Укринформ: Роберт Мугабе: «эталон» диктатора современности ушел в вечность Он умер в своей постели, его не судили, деньги, которые он оставил своим потомкам, не поддаются подсчету. Поэтому вопрос: где справедливость?

Смерть одиозной личности и анализ ее деятельности всегда упирается в крайности: для кого-то умерший будет героем и образцом, для других – преступником и негодяем. Объективность в данном случае не является приоритетом ни у политологов, ни – у историков. Но 95-летний Роберт Мугабе ушел из жизни, хоть и за границей и лишенный власти, но – свободный, без суда на родине, в окружении семьи, материально обеспеченный и в более чем почтенном возрасте. Именно то, что принято в современном мире? О чем свидетельствует именно такое окончание жизненного пути Роберта Мугабе?

Герои? Узурпаторы? Игроки с судьбой?

Если посмотреть на политическую биографию бессменного на протяжении 34 лет президента Зимбабве, то перед нами будет типичная картина героя освободительного движения, характерная почти для всего Африканского континента в 60-80-е годы прошлого века. Мугабе – начинал учителем в глубинке (еще типичными были карьеры юриста, пастора или журналиста), был многому свидетелем и на себе перенес преследования со стороны колонизаторов, имел гражданскую позицию, которая и привела его в ряды освободительного движения. В годы освобождения Африки от колонизаторов такие люди приходили к власти почти везде. А вот дальше начиналась прелюбопытнейшая трансформация.

Где-то – удавалось-таки начать с демократии, конечно, на определенный африканский манер, но – со сменяемостью власти, парламентской борьбой – например, как в Танзании, ЮАР, Камеруне или Того. Или же было так: режим личной власти – но с лидером, который пользуется авторитетом и не провоцирует репрессий или этнических чисток внутри страны – как Йовери Мусевени в Уганде или Сэм Нуйома в Намибии. Конечно, есть и примеры абсолютно преступных, патологических диктаторов, выпавших за пределы человеческого, как тот же Иди Амин в Уганде или людоед Бокасса в Центрально-Африканской Республике … Были и примеры личностной деградации, когда руководитель терял ощущение реальности от всеобъемлющей власти и впадал во всевозможные позорные и никчемные выходки, показательно издеваясь над общественным мнением и мировым сообществом – как Муаммар Каддафи, ливийский диктатор, который и закончил плохо …

Муаммар Каддафі та Роберт Мугабе

Муаммар Каддафи и Роберт Мугабе

Роберт Мугабе как раз больше похож на Каддафи по этой классификации. Конечно, Зимбабве не Ливия – ни по размерам, ни по природным богатствами. Но, в том числе благодаря экономической экспансии британской колонизаторской администрации, в стране на момент обретения ею независимости в 1980 году – уже была более или менее развита добывающая промышленность, самой прибыльной частью которой были алмазные карьеры, и сельское хозяйство тоже нельзя было назвать исключительно экстенсивным. Мугабе получил в управление бедную, но все же не безнадежную страну.

Как стать именем нарицательным

Мугабе был осторожен в восхождении на Олимп и мастером политической выдержки – через семь лет в должности главы правительства, он убрал со своего пути первого президента Зимбабве Канаана Банану – и стал президентом на три с лишним десятилетия. И – к началу «нулевых» был вполне воспринимаем мировым сообществом – и тем же Соединенными Штатами, и Британией. Почему? А потому, что гарантировал стабильность экономического процесса добычи алмазов и других природных ископаемых, как говорится – делился с «сильными мира сего».

А вот в 2000-х Мугабе настолько вжился в роль безраздельного хозяина страны, что решил отбросить какие-то условности или приличия: объявил, что белокожие фермеры, потомки колонизаторов, должны уехать из страны до конца года, иначе – им придется отправиться в тюрьму минимум на два года. Этого западный мир явно не ожидал – и был вынужден ввести против режима Мугабе и санкции и прекратить денежную помощь по программам МВФ. Ответом на это стала национализация всей собственности иностранных капиталистов в стране и введение контрсанкций, а экономическая политика в Зимбабве стала проводиться якобы исключительно в интересах чернокожего большинства.

Результаты ее – всем известны. Обесценивание валюты, обнищание населения и отсутствие хоть какой-то экономической стратегии и хоть каких-то реформ отбросили и без того бедную Зимбабве на обочину мировой экономики и уровня жизни. Цены на товары менялись не по дням, а по часам, для получения зарплаты людям приходилось брать тачки, чтобы загрузить в них десятки килограммов бумажных зимбабвийских долларов. Рекордом стал выпуск в конце «нулевых» купюры в 100 триллионов – и это было пиком экономического маразма режима Мугабе…

Во внешней политике диктатор выбрал путь откровенного хамства. Он обзывал последними словами президентов США и глав правительства Великобритании, вспоминая последнее ужасы колониальных времен и обвиняя во всех бедах Зимбабве именно то давнее уже прошлое. Внутри страны он издевался над оппонентами, бесстыдно фальсифицируя выборы и насмехаясь над ними, чего только стоит его фраза об очередной собственной «честной победе»: «Те, кто проиграл выборы, могут пойти и удавиться, если желают. Ни одна собака не захочет обнюхать их трупы». Практически все финансовые потоки в стране и доходы от продажи алмазов – теперь в Китай, Индию, Россию – направлялись непосредственно семье Мугабе и узкому кругу его ближайшего окружения.

Роберт Мугабе з дружиною

Роберт Мугабе з женой

Прижизненное отстранение вечного президента от власти стало возможным лишь тогда, когда он и его жена Грейс решили сделать власть наследственной – спутница Мугабе не скрывала своих политических планов, откровенно воевала против каждого из соратников мужа, который мог бы стать его преемником. Когда таким образом решили «убрать» вице-президента Эммерсона Мнангагву, популярного в армии и народе и чего скрывать – ученика и последователя Мугабе – ближайшее окружение и армия поняли – они следующие. И в ноябре 2017 года сделали все, чтобы заставить 93-летнего диктатора уйти подобру-поздорову. А господин Мнангагва – стал сначала и.о., а затем – и полномочным президентом.

Должно ли все же быть так?

Когда Мугабе ушел, вся эта поддержка и «единство с народом» испарилась мгновенно – более счастливых лиц, чем у жителей столицы Хараре и даже среди депутатов парламента – мир не видел давно. Впрочем, уговор есть уговор, и на родине с Мугабе поступили очень мягко: выплатили 5 миллионов американских долларов и назначили пенсию в 150 тысяч тех же долларов – как признание его роли в освобождении страны от колонизаторов. И хотя он заявлял о незаконности его отстранения от власти – эти заявления он делал уже далеко от Зимбабве – в Сингапуре, где много лет лечился от рака и скрывал это от соотечественников. Даже сегодня президент Мнангагва высказался очень почтительно об умершем и заявил что тот навсегда войдет в историю страны и всей Африки.

…Так что же это? Оправдание диктатора, признание того, что подобный человек имеет право умереть в своей постели? И да, и нет. С одной стороны Мугабе не прибегал к открытому террору, он просто перестал воспринимать реальность адекватно, почувствовал себя «хозяином мира». Наконец, ему хватило ума не проливать кровь, а все же уйти. Но есть проблема: в мире, где нет единого набора ценностей, где царит прагматизм и рациональность, именно такая – в своей постели – смерть человека, имя которого стало нарицательным при обозначении диктатуры и попрания прав человека – очень мощный сигнал той реальности, которая оправдывает двойные стандарты и готова к очень болезненным компромиссам. Что ж, Мугабе пошел уже навсегда – но его пример остается – не только для осуждения. Но и для подражания. К сожалению.

Укринформ
Поделитесь.