Bloomberg: Кто проигрывает битву за Арктику К двум самым важным глобальным вопросам предстоящих десятилетий относятся возобновление соперничества между великими державами и усиление климатических изменений. На пересечении этих проблем находится Арктика, растущая значимость которой отражается на мировой геоэкономике и геополитике

Публично администрация Трампа уделяет Арктике все больше внимания, что свидетельствует о мобилизации усилий США в новую эпоху. К сожалению, хотя Вашингтон и говорит на языке великодержавного соперничества, действия США пока не соответствуют их заявлениям.

ВМС и береговая охрана опубликовали недавно свои стратегии по Арктике. Министр ВМС Ричард Спенсер призывает проводить новые операции по обеспечению свободы судоходства и наращивать военно-морское присутствие в этом регионе.

На майском заседании Арктического совета, состоящего из восьми граничащих с Северным Ледовитым океаном стран, госсекретарь Майк Помпео заявил, что хищные державы совершают набеги на этот регион. Осудив действия Китая в западной части Тихого океана, Помпео задал вопрос: “Хотим ли мы, чтобы Северный Ледовитый океан превратился в новое Южно-Китайское море?”.

 

А в прошлом месяце Пентагон опубликовал свою Арктическую стратегию, в которую внесены правки, отражающие те изменения, которые произошли в мире с момента ее первой публикации в 2016 году.

Нет никакой тайны в том, почему Арктика привлекает к себе такое внимание. Климатические изменения преображают регион, открывая новые морские пути и облегчая использование подводных ресурсов.

Идущий вдоль арктического побережья России Северный морской путь существенно сокращает время прохождения судов между восточноазиатскими и европейскими портами по сравнению с существующими маршрутами, проходящими через Малаккский пролив.

По некоторым оценкам, в Арктике находится 30 процентов мировых запасов природного газа и стратегически важные месторождения редкоземельных металлов на один с лишним триллион долларов.

В то же время за Арктику начинается борьба. Россия усиливает там свою войсковую группировку и средства переброски войск, а также берет под свой контроль ключевые морские пути.

Китай, сам себя провозгласивший “приполярной державой”, начинает устанавливать там военное присутствие, привязывая свою деятельность в Арктике к масштабной инициативе “Один пояс — один путь”. Трения между ведущими странами усиливаются во всем мире и будут неизбежно перетекать в Арктику.

Американские стратеги начинают понимать, что в случае конфликта российские (а со временем и китайские) войска смогут создать угрозу северным районам США в Арктике. Они смогут также использовать свои арктические силы и средства для того, чтобы воспрепятствовать развертыванию американских войск в Европе или в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Вопросы суверенитета и свободы судоходства в Арктике становятся более актуальными, так как объемы морских перевозок увеличиваются, а экономические ставки возрастают. Мало кому известные в прошлом морские пути типа Берингова пролива могут стать чрезвычайно важными проходами — этакими Персидскими заливами будущего.

Все это, а также изменения климата будут оказывать негативное воздействие на арктическое население, экологию, флору и фауну.

Предложенный Пентагоном ответ довольно прост и разумен. В ключевых стратегических документах и выступлениях подчеркивается мысль о том, что ВМС, морская пехота и береговая охрана должны чаще проводить учения в этом регионе.

США необходимо осуществлять операции по обеспечению свободы судоходства, бросая вызов России и другим странам, заявляющим претензии на морские пути, которые Соединенные Штаты считают международными. Корпус морской пехоты подготовит две экспедиционные бригады для действий в арктических условиях.

США будут наращивать сотрудничество с союзниками для обеспечения безопасности ключевых проходов, таких как Гренландия – Исландия – Британия, и для противодействия вызовам со стороны противников Америки. Следует отметить, что в Арктической стратегии Пентагона большое внимание уделено утверждению, основанному на правилах международного порядка, хотя Белому дому этот термин не нравится.

В этом документе признается, что соблюдение общих правил чрезвычайно важно, поскольку это поможет избежать антагонистической схватки, которая вполне устраивает наиболее жестоких и циничных участников этого противостояния.

Это важные шаги по привлечению внимания США к Арктике и по защите там американских интересов. Но некоторые очень серьезные проблемы все равно остаются.

Первая проблема — это большой разрыв между целями и имеющимися средствами. У России 14 ледоколов, она с 2013 года строит базы в Арктике, а также возобновляет эксплуатацию старых авиабаз и объектов инфраструктуры. У Китая в Арктике сил и средств гораздо меньше, но он их наращивает. К сожалению, США от них серьезно отстают.

У Министерства обороны есть один тяжелый и один средний ледокол, хотя такие корабли остро необходимы для Арктики. Недавно Конгресс выделил 655 млн долл. на строительство быстроходных патрульных катеров для береговой охраны, которые будут действовать в полярных широтах, а Пентагон подписал контракт на строительство первого за несколько десятилетий нового тяжелого ледокола.

Все это хорошо, но таких мер явно недостаточно. США не хватает ледоколов, соответствующей инфраструктуры и объектов за Полярным кругом, и поэтому Америка сегодня находится в очень невыгодном положении. На исправление ситуации потребуются время и деньги.

 

Во-вторых, в Американской стратегии есть неизбежные нестыковки, потому что и союзники, и противники создают Вашингтону проблемы. Да, Россия разминает мускулы, утверждая свои права на Северный морской путь. Но Канада тоже заявляет, что Северо-Западный проход находится в ее территориальных водах, вопреки точке зрения США на международное право.

Наверное, эти вопросы можно урегулировать, поскольку США проводят операции по обеспечению свободы судоходства в Южно-Китайском море, оспаривая претензии нескольких государств, а не только Китая.

Но когда США говорят о необходимости укрепления сотрудничества между союзниками, а сами проводят операции по обеспечению свободы навигации, это создает определенную неловкость и, несомненно, раздражает канадцев. Здесь входят в противоречие требования о беспристрастности и потребность в управлении коалициями.

И наконец, налицо вопиющая нестыковка стратегии, вызванная последствиями климатических изменений и позицией администрации, которая отказывается признавать, что техногенные изменения климата являются проблемой.

Союзники Америки в Арктике видят в этом регионе не только арену для соперничества, но и место, где климатические изменения порождают хаос, способный навредить всему миру. Однако Вашингтон (или по крайней мере его исполнительная ветвь власти) предпочитает самоустраняться от участия в международных усилиях по решению этой проблемы.

Потенциальные последствия такой позиции для окружающей среды весьма тревожны. Стратегические последствия в равной степени серьезны. Позиция администрации дает возможность Китаю, который больше всех выбрасывает в атмосферу углекислого газа, называть себя ответственной страной в вопросе климатических изменений.

Кроме того, в мире возникают вопросы о том, насколько решительно настроен Вашингтон на сохранение здоровой и благоприятной окружающей среды в Арктике и за ее пределами. Хорошо известно знаменитое утверждение Трампа о том, что изменения климата — это китайские измышления, имеющие целью сделать США менее конкурентоспособными. На самом деле игнорирование климатических изменений в конечном итоге поставит США в невыгодное стратегическое положение.

https://112.ua/mnenie/bitva-za-arktiku-kto-proigryvaet-eto-srazhenie-502160.html
Поделитесь.