The New York Times: Акции протестов могут подтолкнуть Путина к ошибкам Профессор Стефан Сестанович в своей публикации в издании The New York Times анализирует ошибки власти Путина и причины по которым российский президент может потерять власть

 

В связи с тем, что акции протестов не прекращаются, а количество арестов достигает 1000 человек в день, Москву трясет от всплеска политической активности. Конечно, российские демократы, которые так часто разочаровывались в прошлом, знают, что не стоит надеяться. Президент Путин будет держаться за свое место, — сообщает Стефан Сестанович в издании The New York Times, информирует enovosty.com/news.

Тем не менее его команда уже менее уверена в нем. После распада Советского Союза в 1991 году лидеры постсоветских государств, как правило, теряют власть, совершая одну из двух больших ошибок. Путин и его команда уже совершили две этих ошибки.

Первая ошибка — наглое манипулирование выборами. «Революция роз» в Грузии в 2003 году, «Оранжевая революция» в Украине в 2004 году и «Революция тюльпанов» в Кыргызстане в 2005 году были вызваны фальшивыми подсчетами голосов и другими фальсификациями на выборах. В самой России крупнейшими демонстрациями постсоветского периода были протесты, последовавшие за знаменитыми коррупционными парламентскими выборами 2011 года.

Теперь модель повторяется. Чиновники недавно отклонили кандидатуры многих оппозиционных активистов для участия на выборах в Моссовет из-за явного опасения, что либеральные избиратели столицы могут их поддержать. Протесты, которые начались после этого, нельзя назвать массовыми, однако они не прекращаются.

The New York Times: Акции протестов могут подтолкнуть Путина к ошибкам

Вторая ошибка, которая в прошлом уничтожила постсоветские режимы, это официальная безнаказанность и жестокость со стороны правоохранительных органов.

Когда правящая партия в Грузии проиграла парламентские выборы в 2012 году, главной причиной народных возмущений и массовых протестов стало вирусное видео о пытках со стороны тюремных охранников. В 2013 и 2014 годах украинская акция протестов студентов, поддерживающих европейское будущее страны, могла бы закончиться незамеченной, если бы не народное возмущение серией ночных нападений полиции на студентов.

The New York Times: Акции протестов могут подтолкнуть Путина к ошибкам

Теперь путинизм снова использует безнаказанность. В июне спецслужбы выдвинули улики против известного репортера-расследователя Ивана Голунова, которые были настолько вопиющими и неуклюжими и вызвали такую ​​бурю критики, что Кремль распорядился освободить его в течение нескольких дней.

Применение силы для срыва демонстрации и очевидное отравление российского оппозиционера Алексея Навального могут также привести к массовым протестам.

Президент Путин привык решать такие проблемы очень ловко. Он использует мягкую диктатуру и редко рискует своим положением из-за массовых избиений и кровопролития или слишком явного мошенничества в урне для голосования. Поддельные результаты выборов 2011 года были явным исключением, но правительство довольно умело справилось с последствиями. Государство разрешило проводить якобы «санкционированные» акции протеста, а на должность главы Центральной Избирательной комиссии была назначена известная правозащитница Элла Памфилова.

The New York Times: Акции протестов могут подтолкнуть Путина к ошибкам

Так почему же Путин и его помощники могут потерять власть? Если задать этот вопрос россиянам, то можно услышать о политике преемственности. Согласно российской Конституции, президент не может снова баллотироваться. А срок полномочий Путина истекает в 2024 году. Но даже эта отдаленная перспектива потрясает российскую элиту. Опросы показывают, что доверие общественности к Путину снизилось.

И его политика — поддержка и укрепление государственной бюрократии независимо от последствий — может придать подчиненным Путина некоторую уверенность в себе. Сохраняя свои собственные планы на будущее (если они есть) в тайне, он уполномочил других принимать свои собственные решения.

Вот почему одно недавнее российское исследование путинизма носит зловещее название «Каждый сам за себя». «Если в Кремле действительно станет каждый сам за себя, президент, несомненно, поймет, что это значит для него. И тогда он будет сам по себе», — пишет Сестанович

Экономические новости
Поделитесь.