чем кажется”, – пишет на страницах Foreign Policy обозреватель Нил Хойер.

“Последние несколько месяцев были полны известий об изменении в судьбе группы”, – пишет издание, напоминая о двух расследованиях – расследовании “Новой газеты”, согласно которому три российских военных подрядчика, убитых в центральной части Сирии в середине июня, были не сотрудниками “Вагнера”, а частью другой подобной фирмы под названием “Щит”, и расследовании Meduza, которая побеседовала с одним из российских подрядчиков, дислоцированных в Венесуэле. “(…) Их источник, сотрудник “Вагнера”, раскрыл, что он и его коллеги-подрядчики служат просто охранниками офисных зданий “Роснефти” в Каракасе в течение ничем не примечательной годичной командировки. Другие опрошенные, в том числе давний сотрудник “Вагнера”, подтвердили, что сама по себе “группа Вагнера” не играла никакой роли в Венесуэле, вопреки первоначальным сообщениям”, – говорится в статье.

“По имеющейся информации, в последние месяцы эта группа потеряла опытных ветеранов в пользу других подобных групп, включая фирмы “Щит” и “Патриот”, в то же время утратив свою автономию в принятии решений и будучи пониженной до караульной службы в Сирии. “Вагнер” стал тенью своего прежнего “я”, и после фиаско в феврале 2018 года Кремль обрезал ему крылья, а его наиболее ценные сотрудники были поглощены конкурентами. Конфронтация “Вагнера” с американскими военными в Дейр-эз-Зоре в феврале 2018 года ознаменовала начало конца для фирмы (…). Самым поразительным аспектом этого инцидента было то, что он, очевидно, произошел без приказа самого Кремля или даже без его ведома. Утечка телефонных разговоров показала, что Евгений Пригожин, человек, которого называют ” поваром” президента Владимира Путина, который, как полагают, возглавляет “группу Вагнера”, приказал провести нападение после беседы с несколькими сирийскими коллегами по бизнесу. (…) Источники, близкие к российскому минобороны, сообщили российскому изданию The Bell, проводящему расследования, что были “просто ошеломлены”, когда узнали, что произошла атака, и потом глубоко сконфуженному Пригожину пришлось падать ниц перед кремлевскими чиновниками и обещать, что такая ошибка больше не повторится”.

“Похоже, ему вряд ли дали такую возможность. Уже в марте источники в “Вагнере” подтвердили другому российскому репортеру, что половина сил фирмы готовится к миссиям в Африке, поскольку их конфликт с Кремлем из-за Сирии продолжается. В этом свете операции группы в таких местах, как Южный Судан и Мозамбик, выглядят почти патетично”, – пишет Foreign Policy, добавляя, что это “преимущественно бесплодный поиск возможностей, которые могли бы приблизиться к тем, которые были в Сирии и на Украине”.

“Обучая небольшое количество второстепенных ополченцев в Центральной Африке и конкурируя, по-видимому, безуспешно, с Эриком Принсем (Blackwater) за контракты на обеспечение безопасности – это далеко не возглавление наступательных операций при поддержке российских ВВС в ходе гражданской войны на стратегически важном Ближнем Востоке. С появлением множества новых конкурентов, таких как “Щит”, “Патриот” (предположительно, напрямую связанных с министерством обороны) и “Вега”, дни “Вагнера” как лидера российских оборонных подрядчиков, вероятно, закончились”, – считает издание.

“Закат “Вагнера” вызовет немного слез в Кремле и вокруг него. Группа, по-видимому, была понижена в ранге без серьезного скандала, ее сотрудники рассредоточены по аналогичным группам, а ее операции свертываются. Сам Пригожин, который никогда не был в центре внимания, определенно не пытался усложнить ситуацию какой-либо публичностью, вероятно, осознавая, что это только поставит под угрозу его положение”, – говорится в статье.

“(…) Гораздо более тревожно, что “Вагнер” вообще был таким могущественным, – отмечается в публикации. – Кремль издавна ревниво охранял подходы к сфере безопасности, устанавливая строгие правила для частных охранных фирм, чтобы сохранить свою монополию на вооруженные силы в России. С юридической точки зрения, различных частных военных подрядчиков в России официально не существует: их существование остается незаконным в соответствии с российским законодательством (…). “Вагнер” развивался в этом правовом вакууме, превратившись из специального проекта некоторых амбициозных сотрудников Moran Security Group, российской фирмы по безопасности (…),в полноценную частную армию, владеющую российскими танками, артиллерией и до 5 тыс. военнослужащих. Он стал одной из самых мощных силовых структур с точки зрения бойцов и военной техники в Российской Федерации вне аппарата безопасности самого Кремля и аппарата Рамзана Кадырова, лидера Чечни, который руководит собственной личной армией, численность которой составляет десятки тысяч человек (…)”, – указывает автор публикации.

“Такого рода вызовы центральной власти Москвы неизбежно будут расти по мере того, как Россия приближается к неопределенности 2024 года, когда, согласно Конституции, наступит конец последнего срока Путина во главе исполнительной власти. В отличие от популярного образа всемогущего автократа, потрясающего всеми рычагами власти, Путин ведет Россию через ряд компромиссов и договоренностей среди влиятельных элит, от бизнесменов до бюрократов, со всемогущими силовиками или сотрудниками служб безопасности”, – считает Нил Хойер.

“Борьба за то, чтобы выкроить себе место и устранить конкурентов за пять лет до того, как наступит этот переломный момент, уже началась и, несомненно, продолжит углубляться с приближением следующих президентских выборов. Одна константа, один человек, стоящий у руля, от которого в конечном итоге зависят позиции всех остальных, может быть опрокинут, и вместе с этим “какофония” отдельных музыкантов, как назвала это аналитик Московского центра Карнеги Татьяна Становая, вот-вот заглушит остальную часть оркестра, которым дирижирует Кремль”, – говорится в статье.

“Система Путина, хотя в настоящее время стабильная и демонстрирующая посторонним образ монолитной структуры посторонним, на самом деле крайне персонализирована. Различные службы безопасности России пребывают в раздробленности, и единственной управляющей величиной является их согласие склониться перед нынешним президентом. (…) Конечно, вопрос о том, действительно ли Путин уйдет из власти в 2024 году, остается, но российский лидер не бессмертен, что означает переход власти – и борьба за положение, которая будет сопровождать его – должна случиться рано или поздно”, – утверждается в статье.

“Между тем “Вагнер”, хотя и впавший в немилость Кремля, продолжает играть вспомогательную роль в российских операциях за рубежом. Контингент “Вагнера”, недавно появившийся в Ливии, помогал силам ливийского генерала Халифы Хафтара на окраине столицы Триполи, (…) наряду со многими другими российскими подрядчиками по обеспечению безопасности. Поступали также сообщения о приготовлениях сил “Вагнера” на линии фронта в провинции Идлиб в Сирии к крупному наступлению, хотя фото- или видео-доказательств, подтверждающих это, мало. Похоже, что “Вагнер” утратил доминирующее положение главного российского военного подрядчика, которое он когда-то занимал, и теперь он вынужден действовать в гораздо меньших подразделениях и вместе с конкурентами, как новыми, так и старыми”, – пишет Foreign Policy.

“Вагнер”, возможно, был ослаблен, но его самое важное наследие – это то, что он вообще существовал. В России, где отсутствуют какие-либо правовые ограничения, которые могли бы регулировать и ограничивать масштабы частных военных фирм, где внутренняя борьба между элитами только растет, теперь существует прецедент для частной армии с численностью в тысячи человек, в конечном счете ответственной только перед тем, кто ее возглавляет, даже если этот человек и имеет невинно звучащее прозвище “повар”. Такие фирмы, как “Вега”, “Щит” и “Патриот”, в настоящее время являются бледным отголоском того, чем “Вагнер” был в расцвете своей силы в начале 2018 года, но у них есть яркий пример того, чем они могли бы стать в один прекрасный день. Те, кто остался из сотрудников “Вангера”, сейчас зачастую работают в качестве прославленных телохранителей и охранников торговых центров. Но преемники “Вагнера”, скорее всего, будут метить гораздо выше – и в менее стабильном постпутинском будущем это может представлять угрозу для российской и глобальной безопасности”, – резюмирует автор публикации.

Foreign Policy
Поделитесь.