Как и почему президент Киргизстана экс-президента «съел» Арест Алмазбека Атамбаева по приказу его бывшего соратника Сооронбая Жээнбекова: чисто шекспировский сюжет про суть власти

Три дня на прошлой неделе из политической жизни Кыргызстана привлекли внимание всего мирового сообщества, которому давно не приходилось видеть такой “экшн” с задержанием бывшего главы государства. Это при том, что Алмазбек Атамбаев вполне демократично покинул свой пост несколько лет назад. Обвиняемый в коррупции, он при задержании оказал спецназовцам яростное вооруженное сопротивление, почти сутки держа оборону в своей резиденции в селе Кой-Таш. В результате два человека погибли и 136 были ранены.

Все же работникам Госкомитета нацбезопасности удалось арестовать Атамбаева и отправить под стражу. Что же стоит за событиями в Бишкеке и вокруг? Стоит ли ждать громкого судебного процесса над Атамбаевым?

Демократия «по-киргизски»: достижение для постсоветской Азии

Это вопрос – справедливый, ведь в целом пять бывших советских республик региона Центральной Азии после 1991 года производят впечатление, скорее, каких-то инкарнаций феодальных режимов с декоративными “демократическими вставками”. То есть, руководители – несменяемые до физического решения проблемы (как в случаях со смертью от болезней Туркменбаши Сапармурата Ниязова в Туркменистане, или Ислама Каримова из Узбекистана), или – уходят с должности только по собственному желанию (как в случае с патриархом, во всех смыслах, Казахстана Нурсултаном Назарбаевым), оставляя за собой возможность влиять на все.

И вот Кыргызстан в этом перечне исключение. Потому что у власти там уже четвертый президент – Сооронбай Жээнбеков, который пришел к власти путем демократических выборов в 2017 году. Согласитесь, неслыханная практика для региона. Этот феномен стал результатом достаточно сложного движения страны по пути демократии. И справедливым будет сказать, что благодарить именно за это граждане Кыргызстана должны своего первого президента, а ныне – изгнанника, академика Российской академии наук Аскара Акаева. Именно он заложил в стране фундамент демократии. Более того, на первых демократических выборах 1990 года победил именно Акаев, президент Академии наук Киргизской ССР, а не представитель партийной номенклатуры. Конечно, в 90-х вокруг Акаева сформировался классический олигархический режим, а его окружение – обогащалось на фоне сплошного обнищания населения. Но не было ни тотальной узурпации власти, ни жестких репрессий, оппозиция имела свою площадку в парламенте. Такой себе вариант Украины при Кучме.

В 2005-м эта система взорвалась и произошла «тюльпановая революция», которая и позволила Акаеву вернуться к научным занятиям – но уже в Москве. Власть оказалась в руках Курманбека Бакиева, который хоть и был одним из лидеров революции (бескровной, кстати, что делает возможными параллели с «оранжевой» в Украине), но очень быстро взял курс именно на безграничное обогащение и узурпацию власти. То есть – некая модификация Януковича. Итог: через пять лет, летом 2010-го произошла вторая – уже кровавая революция – с собственной «небесной сотней», бегством Бакиева в Беларусь и заочным его осуждением на 24 лет строгого режима на родине (и опять параллели…).

После переходного периода к власти на выборах в 2011 году пришел уже бывший лидер оппозиции Алмазбек Атамбаев. Эта смена власти была качественной: конституция теперь запрещала занимать высший пост более одного срока в шесть лет, была реформирована парламентская система и в списках партий были введены специальные квоты для женщин, нацменьшинств и молодежи. К слову, в киргизском парламенте сейчас шесть партий, ни одна из которых не имеет единоличного большинства.

Как президент, Атамбаев проявил себя умеренно пророссийским, но достаточно самостоятельным деятелем. Когда в конце его правления Россия и Казахстан, пытаясь вмешаться в выборы в Кыргызстане в 2017 году, начали закулисно поддерживать главного кандидата от оппозиции, миллионера Омурбека Бабанова, именно Атамбаев дал понять, что никакого вмешательства он не потерпит. И уверенно выдвинул в президенты своего соратника по Социал-демократической партии Сооронбая Жээнбекова, подав пример соблюдения Конституции и высоких государственных принципов. Жээнбеков победил с 54% в первом туре, также – почти европейский результат. И казалось: это огромный шаг вперед. Но …

Сначала это было так похоже на Украину

Есть такой известный «анекдот» происхождением из школьного сочинения о Николае Гоголе: «Писатель стоял одной ногой в будущем, другой – прошлом, а посередине – была безрадостная реальность». Именно это, похоже, и произошло с господином Атамбаевым. Когда он ушел с поста, то считал, что должен оставаться самым влиятельным человеком в стране. Нельзя сказать, что он не имел для этого оснований: каким бы демократом он ни был, но при этом его семья и окружение оставались самым богатыми в стране людьми, он был владельцем мощного медиа-холдинга, и вся верхушка власти, включая новым президентом – его политические партнеры и ученики.

Алмазбек Атамбаев со своими сторонниками

Алмазбек Атамбаев со своими сторонниками

Но – времена изменились. И Жээнбеков еще в прошлом году дал понять предшественнику, что с ним, как новым главой государства, нужно считаться. Между политиками в прямом смысле произошла личная ссора. Далее действующий глава государства провел ротацию среди силовиков и выиграл борьбу за большинство в парламенте – Социал-демократическая партия раскололась, но большинство депутатов поддержали Жээнбекова и создали коалицию с оппозицией, у которой были претензии к Атамбаеву еще с давних времен.

И с апреля этого года противостояние перешло в публичную плоскость: парламент проголосовал изменения в спецзакон о статусе бывших глав государства, где дал самому себе право лишать экс-гарантов неприкосновенности и статуса экс-президента и привлекать их к уголовной ответственности. Все это привело к тому, что 27 июня парламент страны (Жогорку Кенеш) все это и сделал в отношении Атамбаева и позволил следственные действия против него.

Обвинения «традиционные» – экономика плюс злоупотребление служебным положением. Ничего кровавого или политического. Но на допросы Атамбаев прийти отказался и даже открыто слетал в Москву на встречу с Путиным, которая завершилась безрезультатно, то есть вернулся он без гарантий.

7-8 августа силовые структуры Кыргызстана сделали две попытки штурмовать резиденцию Атамбаева в селе Кой-Таш, больше ста человек в итоге пострадали, есть погибшие. Атамбаев вынужден был сдаться властям. Но он снова отказался сотрудничать со следствием. Параллельно был наложен арест на имущество Атамбаева и его семьи, задержаны некоторые его соратники и приостановлена ​​работа его медиа-холдинга.

Спецназ біля будинку експрезидента Киргизстану Атамбаєва

Спецназ у дома экс-президента Киргизстана Атамбаева

Что же означает вся эта история? Некоторые обозреватели – и из Бишкека, и извне – отмечают, что Атамбаев несколько утратил чувство реальности, считая, что его влияние равно его популярности в народе, а это оказалось мифом. Вооруженное же противостояние фактически добило его репутацию. Киргизское общество, научившись демократии вместе со своей властью, осудило действия бывшего президента.

Здесь стоит снова вернуться к аналогиям с нашими реалиями. Вспомним, кстати, что в Украине при Викторе Ющенко влияние Леонида Кучмы был достаточно ограниченным, как и влияние Петра Порошенко при Президенте Владимире Зеленском сейчас. Конечно, в Украине смены власти были следствием ожесточенной борьбы власти и оппозиции, но и ротация центров влияния в одной политической команде, как в Кыргызстане – это тоже вполне нормально, демократично и достойно. Ну, как, например в Великобритании, когда Дэвида Кэмерона сменила Тереза ​​Мэй, а ее – Борис Джонсон, и все они – из одной партии, но это не значит, что они подчинены кому-то, кроме королевы и собственных избирателей. Потому-то личное поражение Алмазбека Атамбаева – это огромная победа киргизской демократии. И это – очень важный результат для всего постсоветского пространства.

Китай заполняет собой еще одну “клетку” на геополитической карте?

Есть в этой истории и внешний аспект. За ситуацией внимательно наблюдали как в Москве, так и в Пекине. Дело в том, что за время Атамбаева, несмотря на публичную декларативную пророссийскость, именно китайский вектор в экономике стал определяющим для всего бедного Кыргызстана. Сюда шли инвестиции из Поднебесной. И попытка Атамбаева обратиться за помощью к Москве, кажется, была попыткой просить Путина договориться также с Пекином, чтобы сохранить неприкосновенность и интересы своего клана. Но этого не произошло. И не столько потому, что Путину это не нужно. А, скорее всего, потому, что Путин не может повлиять на Китай в этом вопросе.

После прихода к власти в Казахстане Касим-Жомарта Токаева стало понятно, что вся Центральная Азия постепенно переходит под патронат Китая. То есть, откровенного пренебрегать интересами Кремля в этих краях не будут, но удовлетворять их далеко не сразу, а исходя из экономического и стратегического расчета, то есть с оглядкой на Китай. Москва может попытаться разве что повлиять на личную судьбу Атамбаева и как-то вывести его из-под судебного процесса и приговора. Но таких попыток пока не просматривается. И потому эта киргизская история о власти имеет недвусмысленный геополитический контекст: когда одни теряют свое влияние из-за имперской спеси, другие прагматично заполняют собой все пространство.

Укринформ
Поделитесь.