Foreign Policy: Путин троллит США в Персидском заливе В отличие от США, у России нет личного интереса в ирано-саудовской борьбе. Суть ее политики заключается в том, чтобы стараться состоять в хороших отношениях со всеми: с иранцами, а также с их злейшими врагами Саудовской Аравией и Израилем, с Турцией и курдами, с режимом Башара Асада в Дамаске и его противниками

“Что бы вы ни думали о президенте России Владимире Путине, у этого человека своеобразное чувство юмора. Троллинг стал одной из его “фишек”, – пишет Foreign Policy. Если Саудовская Аравия хочет защитить себя, намекнул он 16 сентября, то она должна принять мудрое решение и последовать за Ираном и Турцией, которые закупили российские системы ПВО. Российские системы C-300 и C-400, продолжил он, “надежно защитят любые объекты инфраструктуры Саудовской Аравии”.В окружении президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и президента Ирана Хасана Роухани на совместной пресс-конференции в Анкаре в Турции после раунда переговоров по Сирии Путин обращался к другому своему другу, наследному принцу Саудовской Аравии Мухаммеду бен Салману.”

“Реакция России на недавнюю атаку беспилотников на нефтяные объекты Saudi Aramco многое говорит о том месте, которое она занимает на Ближнем Востоке. Если бы кризис случился несколько лет назад, мало кто беспокоился бы о том, что Москва думает о делах Персидского залива, – полагает газета. – Но теперь, благодаря ее военному вмешательству в события в Сирии Россию рассматривают как влиятельную силу. В отличие от США, у России нет личного интереса в ирано-саудовской борьбе. Суть ее политики заключается в том, чтобы стараться состоять в хороших отношениях со всеми: с иранцами, а также с их злейшими врагами Саудовской Аравией и Израилем, с Турцией и курдами, с режимом Башара Асада в Дамаске и его противниками. Имея относительно скромные военные присутствие, Россия не занимается игрой в местного шерифа и держится в стороне от ссор других. Она стремится получать геополитические и коммерческие выгоды без чрезмерных рисков. Это резко контрастирует с Соединенными Штатами, которые во всех отношениях по-прежнему остаются гегемонистской силой на Ближнем Востоке и, будучи таковой, несут затраты, связанные с поддержанием порядка”.

“Кроме того, проблемы в Персидском заливе приносят пользу российским интересам. Рост цен на нефть – хорошая новость для Кремля. По оценкам, повышение цены на 1 доллар будет приносить России дополнительные 7,5 млн долларов прибыли каждый день”, – подчеркивается в статье.

“В то же время российское правительство действует осторожно”, – пишет издание, указывая, что министр энергетики Александр Новак позвонил своему саудовскому коллеге принцу Абдулазизу бен Салману и просигнализировал, что Россия не будет наращивать производство, чтобы увеличить свою долю на мировом рынке за счет Эр-Рияда. ” В последние годы отношения между Саудовской Аравией и Россией процветали”, – отмечает газета.

“Ранее российское правительство смотрело на Персидский залив как на котел радикального ислама, изливающий свое разрушительное влияние на беспокойный Северный Кавказ. В настоящее время он рассматривается как источник возможностей – и благодаря его элитной недвижимости в Дубае, отвечающей интересам состоятельных россиян, и благодаря прибыльным оборонным рынкам, которые могут поглощать оборудование российского производства. Действительно, Путин в Анкаре шутил лишь наполовину. В конце концов, правительство Египта, финансируемое Саудовской Аравией, только что подписало контракт на 2 млрд долларов на покупку 50 российских истребителей МиГ-35. Деньги Персидского залива уже льются в казну России”, – пишет автор публикации Димитар Бечев.

“Между тем, продолжающееся сближение Москвы и Эр-Рияда не меняет того факта, что избранным российским партнером остается Иран, – подчеркивает Foreign Policy. – Хотя интересы двух стран иногда рассогласованы, дипломатические, оборонные и торговые связи с Тегераном лучше, чем когда-либо в истории. Вместе с европейцами Россия является гарантом ядерной сделки Ирана или того, что от нее остается. Теперь Путин представляет себя миротворцем и в Йемене”.

“Москва также является союзником Тегерана в Сирии. На трехстороннем саммите в Анкаре было объявлено о прогрессе в создании конституционного комитета в раздираемой войной стране. Иными словами, благодаря этой встрече Путин и Рухани еще на один шаг подтолкнули Эрдогана к восстановлению связей с режимом Асада. Иранцы добились еще одного важного успеха после того, как Россия (а также Турция) осудили авиаудары Израиля по Сирии. Какие бы различия между россиянами и иранцами не возникало на местах, особенно в том, что касается поддержки конкурирующих групп в режиме Асада, пока им удавалось успешно их улаживать”, – указывает автор статьи.

“Воинственная риторика Вашингтона в отношении Ирана, вероятно, еще больше сблизит Москву и Тегеран. Дмитрий Песков, пресс-секретарь Кремля, и Сергей Лавров, российский министр иностранных дел, решительно выступили против линии США, согласно которой Иран виноват в атаках беспилотников на нефте- и газоперерабатывающие объекты в Хураисе и Абкаике. Конечно, если напряженность выйдет из-под контроля и Соединенные Штаты начнут войну против Ирана, русские останутся в стороне. Но, учитывая склонность администрации Трампа бряцать оружием, а затем отступать, Путин вполне может воспользоваться еще одной возможностью, чтобы отшлифовать свой имидж восходящей звезды на Ближнем Востоке”, – резюмирует Foreign Policy.

Foreign Policy
Поделитесь.