Деловая столица: Трамп празднует победу над Мюллером Расследовавший "российское дело" Роберт Мюллер был крайне осторожен и не выходил за рамки собственного доклада

В среду, 24 июля, состоялись долгожданные слушания в Конгрессе США при участии бывшего спецпрокурора Роберта Мюллера. Членов Палаты представителей из двух комитетов, в которых проходили слушания, интересовали две темы: вероятный сговор команды Трампа с кем-либо из россиян и препятствование правосудию. Собственно, условно эти темы были распределены между Юридическим комитетом, “начинавшим” первым, и Комитетом по разведке. Но на деле г-ну Мюллеру пришлось отвечать на вопросы, касающиеся правосудия, членам Комитета по разведке, а представителям Юридического – на вопросы о контактах окружения Трампа и российском вмешательстве в целом.

Что до самого Трампа, то в тот день, в первой его половине, он пребывал в дурном расположении духа. Даже больше, 45-й президент Соединенных Штатов был встревожен и нервничал. Проснулся он рано. Даже раньше обычного. Утро у президента начинается с просмотра Fox News, параллельно и после он делится своими мыслями с миром – дескать, гадкий, нехороший Боб будет говорить обо мне плохо другим гадким и нехорошим людям. Да, свой Twitter-storm, начавшийся в 5:29 утра, Трамп посвятил именно Мюллеру и демократам, и снова Мюллеру. И так до тех пор, пока слушания не закончились и настроение у президента не улучшилось, и он не принялся репостить все приятные его уху комментарии “слонов” о выступлении спецпрокурора. И вот почему.

Слушания сами по себе не вызвали фурора, вопреки чаяниям демократов. Впрочем, удивляться нечему. Роберт Мюллер ранее несколько раз давал понять конгрессменам, что вообще не желает появляться в Капитолии. А если бы он и пришел, то чего-нибудь из ряда вон выходящего, чего-нибудь, что похоронит Трампа, – не сказал бы. И все же демократы рискнули и принудили – через суд – Мюллера явиться в Конгресс в 8:30 24 июля, да еще и держать ответ сразу перед двумя комитетами: подтверждать выводы демократов, выслушивать инсинуации большинства республиканцев.

Как и ожидалось, ничего скандального в высказываниях экс-директора ФБР не было. Слушания по большей части навевали скуку. Возможно, одним из самых ярких, правда, непродолжительным моментом, зарядившим публику, было громкое “выступление” некоего возмутителя спокойствия. Когда Мюллер только под треск фотоаппаратов заходил в помещение, некий мужчина на другой стороне зала, возле входа, дважды прокричал: “Кушнер (зять-советник Трампа Джаред Кушнер. – “ДС“) и Манафорт (экс-глава кампании Трампа Пол Манафорт) загрузили зашифрованные приложения в день встречи в Trump Tower”. Вот, собственно, и все. На некоторое время присутствующие оживились, полагая, что слушания в целом пойдут столь же резво и будут полны изобличений. Но нет.

Мюллер, явно недовольный тем, что его заставили прийти в Конгресс, был осторожен в высказываниях и оценках, немногословен и в основном ссылался на свой доклад. Он обошел стороной вопросы о вызове на допрос Дональда Трампа-младшего, об оценках его доклада генпрокурором Уильямом Барром, о налогах президента.

По большей части за Мюллера говорили конгрессмены, в первую очередь демократы. Нежелание спецпрокурора участвовать в активном диалоге, к которому “ослы”, видимо, были готовы, вынудило их выжимать максимум из слушаний, привлекая к ним внимание общественности посредством просто зачитывания отрывков из доклада и вытягивания из Мюллера хотя бы сухих “Верно” и “Правильно”.

А вот республиканцы в то утро были звездами. Нет, по сути доклада вопросов с их стороны практически не было. Напротив они, пытаясь дискредитировать расследование они прибегали, как метко выразилось издание Vox, к известным консервативным багабу (пугающие детей духи из английской мифологии) вроде напоминания аудитории о том, что часть первоначальных обвинений в адрес Трампа строилась на фейковом докладе британца Кристофера Стила или о том, что в расследовании участвовал бывший агент ФБР Питер Стржок, чья нелюбовь к президенту, выраженная в попавшей в прессу переписке с его девушкой (тоже агентом ФБР) Лизой Пейдж, давно известна. Эти темы, а главное – их подача республиканцами, использовались для создания правильно заряженной картинки в Fox News или, к примеру, Breitbart.

Луи Гомерт из Техаса даже, по сути, накричал на Мюллера: “Когда вы нанимали Питера Стржока, вы знали, что он ненавидит Трампа?”. Мюллер сперва вообще не разобрал, что спрашивает республиканец. Возможно из-за того, что коренной ньюйоркец был в высшей степени сосредоточен и пытался держаться в фарватере своего доклада, или причиной тому стал техасский выговор Гомерта, который говорил все с большей экспрессией, а потому глотал слова и окончания не хуже Рекса Тиллерсона.

Не отставали от Гомерта и остальные члены обоих комитетов, представляющие Республиканскую партию. Своей цели они добились: кадры третирования бедного Мюллера опубликовал не только Трамп, но и “нужные” телеканалы.

Самые “громкие” комментарии Мюллера

И все же Мюллер, если так можно выразиться, не был полностью бесполезен для демократов. Из его уст прозвучали некоторые тезисы, имеющие достаточно высокую для демократов ценность в будущих политических атаках на президента.

Доклад Мюллера не оправдывает Трампа

Глава Юркомитета Джерри Надлер (Нью-Йорк) отметил, что Трамп постоянно твердит об отсутствии в докладе доказательств препятствованию правосудию с его стороны, и документ полностью его оправдывает. Но ведь таких оценок в докладе нет, поинтересовался Надлер. Мюллер с ним согласился. “А как насчет полного оправдания, вы полностью оправдали президента?” – продолжил демократ. “Нет”, – ответил спецпрокурор.

Обвинения в препятствовании правосудию

Хотя Мюллер прямым текстом ни в докладе, ни во время слушаний не заявлял, что Трамп препятствовал правосудию, но косвенно подтвердил, что доказательств предостаточно. И мало того, отвечая на такие же наводящие вопросы, но уже республиканца из Колорадо Кена Бака, спецпрокурор подтвердил, что Трампу можно выдвинуть обвинения в препятствовании правосудию, но уже по окончании его каденции.

Трамп пытался добиться отставки Мюллера

В контексте обсуждения препятствования правосудию демократ Тед Дойч (Флорида) вспомнил о присутствующих в докладе доказательствах попыток Трампа добиться увольнения Мюллера. В частности, речь идет о случае, когда президент дал указание на то время юристу Белого дома Дону Макгану позвонить уже экс-генпрокурору Джеффу Сешнсу и попросить уволить Мюллера. Макган этого не сделал. Мюллер согласился с Дойчем (“Верно”), а также подчеркнул, что все это указано в отчете. Однако при этом спецпрокурор отказался называть причину, по которой Трамп добивался его отставки.

Трампа вызывали на допрос, но он не явился и предоставил недостоверный письменный ответ

Еще один демократ из Нью-Йорка – Шон Мэлони – спросил, почему команда Мюллера не вызвала Трампа на допрос через суд. На это спецпрокурор сообщил, что на самом деле больше года добивался встречи с президентом, но неудачно, а делать это через суд не стали, поскольку Трамп заблокировал бы повестку и офис Мюллера на время рассмотрения апелляции пребывал бы под следствием.

При этом он косвенно подтвердил допущение Вэл Демингс о том, что письменные ответы Трампа были неполными и не на 100% правдивыми. “Я бы сказал, в общем”, – состорожничал Мюллер.

Заявления Трампа об отсутствии российского вмешательства – ложь

Мюллер подчеркнул, что Россия вмешивалась, вмешивается и будет вмешиваться во внутренние дела Соединенных Штатов. И подтвердил, отвечая на вопрос главы Комитета по разведке Адама Шиффа: слова Трампа о том, что российское вмешательство – это вранье, были ложными. Добавив также, что расследование в целом не было “охотой на ведьм”, о чем регулярно твердит и сам президент, и его соратники, и лояльные СМИ.

Команда Трампа не возражала против помощи России

“Кампания (Трампа. – “ДС“) приветствовала помощь России, не так ли?” – спросил Шифф.

“Я думаю, и мы сообщаем об этом в докладе, что есть признаки того, что это произошло, да”, – ответил Мюллер, также подтвердив данные из доклада о том, что сын Трампа выразил удовлетворение предложением предоставить штабу компромат на Хиллари Клинтон.

Кроме того, Мюллер не отрицал, что президент сам призывал россиян взломать электронную почту Клинтон.

Заигрывание с WikiLeaks

Эту тему – о роли портала, опубликовавшем переписку Клинтон – затронул уже демократ из Иллинойса и сопредседатель украинского кокуса Майкл Куигли. Он попросил Мюллера оценить положительные оценки в адрес WikiLeaks, звучавшие из уст Трампа. Спецпрокурор по факту отметил, что не стоит игнорировать попытки улучшить отношение общественности “к тому, что является незаконной деятельностью”. То есть Трамп, со слов Мюллера, поощрял и повышал имидж этого “сливного бачка”, уже достаточно долгое время работающего на Кремль.

Кроме того, Мюллер прямо поддержал проведение расследование в связи с непосредственными контактами Дональда Трампа-младшего с этим порталом.

Я все промолчал

Определенный контент Мюллер демократам все же предоставил. Но, повторимся, на медиабомбу слушания не тянут. Разочарование тем хуже, что наличествовали завышенные ожидания. Все готовились и переживали. А в итоге…

В итоге Трамп оказался прав в своей оценке по окончании слушаний: “Это был великий день для нашей страны, это был великий день для Республиканской партии и можно сказать, что это был великий день для меня”. По его словам, у демократов “не было ничего”, а ныне у них есть даже “меньше, чем ничего”. Потому “ослы” проиграют президентские выборы 2020 г., а затем и места в Конгрессе, добавил президент.

Республиканцы в принципе могут расслабиться, ведь демократы не будут, как и прежде, форсировать импичмент, пусть его поддержка в стане “ослов” выросла – уже треть демократов в нижней палате Конгресса одобряет процедуру. Однако пока демократам не с чем идти на приступ. Остается лишь поддерживать тлеющий костер перед выборами посредством комитетских расследований, чтобы вообще не спустить на тормозах всю тему с возможным сговором и препятствованием правосудию. У Демпартии еще есть туз в рукаве – вышеупомянутый экс-юрист Дон Макган. Они попытаются через суд затребовать его присутствия в Конгрессе, а также добиться предоставления доступа к закрытой части в докладе Мюллера.

В целом же вся эта история, ее без пяти минут бесславное завершение, является примером того, как несколько не требующих особых затрат инструментов – применение системы сдержек и противовесов (генпрокурор не может выдвинуть обвинения действующему президенту; блокирование к публикации части доклада) и правильная, усиливающая политическое давление на следствие, медиакампания могут полностью обесценить достаточно весомый труд, коим является 448-страничный доклад. Доказательства препятствования правосудию и, по крайней мере, заинтересованности в “помощи” России есть, но нет прямолинейности – нет самого главного: “да, президент препятствовал правосудию”.

Деловая столица
Поделитесь.