ИС: Африканские истоки макроновской политики умиротворения российского агрессора Если в ЦАР Париж еще как-то скрепя зубы временно терпит российское присутствие, то попытки Москвы войти в Нигер или Мали, где также есть стратегические запасы урана, могут вызвать настоящую российско-французскую войну

Установив контроль над Центральноафриканской Республикой, Москва вторглась в сферу влияния Франции, и начала диктовать Парижу свои условия. Чтобы остановить потерю влияния на жизненно важном африканском пространстве, президент Эмануэль Макрон встал на путь опасных заигрываний с Кремлем.

«Утомленные» войной на Донбассе

Встреча президента Франции Эмануэля Макрона с президентом РФ Владимиром Путиным в Форт де Брегансон, что на Лазурном берегу, оказалась на удивление приятной для россиян. Путин буквально был обласкан со стороны французского лидера, и получил от него довольно серьезные подарки. Итогом рандеву выступают сигналы о том, что страны Запада готовы и далее следовать курсом политики умиротворения агрессора и провести реинкорпорацию Москвы в полноправные члены международного сообщества. Сторонники real politik могут праздновать своеобразную победу над сторонниками идеи европейских ценностей, на передовой линии защиты которых находится Украина, много лет выполняющая роль щита на восточном фланге евроатлантического мира. Но пятилетка войны, развязанной Россией на Донбассе, оказалась непомерно утомительной для европейцев.

Лидеры ЕС столкнулись с комплексом проблем, ссылаясь на которые они готовы пойти на уступки Кремлю, даже если при этом будет разыграна украинская карта. Миграционный кризис, Brexit, ослабление евроатлантической солидарности с приходом администрации Трампа, выступающего с тезисом, что безопасность членов НАТО стоит денег, рост популизма, евроскептицизма и ультраправых сил, щедро подпитываемых российскими спецслужбами, применение РФ информационного оружия против стран ЕС, сделали свое дело. Европа почувствовала свою слабость и беззащитность перед угрозами и шантажом России, особенно в свете демонтажа системы договоренностей в военной сфере, в частности относительно ракет малой и средней дальности.

Пока в Лондоне новый кабинет Борис Джонсона лишь входит в курс дел, пока канцлер ФРГ Ангела Меркель готовится к уходу и теряет политических союзников, пока итальянские популисты в борьбе за власть устраняют кабинет Джузеппе Конте, европейский корабль теряет ориентиры для своего поступательного движения. Это вынуждает Францию, пережившую бурю «желтых жилетов», брать на себя лидерство делами на континенте. В условиях тревог и нервозности проходит подготовка к 45-му саммиту «Большой семерки» во французском Биаррице, топовой темой которого обозначены отношения России и ЕС.

Подыгрывая Путину…

Париж, закрыв глаза на деятельность Кремля по разжиганию конфликтов в Украине, Сирии, Ливии, которая подрывает позиции стран ЕС, начал заискивать с агрессором и сдавать ему на милость, как он считает, второстепенные вопросы, чтобы сохранить то, что для него действительно значимо.

Во-первых, Макрон заявил, что «поскольку Россия является европейской страной, она имеет свое полное, полноправное место в европейской семье». Именно поэтому Франция приложила все усилия для того, чтобы Россия вернулась в лоно Совета Европы. И, поскольку Франция является председателем Совета министров Совета Европы, мы смогли воспользоваться данной возможностью и предпринять необходимые меры. Как известно Россию лишили права голоса в апреле 2014 года после того, как была принята резолюция «решительно осуждающая российскую военную агрессию и дальнейшую аннексию Крыма».

Во-вторых, президент Франции выразил надежду, что те факторы, которые последние десятилетия отдаляли Москву и Париж, не помешают построить Европу от Лиссабона до Владивостока, ведь «Россия – европейская страна до глубины души», и необходимо, чтобы российские граждане слились с европейским миром. Франция поможет перестроить, пересмотреть архитектуру доверия между РФ и ЕС.

Макрон, по сути, озвучил идею Путина, высказанную еще в начале 2000-х гг. Тогда были достигнуты договоренности о формировании общего экономического пространства, координации правил экономической деятельности без создания наднациональных структур. В развитие этой идеи РФ предложила европейцам вместе подумать о создании гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока, о зоне свободной торговли и даже более продвинутых формах интеграции. О формировании согласованной политики в сфере промышленности, технологий, энергетики, образования и науки. И, наконец, о снятии визовых барьеров… Это все составляющие путинского плана «большой Европы», это его стратегический проект установления гегемонии над европейским регионом с целью дальнейшего силового доминирования в масштабах не меньших, чем в 1945 году представлял в своей голове Сталин.

Франция становится соучастником этого проекта в духе «союза двух императоров», образца 1807 года, но только в зеркальном виде. Как известно, Тильзитский мир завершил войну четвертой коалиции, в которой Российская и Французские империи были врагами. Тогда российский император Александр І предал свою союзницу Пруссию и признал все завоевания Наполеона в Европе, что стало его триумфом. Теперь же Макрон признает «завоевания» Путина, и он чувствует свое величие, и как с ним, брутальным мачо, начинают считаться. Более того, Макрон после встречи с ним позвонил Трампу, и они вместе решили пригласить Путина на саммит возрожденной «большой восьмерки» в США, намеченный на начало лета 2020 года. Как известно, Москва была исключена из состава G8 из-за начала оккупации украинского Крыма.

Более того Макрон, оттеняя тему Крыма, выдвинул тезис, что в ближайшее время состоится встреча с президентом Украины Владимиром Зеленским в рамках созыва очередной встречи «нормандского формата». Но здесь Путин выставил требование: пока не будет конкретных действий, расписанных в минских соглашениях, он не видит необходимости такой встречи. В качестве нового импульса для встреч должны выступать процедуры по имплементации положений об особом статусе Донбасса, а также необходимы другие шаги, такие как амнистия.

При этом Путин против расширения Нормандского формата. В общем, Кремль отвергает украинские инициативы по достижению мира на Донбассе, и хочет, чтобы все шло только по российскому сценарию.

Поразительно, но Макрон даже на фоне вероятных уступок в позиции по украинскому вопросу, продолжает стелиться перед Путиным, и хочет взять на себя роль временного представителя РФ на саммите G7 в Биаррице. На нем обсуждается механика снятия санкций с России, и здесь французы хотели бы урвать по максимуму для себя.

Путин подчеркнул, что в РФ работают более 500 компаний из Франции, они обеспечивают большое количество рабочих мест, поставляют большие объемы товаров. Если стороны нормализуют свои отношения, то они бы могли работать еще лучше. Безусловно, для Макрона очень важны интересы капитанов французского бизнеса, ведь от них зависит благосостояние его электората.

Но у Путина, кроме интересов французских корпораций в России, появился еще один очень мощный рычаг давления на экономику Франции. Речь идет о вытеснении Парижа россиянами из его безусловной сферы влияния в Африке.

Борьба за ресурсную базу

Африканский регион имеет огромное символическое, политическое, экономическое значение для Франции. Франсуа Миттеран, бывший президент Франции, еще в 1957 году пророчески заявил: «Без Африки, Франция не будет иметь истории в ХХІ веке». Его приемник Жак Ширак в марте 2008 года подчеркнул: «Без Африки Франция будет отодвинута до статуса третьесортной силы».

Действительно, именно территории в Африке составляли основу французских колониальных владений. Уже после освобождения и провозглашения независимости, Париж смог сформировать систему патронажа и всесторонней опеки над своими бывшими владениями в Африке, известную, как «Франсафрика».

Эта модель состоит из нескольких компонентов. 14 стран Западной и Центральной Африки хранят свои национальные финансовые резервы во Французском центральном банке. Речь идет о 600 млрд.$ средств африканских стран, которые не могут ими быть полноценно использованы для нужд своего развития. 65% из этих денег это сбережения, находящиеся на счету французского казначейства, 20% это финансовые обязательства африканцев, и только лишь 15% они могут использовать по своему усмотрению. Если им нужно больше средств, то они должны на коммерческой основе заимствовать их у французов.

По сути, африканцы выступают в роли налогоплательщиков в бюджет Франции, но при этом не получают от Парижа никаких услуг или преференций за это. Французские граждане уже полстолетия благоденствуют за счет отъема сбережений африканцев. Инструментом поддержания этой системы выступает валюта – франк КФА, эмиссия которого находится под контролем Франции, что делает африканские страны полностью подконтрольными в сфере финансов. Каждый год страны Африки, где ходит франк КФА, должны сверять свои балансовые отчеты с французским центральным банком. Париж до сих пор имеет приоритетные права на покупку природных ресурсов своих бывших колоний, сфера госзакупок этих стран находится под контролем Франции и они не обладают правом поиска новых более приемлемых партнеров.

Африканцы остаются зависимыми и в военном плане, и в сфере безопасности. Речь идет, с одной стороны, о навязанных им договорах безопасности и обороны, согласно которым они должны быть союзниками Франции в том случае, если она вступает в войну с кем-либо. С другой стороны, французы располагают военными контингентами на территории Джибути, Габона, Кот д’Ивуара, Сенегала, Мали, Буркина-Фасо, Мали, Чада, численностью более 4500 солдат. В период с 1960 по 2000 г. французские военные осуществили 122 интервенции в африканские страны в рамках 33 больших военных операции. Также французские военные концерны отвечают за вооружения армий многих африканских стран, что увеличивает зависимость.

Ее бывшие колонии очень важны для Франции в ресурсном плане: ведь она остается вторым после Китая покупателем сырья из Африки. Речь идет о какао-бобах (12% импорта Франции), нефти (30%), уране (около 20%), фруктах (7%), древесине (11%), железной руде и рыбе (8%).

Если говорить об уране, то он особенно важен для французской безопасности. Для Франции ядерная энергетика имеет стратегическое значение: она обеспечивает около 75% энергобаланса страны. Крупнейшая в мире корпорация EDF (Electricite de France) управляет 59 энергоблоками на 18 АЭС, она обеспечивает электроснабжение 25 млн. домов. Многочисленные и мощные АЭС – это условие выживания индустриального сектора экономики Франции. В цене французских товаров заложена очень значительная энергетическая составляющая, ее рост прямо пропорционален падению рентабельности производства. При этом, расценки на электричество для промышленного сектора Франции уже сейчас заметно выше, чем у Германии: 46 и 36 евро за мегаватт-час соответственно. Многочисленные французские АЭС нужно обеспечивать урановым топливом, чем занимается корпорация Areva, которая производит почти 20% урана в мире – третье место по его добыче в мире. При этом почти весь уран компания добывает в странах тропической Африки, в основном речь идет о Нигере, Габоне, Мали и ЦАР. Урановые руды в этих странах содержат высокую концентрацию урана, что снижает издержки при его добыче. При этом, французы устанавливают закупочные цены на африканское урановое сырье в 3-4 раза ниже, чем рыночные. В итоге только Республика Нигер за 50 лет независимости недополучила от 14 до 20 млрд.$. Между тем, доходы от продажи урана составляют примерно треть поступлений в бюджет государства, а выручка Areva в 2012 г. превзошла национальный бюджет Нигера в четыре раза.

Учитывая такое огромное значение африканских ресурсов для Франции, она с огромным вниманием относится к поддержанию своего влияния в бывшей Франсафрике, которая является наиболее значимой частью мирового пространства франкофонии.

«Свято место пусто не бывает»

Тем не менее, под давлением международного сообщества, Париж в последние десятилетия начал сворачивать механизмы, поддерживающие функционирования механизма Франсафрик. В итоге, в 2012 году президент Франсуа Олланд заявил, что позорное явление «Франсафрик» перестало существовать, что не помешало французам осуществить интервенции в Мали и ЦАР, которые показали, что операционные возможности Парижа для безграничного вмешательства в дела африканских стран исчерпаны, и теперь он в состоянии вмешиваться лишь точечно.

Даже на этом фоне Францию продолжили критиковать итальянские популисты, получающие поддержку из России. В январе 2019 года министр экономического развития, труда и социальной политики Италии, заместитель председателя Совета министров Италии Луиджи Ди Майо обвинил Францию в непрекращающейся колонизации Африки, ее разорении, что усугубляет миграционный кризис. Он выразил пожелание, чтобы ЕС подвергал санкциям страны, «ответственные» за то, что жители Африки покидают континент, а также за плачевное положение мигрантов на Средиземноморье. «Я думаю, что все так и есть. Франция мешает развитию и подстегивает отъезд беженцев, будучи страной, которая печатает деньги для 14 африканских государств. Если Европа хочет проявить немного смелости, ей следует разобраться с темой деколонизации Африки», — сказал политик-популист.

Пользуясь противоречиями, которые существуют между странами-членами ЕС, Москва осуществила широкомасштабную экспансию в ряд стран Африки, вытесняя французов с их насиженных мест. Конечно, здесь речь идет о массированном российском вмешательстве в дела ЦАР.

В 2013-2016 гг. вооруженные силы Франции осуществили гуманитарную интервенцию в ЦАР, известную под названием операция «Сангарис», в которой участвовали до 2000 человек. Целью операции было остановить резню мусульманского населения, которая началась боевиками христианской милиции «анти-Балака» после того, как режим исламской милиции «Селека» пережил коллапс, а их лидер Мишель Джотодия бежал из страны.

После президентских выборов в ЦАР и формирования аппарата власти президента Фостена-Арканжа Туадеры, Париж вывел свой контингент, т.к. у него была острая нехватка финансовых ресурсов для его содержания.

В итоге, новоизбранный лидер ЦАР столкнулся с ситуацией риска потери управляемости регионами страны из-за продолжающихся действий различных повстанческих группировок. Чтобы избежать переворота, он обратился за военной помощью к Москве, которая набрала значительный опыт в ходе ведения боевых действий на территории Украины и Сирии с использованием наемников. Чтобы избежать очередной дестабилизации ситуации в ЦАР, Франция через СБ ООН смогла продавить резолюцию, впустившую россиян в сердце Африки.

О чем, впрочем, в Елисейском дворце очень скоро пожалели. Уже осенью 2018 года министр обороны Франции Флоранс Парли заявила: «Мы открыли для России дверь, чтобы она могла поставить правительству ЦАР оружие под эмбарго ООН, но она сегодня зашла слишком далеко. Ее военные консультанты ведут себя в Банги как проконсулы. Они вызывают к себе парламентариев, что порождает негодование за границей».

Речь шла о том, что Кремль через подконтрольные ему СМИ, такие, как RT France, начал дезинформационную компанию против Парижа, чтобы очернить образ страны во всей франкофонной Африке. Французы считают, что планы России идут дальше ЦАР, однако не говорят никакой конкретики об истинных намерениях Кремля. ЦАР, вероятно, представляет собой своеобразный испытательный полигон для междисциплинарного подхода (политика, армия, экономика, СМИ), который затем может быть повторен в других регионах.

РФ планирует развернуть в ЦАР от 2000 до 5000 человек контингента, тогда как сейчас у нее в Банги 5 офицеров и 170 гражданских инструкторов, которые помогают готовить новую армию ЦАР и осваивать полученное от Москвы оружие, поставленное по разрешению разово обойти эмбарго ООН. Но, похоже, после такой слабины россияне готовы достаточно вольно трактовать текст резолюции. Наемники из ЧВК «Группа Вагнера» численностью в 150 человек разместились во дворце Беренго в 60 км от столицы Банги и теперь обеспечивают безопасность президента Туадеры. Это далеко не все российские наемники в ЦАР, ведь еще есть отряды, которые помогают российским геологам изучать недра республики на предмет поиска месторождений алмазов, золота, олова, урана и других полезных ископаемых.

Африка для африканцев? Или «полигон» для Кремля?

Россиянин, советник президента Туадеры по вопросам внутренней безопасности Валерий Захаров стал серым кардиналом республики, и де-факто уже полтора года управляет ее делами. Он обсуждает вопросы с правительством, мятежниками «Селека» и отрядами «Анти-Балака». Он проводит встречи с мэрами, депутатами и религиозными деятелями. В частности, он организовал в августе 2018 года в Хартуме собрание с участием лидеров вооруженных групп Али Дарасы из «Союза за Центральную Африку», Абуллы Хисена и Нуреддина Адама из «Народного фронта возрождения Центральной Африки». Россияне также поддерживают контакт с их бывшим лидером Мишелем Джотодией, который сейчас находится в Бенине. Более того, россияне готовят федерализацию территории ЦАР на основании старого проекта мятежников по восстановлению королевства Дар аль-Кути, которым правили мусульмане в XIX веке.

С помощью посла РФ в Судане Владимира Желтова, суданских спецслужб, без какой-либо координации с Парижем Москва в январе 2019 года собрала 14 враждующих между собой центральноафриканских группировок, чтобы они провели «переговоры последней надежды», как писали журналисты информационного агентства РИА ФАН, подконтрольного Евгению Пригожину. До этого он лично прилетал в Хартум в августе 2018 года, чтобы провести кулуарные встречи с лидерами группировок ЦАР. Тогда министр обороны Франции Флоранс Парли указала, что «Присутствие РФ в ЦАР действительно имеет место, но я не уверена, что действия Москвы, в том числе соглашения, достигнутые в Хартуме в августе, способствуют нормализации ситуации в стране». По мнению министра, «Африка принадлежит африканцам», а не России или Франции: «Я буду говорить не о французских интересах, а об интересах Центральной Африки. Африка принадлежит русским не более, чем французам».

Стабильность в республике необходима Пригожину, чтобы его компания Lobaye Invest начала освоение участков залегания алмазов, лицензии на освоение которых повар Путина получил еще в апреле 2018 года. В итоге, в начале февраля 2019 года 14 из 17 повстанческих группировок в ЦАР подписали мирное соглашение.

Конечно, кроме алмазов, Москву в ЦАР очень заинтересовали запасы урана. Как известно, российская государственная корпорация «Росатом» занимается активным продвижением услуг по продаже ядерных реакторов в разных странах мира, и здесь французская корпорация Areva выступает серьезнейшим конкурентом россиян. «В период до 2030 года конкурентом компании на зарубежных рынках сооружения и эксплуатации АЭС останется Areva при возрастающей конкуренции со стороны китайских и корейских компаний», — говорится в годовом отчете АО «Атомэнергопром» (входит в «Росатом», контролирует все гражданские активы российской атомной отрасли) за 2016 год.

Для того, чтобы ослабить Areva, «Росатом» планирует лишить ее доступа к ресурсам уранового сырья в Африке. Первая попытка россиянами была сделана в ЦАР, где они хотели поставить под контроль крупнейший в стране урановый рудник Бакума. Его запасы оцениваются в 32 тыс. тонн. Фосфаты здесь богаты ураном, как ни в одном другом месте Африки, и этим уникальны, а потому французский атомный гигант Areva считает рудник важным для энергетической безопасности европейской страны.

Но попытка россиян провалилась. Пока они пытались замирить враждующие центральноафриканские группировки в Хартуме, рудник Бакума был захвачен боевиками Народного фронта возрождения ЦАР, возглавляемого Нуреддином Адамом. Он в 2014 году провозгласил создание Республики Логоне («Дар аль-Кути») с центром в городе Бомбари, чтобы защитить интересы мусульман ЦАР. Данная группировка имеет тесные связи с Францией и может быть использована Парижем для защиты своих интересов в ЦАР в их борьбе против усиливающейся гегемонии россиян.

Не ЦАР единой

Кроме ЦАР, в поле зрения Москвы находятся также такие значимые государства бывшей Франсафрик, как Мали, Нигер и Мавритания. Если в ЦАР Париж еще как-то скрепя зубы временно терпит российское присутствие, то попытки Москвы войти в Нигер или Мали, где также есть стратегические запасы урана, могут вызвать настоящую российско-французскую войну.

Пока же президент Макрон пытается защитить жизненно важные бизнес-интересы  Франции в Африке за счет умиротворения российского агрессора в Европе и манипуляций с украинской картой. Как показывает опыт вероломного поведения россиян после вялой реакции Запада на агрессию РФ против Грузии, надежды на возможность сделать режим Путина миролюбивым выглядят по-детски наивными, и будут иметь самые тяжелые последствия для умиротворителей.

ИС
Поделитесь.