Сегодня: Путин и Европа – чего ждать от будущей встречи президента России с Макроном В франко-российских отношениях накопилось очень много вопросов. Повестка дня именно двусторонних отношений и определять переговоры в Брегансон

Президент Франции Эммануэль Макрона встретится со своим российским коллегой Владимиром Путиным 19 августа. Переговоры пройдут за четыре дня до саммита G7 в средневековой крепости Брегансон – средиземноморской летней резиденции президента Республики.

Уже само место и формат встречи указывает на то, что с большими почестями принимать Путина никто не собирается. Для сравнения, даже первая встреча двух лидеров государств в 2017 году состоялась в Версале, а не в Елисейском дворце. При текущем формате будет возможно откровенно обсудить вопросы повестки дня двух стран и обратить внимание на неудобные вопросы безопасности, как вот прошлогоднюю ситуацию с недружественными действиями российского спутника-шпиона “Луч-Олимп”, и возможности ответа Франции в свете недавно анонсированного создания космического командования и оборонной космической стратегии, где Париж резервирует за собой право “препятствовать, нейтрализовывать и уничтожать космические возможности противника, которые существуют и развиваются”. Кстати, в своей речи министр обороны Франции госпожа Парли обратила внимание на случай со спутником России.

С другой стороны, при таком формате встречи во внутренней коммуникации Владимиру Путину будет трудно использовать этот визит для собственной пропаганды в России, чтобы показать, насколько помпезно его встречают во Франции. Однако, в каком-то смысле, сам факт его визита за четыре дня до саммита G7, конечно, символический и даст возможность обсудить ряд проблемных вопросов, которые существуют как между Францией и Россией, так и более широких вопросов между ЕС и Россией в целом.

Что обсудят

Наиболее интересно то, что до встречи в Брегансон стороны тщательно готовились. Напомню, что президент Республики и его российский коллега уже пересекались на саммите G20 в Осаке (Япония) в конце июня. Этому предшествовала встреча премьеров двух стран. В середине июня между президентами был телефонный разговор. А после переговоров в Брегансон планируется еще одна встреча в формате “два на два”, кажется в сентябре, где встретятся министры обороны и иностранных дел обеих стран.

В франко-российских отношениях накопилось очень много вопросов. Повестка дня именно двусторонних отношений и определять переговоры в Брегансон.

Есть такая расхожая фраза, как “сверка часов”. Однако многие этого боятся, потому что считается, что когда между западным лидером и Путиным происходит эта же сверка часов, то это автоматически означает, что Путина готовы слышать и прислушиваться к нему. Такой взгляд на вещи присущ, между прочим Украине, которая в силу своего нахождения в российском информационном пространстве часто принимает такие события через призму РФ, где их пропаганда всегда пытается показать Путина в роли лидера, с которым все считаются. Но стоит здесь особо подчеркнуть, что в данном случае сверка часов – это когда Запад дает свою позицию и слышит позицию России. Если нет развития, скажем, через полгода, они снова встречаются и смотрят, где эта позиция изменилась или наметился какой-то прогресс, или стороны и в дальнейшем не готовы к сдвигам по вопросам. Это и есть нормальный дипломатический процесс и в нем не стоит искать “измены”.

Почему накануне G7

Переговоры в Бригансони НЕ БУДУТ встречей ради встречи. Сам факт этих переговоров говорит о том, что по ряду вопросов нужно услышать позицию друг друга, а в некоторых вопросах возможно намечается определенный прогресс. Другой вопрос, что также примечательно, что эта встреча будет происходить буквально за несколько дней до саммита G7 – бывшей “большой восьмерки”, откуда Россию исключили в 2014 году. Поэтому, конечно, эта встреча – это попытка прощупать реальные настроения и видение главы Кремля и озвучить свою позицию по ряду вопросов, которые также будут обсуждаться на G7.

Речь не идет никак о каком возвращении России к формату G8, ее оттуда исключили – это факт. Голоса России теперь уже в G7 нет. Однако, отмечу, что в военном отношении Россия никогда и не выпадала из клуба сильных государств даже в 90-х, когда у них все было достаточно плохо. Уже сам факт наличия в России ядерного оружия, иностранных баз, численности русского войска и техники, ангажирование в миротворческих и других миссиях оставляло ее игроком на мировой арене.

Конечно, на повестке дня “большой семерки” будут вопросы Украины, Сирии и Ирана, а также Венская ядерная сделка (JCPoA) по ядерной программе Ирана. Ну а в целом повестку дня встречи G7 достаточно глобальной от климата и экономики, к безопасности и миграции, учитывая уже не работающий Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности между США и РФ.

Что делать Украине

Дискуссии, которые уже происходили между Францией и Россией, говорят о том, что вопрос Украины едва ли не ключевой, потому что он возникал во всех без исключения разговорах. Например, во время телефонного разговора между двумя лидерами страны 18 июля было четко указано, что президент Французской Республики одобрил начало диалога между Владимиром Зеленским и Владимиром Путиным, и было однозначно указано на то, что в Париж есть большое желание сдвинуть с места вопрос Нормандского формата, чтобы он наконец заработал.

Вообще в международных отношениях изменение какого-то одного элемента “схемы” или “матрицы”, в данном случае одного из участников Нормандского формата, где “участник” является “элементом”, а Нормандский формат – “схемой”, всегда воспринимается, как новая возможность. Так как сейчас никто не знает, какой будет политика Владимира Зеленского, которая до сих пор еще не оформленна. Но при этом, и я это хочу особо подчеркнуть, на саммите G20 в Осаке Эммануэль Макрон четко отметил, что нужно продвинуться в вопросах восстановления Нормандского формата, добавив следующее: “Я не хочу делать встречи ради встреч”, наверное намекая о встрече Брегансон.

Телефонный разговор между Путиным и Макрона, который состоялся уже после этого, свидетельствует о том, что, возможно, наметились какие-то минимальные сдвиги российской позиции. Или она сдвинулась в связи со сменой власти в Украине? Будет ли это подтверждено на встрече в Брегансон? Теперь остается скорее вопросом.

Но сам факт этой встречи говорит о том, что все контакты, которые ей предшествовали, не были просто разговорами и все же по каким-то вопросам следует ожидать незначительный прогресс. В данном контексте сам факт, что эта встреча состоится может свидетельствовать о том, что по каким-то вопросам готовы на уступки. Или эти уступки будут касаться только вопросов Нормандского формата, или также других вопросов, мы узнаем только со временем. И, наверное, позиция Путина, которая будет им озвучена, возможно какие-то компромиссы, или их отсутствие, конечно также будут обсуждены с лидерами стран G7.

Однако на Западе таки существует определенное непонимание того, что Россия не уважает международное право, а обязательства, которые она берет на себя, считает такими, которые можно не выполнять, или выполнять по собственному усмотрению. И я думаю, что здесь не существует стопроцентного осознания Западом того, что Россия добивается изменения мирового порядка, на что работают все органы власти РФ, как ее дипломатия так и ее силовики. И это очень ярко продемонстрировал факт возвращения российской делегации к работе в ПАСЕ. Совет Европы, по моему мнению, является или на пути к своей самодискредитации, или уже потерял свою легитимность, приняв назад Россию, в которой не зафиксировано прогресса ни по одному из вопросов, за которые ее, собственно, оттуда и исключили.

А вот Киеву не стоит медлить с выработкой консолидированной действительно государственной позиции и интенсификацией дипломатических усилий, что может оказаться сверхтяжелой задачей для нового президента Зеленского и его команды.

Сегодня
Поделитесь.