Укринформ: Новый “голлизм” Макрона и новые фобии Путина О чем говорили за стенами Форта Брегансон “спаситель Европы” и агрессор

Это была уже третья отдельная встреча президента Франции Эммануэля Макрона и хозяина Кремля Владимира Путина за предыдущие два года. Напомним, что в мае 2017-го молодой глава Республики Макрон принял Путина в Версальском дворце. В 2018 году французский лидер встречался с «царем» в Санкт-Петербурге. У политиков также были короткие протокольные общения на саммитах G20 в Буэнос-Айресе и в Осаке.

Какая же проблематика за стенами форта была в фокусе внимания Макрона и Путина на этот раз? Что побудило Макрона заявить о новой геополитике и пытаться создавать ее вместе с государством-агрессором, цель которого – нарушать, разрушать, уничтожать, дестабилизировать европейский и мировой порядок?

НОВЫЙ УРОВЕНЬ ФОБИЙ ДИКТАТОРА

Накануне Путин приехал в гости в летнюю резиденцию французских президентов в форте Брегансон на Лазурном средиземноморском побережье, где Макрон проводит отпуск. Следовательно, и пригласил туда Путина, чтобы лишний раз не ездить в Париж. Среди предшественников Макрона крепость не была слишком популярной. Например, Саркози и Олланд воспользовались ею только по одному разу. Макрон в прошлом году принимал там британского премьера Терезу Мэй, с которой обсуждал проблематику Brexit.

Визит же российского президента в Брегансон продемонстрировал его растущую фобию, подозрительность, причем не такую простенькую и дешевую, как это было на саммите G20 в Осаке. Тогда, помнится, все удивлялись персональной кружке-термосу с двуглавым орлом. Объяснения российских СМИ, что якобы Путин так привык к горячему чаю, что без него (и без этой кружки) никак, не убедили. Более вероятной показалась версия, что стареющий правитель с 20-летним стажем просто панически боится отравления.

А теперь, кроме этого, стало видно, что так же Путин панически боится подстроенной авто – или авиакатастрофы. В Форт Брегансон из Марселя еще ехать и ехать (или лететь и лететь). Поэтому специально для перелетов Путина внутри Франции доставили проверенный президентский вертолет Ми-8. В Марсель его в полуразобранном состоянии привезли на грузовом самолете и уже на месте собрали. Марсельская пересадка президента России из самолета «Россия» на вертолет «Россия» выглядела впечатляюще.

И вызвала закономерный вопрос – будет ли продолжение? По такому, например, вектору: собственный лимузин, далее – собственный бронепоезд, как у династии Кимов…

По желанию принимающей стороны, сама встреча президентов началась – видимо, для разогрева – с пресс-конференции. И вот тут проявилась вторая важная деталь. Вот уже несколько недель в России происходят разные «веселые» события. Массовые протесты с избиением протестующих в Москве, Санкт-Петербурге, других городах страны. Пожары на военных складах в Сибири, взрыв с радиоактивным загрязнением на полигоне под Северодвинском в Архангельской области. А энергичный лидер, который в другие моменты показательно руководит страной в ручном режиме, сейчас и по этим поводам – ни гугу. Это даже стало причиной появления конспирологических версий, мол, страной теперь правит некий «коллективный Путин», в котором доля собственно Путина в целом небольшая.

Но французская пресс-конференция показала, что все не так. Просто в правлении российского вождя наступил такой этап – для того, чтобы получить ответы на непростые текущие вопросы российской жизни, его обязательно надо вывезти за рубеж, желательно подальше – где не боятся такие вопросы задавать.

Причем сам факт высказываний Путина по этому поводу был важнее содержания этих высказываний, предсказуемо банальных. По поводу взрыва ракеты на полигоне и риска масштабного ядерного загрязнения – «ничего страшного», «все под контролем». По поводу московских акций «за честные выборы» – идите на три буквы (в суд) и «не хотим, чтобы у нас было как во Франции» (с ее желтыми жилетами).

РИТОРИКА ОТНОСИТЕЛЬНО “КРИЗИСА В УКРАИНЕ”

Были во время этой пресс-конференции и другие важные эпизоды, чисто украинские. В Брегансоне Путин нечаянно (или намеренно – конспирология так конспирология!) вспомнил экс-президента Порошенко как жесткого переговорщика. ВВП сказал, что Россия “пошла на значительный компромисс”, когда согласилась на “видоизменение имплементации закона об особом статусе Донбасса”.

“Тогда бывший президент Порошенко настоял на том, чтобы это было изменено”, – сказал Путин. Показательно, что официальный сайт Кремлин.ру оперативно внес исправления в слова своего патрона, поменяв совершенный вид глагола на несовершенный: “настоял” – на “настаивал”. (Ну типа, нифигасе: президент Украины на чем-то “настоял”. Не-не – только “настаивал”).

Действующему Президенту Украины Путин сделал комплимент более явный, впрочем, в будущем времени и довольно осторожный: «В последних контактах с новоизбранным Президентом Украины есть некоторые вещи, которые можно обсуждать, которые внушают такой осторожный оптимизм».

Следует обратить внимание на новое дополнение к заявлениям Макрона, которое также можно было услышать и от президента США Дональда Трампа, и от некоторых европейских политиков, экспертов, дипломатов. Говоря о надеждах на разрешение «кризиса на Донбассе», они сейчас непременно добавляют примерно такое: позиция и некоторые конкретные действия нового Президента Украины Зеленского свидетельствуют о его политической смелости и решимости достичь урегулирования кризиса. По крайней мере, на Западе тешат себя такими перспективами, которые также связаны с готовностью Зеленского говорить и договариваться с Путиным напрямую.

Среди глобальных международных проблем украинский вопрос, или как это называют в Европе, – «кризис в Украине», был и остается для президента Франции принципиальным. Одним из главных сигналов, обнародованных накануне Макроном, является стремление провести «нормандский» саммит в течение ближайших недель. По словам французского лидера, и Президент Украины Владимир Зеленский, и канцлер Германии Ангела Меркель готовы к такой встрече высокого уровня. Следовательно, остается лишь убедить Путина согласиться на участие в саммите, что, собственно, и было одной из задач французского лидера на переговорах в Брегансоне.

Накануне визита многие комментаторы во французской прессе высказали предположение и предостережение, что встреча Макрона и Путина в Брагансоне может стать началом возврата Российской Федерации в клуб сильных и влиятельных. То есть, речь идет о восстановлении G8 с Россией. Путин на это отметил, что РФ, мол, никогда не отказывается от различных форматов международного сотрудничества.

К чести Макрона, он четко напомнил первопричину всех нынешних российских проблем начиная с 2014 года: ключ возобновления диалога Евросоюза с Россией, расширения формата крупнейших мировых демократических экономик до восьми зависит от прогресса ситуации относительно Украины.

ОПРАВДАН ЛИ ЗАЯДЛЫЙ ПРАГМАТИЗМ МАКРОНА?

В то же время, стремление французского лидера возобновить стратегический диалог с Россией в обстоятельствах продолжения пренебрежения Москвой международным правом, агрессии в Украине, оккупации украинских территорий, развязанной гибридной войны против европейских ценностей вызвало немало критики и обеспокоенности.

Накануне визита представители украинской общины направили президенту Франции письмо, в котором напомнили о международных преступлениях Кремля, репрессиях против собственного народа, противоправном удерживании украинских политических заключенных и военнопленных.

Социальные сети переполнены возмущениями «прагматичным цинизмом» Старой Европы, Франции и лично Макрона в заигрывании с агрессором, попытками не только его умиротворения, но и приглашения к стратегическому диалогу в развитии новой европейской архитектуры безопасности, новой геополитики.

Ведь Макрон приглашает Путина к сотрудничеству, словно и нет 13 тысяч погибших в результате российской агрессии украинцев, 298 жертв сбития российским «Буком» пассажирского самолета рейса МН17, применения российскими спецслужбами химического оружия на территории Великобритании, оккупации территорий Украины, Грузии, Молдовы, политической и финансовой поддержки Москвой французских националистов – главных политических оппонентов действующего президента Республики.

Кстати, в отзывах редких в России либеральных (хотя и половинчато) СМИ чувствовалось не просто разочарование, но и некоторое удивление после встречи Макрона с Путиным. Как, например, в материале Юрия Софронова в «Новой газете». Действительно, в то время, как в России, прежде всего в столице, проходят массовые протесты, которые жестко подавляются властями, Макрон объявил «размораживание» отношений Франции (а значит, вероятно, и Европы, ЕС) с Москвой. То есть, он ясно показал, насколько ему безразлична судьба этих протестов и «честных выборов» в РФ. То есть, заявленная Макроном еще в Осаке линия на то, что «в диалоге между либеральными демократиями, и теми, которые могут в меньшей степени претендовать на это звание, можно многое построить» не просто продолжена, а перешла в практическую плоскость. При этом за Россией признается полное право быть такой, какой она есть сегодня, – имитационной демократией.

Извините за длинную (но сущностную) цитату:

«И теперь с руководством этой страны [путинской России, где за участие в мирном митинге отправляют в тюрьму на годы] президент Франции («страны прав человека») решил выстроить «теплые отношения».

Причина, вероятно, и во всеядном макроновском «прагматизме», и в том, что молодой президент Франции фактически объявил, что хочет построить — ни много ни мало — новый «голлизм», с независимой (от США, с их-то Дональдом Трампом) французской политикой, опирающейся не только на Атлантику, но и на Россию. Сам (Макрон) упомянул на этой встрече произнесенную де Голлем фразу про Европу «от Атлантики до Урала».

И эта формулировка про Европу, и пугалки про то, что «Россия уйдет к Китаю» повторялись российскими пропагандистами, приезжавшими во Францию (а также их коллегами с французскими паспортами) — с 2014 года. Это были коронные номера их программы. И вот теперь их повестку переняли на самом высоком французском уровне.

Понятно, что вдалеке от Атлантики и вблизи от Урала сажают невиновных людей и незаконно удерживают власть, но что уж тут поделать, если в этой стране такие порядки. Надо сотрудничать, надо посредничать, цитируя при этом Достоевского и других русских классиков и вспоминая о «загадочной русской душе».

Вскоре после «посредничества» Саркози (по «грузинскому вопросу») началась война на Донбассе, дай-то бог, чтобы посредничество Макрона завершилось как-то более мирно». Конец цитаты.

Да, конечно, в связи с прошлой встречей впадать в чрезмерный алармизм нельзя. Но и игнорировать тревожные сигналы невозможно. Ситуация складывается так, что украинской дипломатии сейчас надо быть и осторожной, и наступательной, и креативной, и такой, что сохраняет четкую преемственность.

Итак, состоится ли «нормандский» саммит, как на этой возможной встрече будет вести себя Путин, до какой степени Париж и Берлин готовы делать вид, что якобы ничего не произошло (business as usual), общаясь с хозяином Кремля? Ответы на эти неоднозначные вопросы, а также насколько оправданы политические потуги французского лидера, можно будет узнать уже в ближайшие недели.

Укринформ
Поделитесь.