Le Huffington Post: Почему иранцы больше всего ненавидят Макрона и Путина Аятоллы планируют продержаться до конца срока Дональда Трампа, и поэтому служат и нашим и вашим. Сегодня они говорят, что готовы вести переговоры с "кем угодно", а на следующий день навязывают предварительные условия для переговоров с Трампом

“Атака против нефтяной инфраструктуры Саудовской Аравии вновь усиливает напряженность в отношениях между Ираном и США. Этот эпизод согласуется с серией “таинственных атак”, нацеленных на гигантские танкеры в Персидском и Ормузском проливе несколько месяцев назад. Исламская Республика отвергает любую причастность к этим случаям, в то время как в июле прошлого года специальный советник аятоллы Хаменеи Али Акбар Велаяти сказал: “Если Иран не сможет экспортировать свою нефть, то и ни одна другая страна не сможет это делать”. Иранские лидеры не намерены смягчать свой пыл и продолжают занимать позицию силы, хотя и не имеют возможности себе это позволить”, – пишет Махназ Ширали, политолог, руководитель научно-исследовательского отдела Парижского католического института и преподаватель Парижского Института политических исследований, в издании Le Huffington Post.

“Спустя пятнадцать месяцев после выхода Дональда Трампа из иранской ядерной сделки 2015 года и возвращения санкций иранцы переживают одну из самых мрачных страниц своей истории: экономика их страны – уже обанкротившаяся перед санкциями – практически задыхается, их национальная валюта потеряла 75% своей стоимости, повсюду свирепствует нищета, аятолл ненавидят больше, чем когда-либо прежде, а политические репрессии никогда еще не были такими сильными со времен монгольского нашествия XIII века. Буквально на прошлой неделе жертвоприношение молодой иранской женщины, приговоренной к шести месяцам тюремного заключения за посещение футбольного матча, потрясло весь мир. (Жительница Ирана Сахар Ходаяри умерла в больнице после попытки суицида, которую она совершила в знак протеста против возможного тюремного заключения из-за посещения футбольного матча. – Прим. ред.)

” Иранские лидеры, осознавая свой успех – пусть не с иранцами, но по крайней мере, с иностранцами – пытаются найти способы незаметно решить свои проблемы с американцами вместо того, чтобы вступать с ними в прямые переговоры. Проблемы аятолл начинаются там, где впервые за сорок лет они сталкиваются с американским президентом, который хочет вести переговоры только под объективами камер, – отмечает эксперт. – Неспособные ни предать свою антиимпериалистическую позицию, ни отказаться от своей воинственной политики, аятоллы пытаются обойти санкции, то оказывая давление на европейское сообщество, то полагаясь на поддержку своего российского соседа, опасного Владимира Путина. Последнему удалось вырвать у Ирана морские права на Каспийское море в обмен на свою поддержку режима. Поддержку, которая быстро оказалась гипотетической, поскольку год спустя, в мае 2019 года, Путин заявил: “Россия – не пожарная команда, мы не можем всех подряд спасать”.

“Аятоллы планируют продержаться до конца срока Дональда Трампа, и поэтому служат и нашим и вашим. Сегодня они говорят, что готовы вести переговоры с “кем угодно”, а на следующий день навязывают предварительные условия для переговоров с Трампом. Тем временем они ведут переговоры с европейскими лидерами во главе с президентом Эммануэлем Макроном. Последний – для того, чтобы сохранить мертворожденное соглашение 2015 года любой ценой – пытается позиционировать себя в качестве посредника между Ираном и Соединенными Штатами, предлагая Исламской Республике кредит в размере 15 млрд долларов. Этот кредит мог бы спасти аятолл, позволив им обойти американские санкции”, – поясняет автор статьи.

“Имеются все основания полагать, что, в отличие от своего американского коллеги, президент Франции не обладает достаточными средствами для своих амбиций. Между тем, мотивы его стремления прийти на помощь Исламской Республике – режиму, ненавистному для собственного народа – покрыты тайной. Небезынтересно было бы напомнить, что сегодня иранцы ненавидят не автора санкций против аятолл Дональда Трампа, а друзей аятолл Владимира Путина и Эммануэля Макрона. На улицах Тегерана и других городов страны на стенах изображаются антироссийские и антифранцузские лозунги, а карикатуры на Эммануэля Макрона, где он одет в куфию и пиджак Ясира Арафата (великого сторонника Исламской Республики), без конца крутятся в социальных сетях”, – сообщает политолог.

“Иранцы, уставшие от сорокалетней нестабильности, кризисов и хаоса, в санкциях США видят возможность задавить режим аятолл. Хотя эти санкции делают их жизнь невыносимой, иранцы говорят, что они готовы страдать, лишь бы как можно скорее покончить с черной диктатурой аятолл; диктатурой, которая принесла им только войну и нужду. Фактически всякая поддержка аятолл лишь продлевает страдания общества, которое больше не принимает своих лидеров”, – резюмирует Махназ Ширали.

Le Huffington Post
Поделитесь.