Укринформ: G6+Трамп: «потрясающее» единство и Нормандский саммит в сентябре Саммит G7 можно считать «условно успешным» хотя бы потому, что не произошло ничего слишком скандального

Накануне на побережье Атлантического океана, во французском курортном Биаррице, лидеры «Группы семи» – неформального клуба крупнейших экономик и демократий мира – завершили трехдневный саммит.

Франция, которая в этом году председательствует в G7, предложила лидерам привлечь внимание и принять действенные решения по борьбе с неравенством в мире. Именно это определило приоритеты Парижа и сформулировало официальную повестку дня председательства и встречи высокого уровня как кульминации в демонстрации международных усилий по преодолению глобальных вызовов человечества.

Термин «большая семерка», который преимущественно употребляется в неанглоязычном публичном пространстве, не совсем корректен интерпретацией буквы «G». Мол, с английского – это как great, то есть «большой». В то же время правильно этот неформальный всемирный форум называется просто «Группой семи» (Group of Seven). Хотя этот клуб справедливо объединяет крупные экономики и, что также очень важно и принципиально, демократии, а не репрессивные режимы.

1

Фото: Official White House/Shealah Craighead

ГЛАВНЫЕ ДИСКУССИИ – ВНЕ ОФИЦИАЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ

Большая часть официальной программы саммита посвящалась, собственно, борьбе с неравенством, утверждению гендерного равенства (включая расширение прав и возможностей девушек и женщин), противодействию климатическим изменениям, сохранению биоразнообразия и защите океанов, углублению партнерства с Африкой, цифровой трансформации. Но эти глобальные проблемы все-таки не были в фокусе пристального внимания СМИ и экспертной среды. Их рассмотрели планово, ровно, протокольно-дипломатично. Исключением стало отсутствие президента США Дональда Трампа на сессии, посвященной климату.

А наибольшие дискуссии состоялись относительно вопросов международной безопасности, в частности, и агрессии России против Украины, а также ситуации в отношении Ирана, Сирии, Ливии, Гонконга, Ближнего Востока. По настоянию Соединенных Штатов лидеры отдельно сосредоточили внимание на глобальной экономике и торговле. Все это происходило на фоне горящих «легких планеты» – тропических лесов Амазонии – и бездействия бразильского президента в тушении пожаров.

Проблематика Brexit также не была в официальной программе саммита, но вокруг нее продолжились горячие дискуссии, учитывая высокую вероятность «жесткого» выхода Великобритании из Евросоюза 31 октября.

Official White House Photo by Shealah Craighead

Фото: Official White House/Shealah Craighead

«ДЕМОТИВАТОР» ТРАМП И САММИТ БЕЗ КОММЮНИКЕ

Много прогнозов о результатах и последствиях этого саммита сводились к мысли, что встреча высокого уровня уже может считаться просто успешной, если ничего скандального не произойдет, если президент Трамп не прибегнет к очередному демаршу, не покинет Биарриц досрочно (как это было в прошлом году в Канаде) или не обнародует очередное неоднозначное заявление. Эксцентричный хозяин Белого дома ныне является одним из главных «демотиваторов» западного мира. В отношении большинства глобальных и региональных проблем, которые затрагивались на саммите во Франции, Трамп или имеет кардинально иную, или особую позицию. В частности, Трамп с его парадигмой “Америка прежде всего” имел отличную от большинства партнеров по G7 позицию относительно урегулирования вопроса вокруг иранской ядерной программы, отношения к международным усилиям в противодействии климатическим изменениям, последствиям Brexit, торговой войны с Китаем. Можно вспомнить и о противоречиях в сфере налогообложения американских технологических гигантов Францией и намерениях американского лидера ввести в ответ 100% пошлины на экспорт французского вина.

Именно из-за таких разногласий, как это очевидно прослеживалось перед началом саммита, хозяин встречи президент Франции Эммануэль Макрон решил не предлагать лидерам принимать итогового коммюнике.

Является ли это формальным признаком упадка формата «Группы семи», неспособности сохранить единство в сложном мире? Частично – да. Но не все однозначно. Оценивать ситуацию необходимо также с позиции личностных амбиций и внутренних политических перспектив в своих странах отдельных лидеров.

Так, канцлер Германии Ангела Меркель сохраняет заслуженное влияние, но уже объявила о достойном решении завершить политическую карьеру.

Для британского премьера Бориса Джонсона сегодня главные хлопоты – в плоскости Brexit и слишком сложных для воплощения амбиций Лондона пересмотреть некоторые положения соглашения о выходе из ЕС.

Для популистского правительства итальянца Джузеппе Конте политическая песенка уже спета, хотя он еще формально представлял свою страну на саммите. Выглядел, к слову, печальным и растерянным.

А политический холерик Трамп – полон авантюризма и уже неофициально начал избирательную кампанию с намерением продолжить с 2020 года вторую президентскую каденцию в Белом доме.

Обособленная позиция американского лидера во взглядах на большинство глобальных проблем уже выведена через символическую формулу G6+1.

Official White House Photo by Shealah Craighead

Фото: Official White House Photo/Shealah Craighead

BREXIT И «МИСТЕР БЕЗ СОГЛАШЕНИЯ»

С учетом Brexit, нынешнюю «семерку» можно также посчитать как G5+2. Согласно этой конфигурации, Великобритания и США в лице Трампа, который полностью поддерживает Джонсона и категорически советует не платить 49 млрд евро «отступных» за выход из ЕС, противостоят позиции остальных, особенно Франции, Германии и президента Европейского совета Дональда Туска.

Лондон возлагает большие надежды на углубление экономического партнерства с Соединенными Штатами после Brexit, когда Британия лишится преимущества и возможности пребывания в таможенном союзе ЕС. Трамп и Джонсон с радостью договорились о начале переговоров относительно всеобъемлющего торгового соглашения между сторонами, которое имеет целью миллиардные увеличения товарооборота и создание миллионов дополнительных рабочих мест.

Сейчас Даунинг-стрит подняла амбициозный вопрос перед ЕС. Речь идет о пересмотре одного из положений итогового соглашения о Brexit, переговоры относительно которого были завершены в ноябре 2018 года при премьерстве Терезы Мэй. Однако 400 страниц юридического текста все равно не ратифицированы британским парламентом и не вступили в силу. Чувствительными для нынешнего британского руководства остаются договоренности о режиме (так называемый backstop) на границе между Ирландией как членом ЕС и Северной Ирландией, которая входит в состав Соединенного Королевства. По результатам переговоров о выходе Британии из ЕС, граница должна оставаться прозрачной при условии временного продления пребывания Северной Ирландии в таможенном союзе ЕС. Но в Лондоне это воспринимают как посягательство на экономический суверенитет, поэтому и подняли вопрос о дополнительных переговорах. В Евросоюзе нет консенсуса относительно их возобновления и пересмотра соглашения.

Президент Европейского совета Туск выразил сожаление, что премьер Джонсон может войти в историю, как «мистер без соглашения». Ведь выход Соединенного Королевства без вступления в силу соглашения с ЕС, то есть «жесткий» Brexit, будет иметь негативные последствия для благосостояния британских граждан и стабильности государства. В свою очередь, Джонсон парировал, что это Туск будет «мистером без соглашения», если не обеспечит пересмотр договоренностей. При любых условиях, популистская авантюра британских политиков только усложнила жизнь на Туманном Альбионе и уже приводит к огромным политическим и экономическим убыткам.

Такой заочный обмен эмоционально окрашенными сравнениями пока не помешал политикам вести себя вполне дружно во время двусторонней встречи, обмениваться шутками и выражать надежду на стратегическое и углубленное партнерство после 31 октября.

ПРИГЛАСИТ ЛИ ТРАМП ПУТИНА НА ГОЛЬФ?

Умиротворяющее заигрывание некоторых западных демократий с агрессивной Москвой также стали факторами, которые добавили остроты дискуссий в «Группе семи». Предпринятая в прошлом году на саммите G7 в Канаде президентом Трампом инициатива восстановить «восьмерку» с Россией имела неоднозначное продолжение во Франции.

Комплиментарности в отношении Путина со стороны Макрона во время визита хозяина Кремля на Лазурный берег на прошлой неделе также вызывали возмущение, обеспокоенность и негативные оценки. Правда, французский лидер позже уточнил позицию, добавив, что G8 с Россией возможно при условии прогресса в вопросе Украины.

Но инициативу о безусловной реабилитации РФ в клубе «восьми» вновь озвучил Трамп. Ее также поддержало традиционно пророссийское руководство Италии, которая, однако, сейчас переживает правительственный кризис и не имеет значительного влияния на глобальные процессы.

Позиция Японии в лице премьер-министра Абэ на саммите о возвращении РФ четко артикулирована не была. Но здесь следует учитывать осторожную позицию Токио, которое надеется вернуть свои острова на Дальнем Востоке.

В свою очередь, позиции Германии, Великобритании и Канады были и остаются четкими и категоричными: возвращение России преждевременное, условия не созданы, прогресса в отношении Украины нет.

Наиболее конкретным был президент Европейского совета Туск. Он заявил, что будет убеждать участников G7 пригласить в качестве гостя на следующий саммит «Группы семи» именно Украину. Увы, но политическая карьера Туска на посту руководителя институции ЕС завершается 31 октября. Следовательно, Украина не будет иметь такого искреннего и эффективного друга на топ-должности в Европейском квартале в Брюсселе.

При таких обстоятельствах Трамп немного уменьшил свои амбиции, высказался о высокой вероятности приглашения России на следующий саммит, но только в качестве гостя. В Белом доме будут иметь право это сделать, ведь Соединенные Штаты в 2020 году будут председательствовать в G7 и будут хозяевами следующего саммита. Сам Трамп уже объявил о намерении принять саммит G7 на своем частном гольф-курорте в Майами.

К слову, желание Трампа стратегически поговорить с Путиным не помешало Вашингтону ввести против России очередной пакет санкций. Это -в ответ на применение Россией химического оружия на территории Великобритании.

Следовательно, на уровне G7 восстановление формата до «восьми» с Россией сейчас невозможно. Консенсус отсутствует.

Но, объективно, соответствует ли РФ критериям и принципам членства в элитарном клубе «Группы семи»? Является ли Россия большой мировой экономикой, глобальная специализация которой остается сырьевой? Нет. РФ не входит даже в десятку крупнейших экономически и технологически развитых стран мира. Является ли Россия демократической страной, которая защищает права человека? Тоже нет. Но это и есть один из основополагающих критериев для принятия в «Группу».

Не секрет, что приглашение РФ в 1997 году, тогда в лице президента Бориса Ельцина, к формату G8 было авансом Москве, сделанным в надеждах, что это ускорит демократические преобразования в государстве, будет способствовать экономическому развитию, утвердит потепление между демократическим миром и бывшей советской империей после окончания «холодной войны».

Сегодня, при правлении «царя» Путина, ситуация только ухудшилась. Кремль развязывает войны, оккупирует территории соседних государств, нарушает международное право, укрепляет авторитаризм, репрессирует и подавляет собственных граждан и непокоренных украинцев. Единственным справедливым критерием, что Россия – это большая страна, является ее самая большая в мире территория.

Official White House Photo by Shealah Craighead

Фото: Official White House/Shealah Craighead

НЕОЖИДАННОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ И «ПОТРЯСАЮЩЕЕ» ЕДИНСТВО

И все-таки лидеры G7 согласовали большинство ключевых принципиальных позиций по главным вопросам. По крайней мере, об этом можно судить по хорошему настроению политиков, которое они демонстрировали на итоговых конференциях по результатам саммита, а также по совместному краткому заявлению или декларации (вместо традиционного расширенного коммюнике), которую все же «протолкнул» Макрон. По словам французского президента, он сам подготовил текст объемом примерно в одну страницу. Это обеспечило умеренный успех для самой встречи высокого уровня, воплотило надежду на единство в клубе мировых демократий и принесло политические дивиденды хозяину саммита Макрону.

«Это действительно успешный G7. Было потрясающее, большое единство», – высказался о саммите Трамп, который, как известно, не сдерживает себя в жесткой критике всех и всего, что его не устраивает.

В отношении Украины главным конкретным результатом является вынесение вопроса возобновления переговоров в Нормандском формате на наивысший мировой политический уровень и его поддержка «Группой семи».

«Франция и Германия организовывают саммит в Нормандском формате в течение ближайших недель с целью получения конкретных результатов», – говорится в заявлении.

Макрон уточнил, что такой саммит может состояться в сентябре, ведь для этого «сложились подходящие условия». Интересно, какие?

Укринформ
Поделитесь.