LIGA.net: Почему в Сирии началась война У гражданской войны в Сирии, начавшейся в 2011 году, были серьезные социально-экономические причины. Они не решены до сих пор

 

Эпоха Хафеза Асада

Большинство людей, которые хоть что-то слышали о причинах войны в Сирии сразу вспоминают о конфликте алавитов-шиитов с суннитами. Расслоенность общества и экономика – вот две искры, которые разожгли пламя гражданской войны в сирийском государстве. Чтобы разобраться в нынешней ситуации необходимо совершить небольшой экскурс в историю. 

Мусульманское общество в целом в мире разделено на два течения — сунниты и шииты. В Сирии сунниты составляют примерно 55% населения. Алавиты — это секта, распространенная в прибрежных районах Сирии, близкая к шиитам. Алавиты долгое время оставались маргиналами, исключенными из общественной жизни. Но в период французского мандата (1918-1946) сунниты считали ниже своего достоинства идти работать в оккупационную администрации и силы порядка. Тогда французы стали набирать туда алавитские кадры.

Служба во французской армии, полиции и администрации стала социальным лифтом для тысяч молодых алавитов. Они стали костяком армии нового государства, а после переворота 1963 года реально захватили власть. При этом надо понимать, что практически все эти алавитские офицеры были абсолютно светскими людьми, зачастую с социалистическим атеистическим мировоззрением.

Очень многие из них будучи перспективными женихами взяли в жены девушек из знатных влиятельных суннитских семей Дамаска и Алеппо. Как родной брат Хазефа Асада, Рифат — свояк ныне уже покойного Саудовского короля Абдалы (их жены родные сестры).

Отец современного президента Сирии Башара Асада — Хафез Асад возглавил страну в 1971 году. К тому времени Сирией уже восемь лет управляла партия арабского социалистического единства — БААС, по сути, строившая национал-социалистический режим с арабской спецификой — государственной диктатуры с принципами социально-экономической справедливости.

Фактически был выбран курс на автаркию — в стране производилось все от еды и одежды до видеомагнитофонов и автомобилей. Крупнейшими бизнесменами страны считалась “дамасская суннитская пятерка” старых торговых семей — аль-Каллаа, Таббаа, аль-Аттаров, аль-Шалла и Сейфов. 

 

Еще до Хафеза Асада были национализированы все банки и крупная промышленность, введена государственную монополия на внешнюю торговлю и валютные операции.

В реалиях холодной войны Хафез Асад решил опереться на советскую поддержку и стал одним из главных союзников СССР в регионе. При помощи Союза Сирия построила целый каскад ГЭС на Евфрате, освоила добычу фосфатов, нефти и прочих полезных ископаемых. Было построено несколько крупных заводов, проектировалась АЭС, но от нее отказались после Чернобыля.

В целом при Хафезе Асаде сложился общественный компромисс — государство контролировало крупные промышленные и инфраструктурные проекты (в том числе обеспечивая орошение сельхозугодий), сохраняло монополию на банковский сектор, добычу и переработку полезных ископаемых.

Так как в Сирии всегда процветало кумовство и клановый протекционизм, после переворота 1963 года, а особенно после прихода к власти Хафеза Асада алавиты стали массово продвигать своих протеже на должности на госслужбе и в армии. Суннитам же и христианским меньшинствам оставалась ниша экономической деятельности.

В начале 1980-х, чтобы поддержать сирийских производителей, Хафез Асад запретил импорт в страну иностранной одежды, алкоголя, табака и бытовой электроники, остальные товары обложили запретительными пошлинами в 100-200%. Это дало сильный импульс к открытию тысяч маленьких производств, особенно в Алеппо, Дамаске, Хомса и Хаме.

Вторую половину 80-х и 90-е годы прошлого века в Республике из-за падения цен на нефть резко упали доходы. Но импорт никто не отменял. При Хафезе Асаде в 90-х Сирия импортировала сырье для промышленности, оборудование и машины, а экспортировала — сырую нефть, нефтепродукты, хлопок, одежду, фрукты и зерновые.

Госсектор в 1990-х годах обеспечивал около 50% национального дохода, 75% стоимости промышленной продукции и 70% основных средств производства.

В то же время в Республике совершено свободно развивался частный сектор в малой промышленности, сельском хозяйстве и сфере услуг. Сирийский бизнес, основанный на семейном подряде с числом занятых до 10 человек, составлял 95% всех предприятий.

ВВП на душу населения по паритету покупательной способности достиг $3000. Внешняя задолженность возросла до $22 млрд, что соответствовало 130% ВВП.

И все же, если в 70-е и особенно в 80-е экономика Сирии росла примерно на 4,5% в год, то к концу правления старшего Асада она находилась в стагнации. Население в то же время быстро увеличивалось.

Эпоха Башар Асада

Сменивший в 2000 году умершего отца Башар Асад столкнулся с необходимостью оживить экономику. Башар, учившийся и живший пять лет в Лондоне во времена Тэтчер, начал проводить либерализацию. Первый зарубежный визит он совершил в Саудовскую Аравию, второй — во Францию. За несколько лет подружился со всеми главными странами региона — Турцией, Катаром, ОАЭ, после свержения Саддама Хусейна с Ираком.

В 2001 году Сирия начинает переговоры о членстве в ВТО. Ключевые экономические позиции в правительстве заняли “младореформаторы”, учившиеся на Западе. Они запустили классические неолиберальные реформы — приватизацию и либерализацию внешней торговли и валютного рынка. Был принят закон о демонополизации и конкуренции. В стране появились частные банки, фондовая биржа, а валюта стала свободно конвертироваться.

За период с 2003 по 2006 год прямые иностранные инвестиции в процентах от ВВП выросли более, чем в три раза. Правда, иностранные инвесторы часто предпочитали работать в паре с местными влиятельными бизнесменами. Как, например, французский цементный концерн, выбравший партнером кузена Башара Асада.

Был снят запрет с импорта готовых товаров, в 5-15 раз снижены ввозные пошлины. Но сирийские производители оказались не готовы к конкуренции с импортными товарами. Прокатилась волна банкротств.

Неожиданно пришла еще одна проблема. В 1999 году север Сирии поразила крупная засуха. Основной сельхозкультурой местности был хлопок (до открытия нефти он был главным экспортным товаром региона). Крестьяне не хотели добровольно отказаться от веками выращиваемого хлопчатника, хоть его орошение и было достаточно водозатратным. Государство ответило раздачей фуража крестьянам и массовым бурением глубоководных скважин.

 

Это стало колоссальной ошибкой. В целом было вырыто 25 000 новых колодцев и глубоких скважин, и среднем вода ушла с 35 метров на 200, что привело к засаливанию почвы и наступлению пустыни. В результате в 2007 году случился новый еще более страшный виток засухи. В 2006 году правительство отменило ряд социальных ограничений, в том числе регулирование цен на удобрения, цена на них выросла в 2-5 раз в зависимости от вида.

К 2009 году более 3 млн человек были вынуждено оставить свои дома в селах и переселится в города. Правительство массово строило им социальное жилье в пригородах Алеппо, Дамаска, Хамы и Хомса — благо в бюджете были деньги благодаря высоким мировым ценам на нефть. Но работы для миллиона новых рабочих не было и в городе. Производители разорялись и сокращали рабочих под натиском дешёвого импорта. В тоже время население Хамы, например удвоилось.

Чтобы компенсировать недостачу продовольствия, вызванного продолжительными засухами, правительство Сирии в середине нулевых отменило любые пошлины на импортные продукты. В итоге привезенные из Турции и даже Латинской Америки овощи и фрукты стали дешевле сирийских. Миллионы сирийских фермеров из, казалось бы, благополучных центральных и южных районов неохваченных засухой, оказались на грани разорения.

К 2010 году более 62% сельских жителей жили в нищете. В целом по стране эта цифра за первые 10 лет правления Башара Асада выросла с 11% в 2000 году до 35% в 2010-м и составила 7 млн человек.

Упрощение импорта уменьшило цены на товары и продукты в Сирии. Беда в том, что это не могло компенсировать сирийцам потерю доходов. Дешевый импорт разорил тысячи сирийских производителей. Их бывшие сотрудники, ставшие безработными, не могли себе позволить купить хоть и подешевевший товар.

Стоит отметить, что большая часть обанкротившихся бизнесменов и львиная часть их работников, как и разорившихся фермеров — сунниты.

Еще одним вызовом для Сирии стала гражданская война в Ираке, разразившаяся после свержения Саддама Хусейна в 2003 году. В Сирию ринулись миллионы иракских беженцев, сначала христиан, а затем и суннитов. Большинство осели в промышленных районах на востоке Республики — Ракке и Дайр-эз-Зауре. Они оказались в самом плачевном состоянии, сирийцы зачастую видели в иракцах лишь нахлебников в ситуации, когда самим не хватает на самое необходимое.

 

При этом все нулевые статистические данные рапортовали о грандиозном успехе либеральных реформ. Среднегодовой рост ВВП в нулевых составил 6%. ВВП на душу по паритету достиг к 2010 году $4700. Доля сельского хозяйства в ВВП упала с 26% в 2000 к 17% в 2008 году (вспомните засуху и разорение крестьян), промышленности — с 30% до 16%.

Крупные государственные предприятия получили частных владельцев или совладельцев. Объемы внешней торговли и иностранных инвестиций после либерализации выросли в десятки раз. Началась массовая добыча газа. Неуклонно рос сектор услуг: к 2008 году в нем работало 67% занятых граждан страны, включая госслужащих.

В марте 2007 года Сирия подписала Соглашение об ассоциации с Европейским союзом, облегчивший европейский импорт в Республику.

Пожалуй, единственным неоспоримым экономическим достижением Башара Асада стало резкое сокращение государственного внешнего долга. По отношению к ВВП он снизился со 152,09% в 2000 году до 30,02% в 2010 году. В основном благодаря достижению двухсторонних соглашений с государствами кредиторами о его списании.

Польша согласилась получить $27 млн из $261,7 млн, Словакия и Чешская Республика — $150 млн из $1,6 млрд. Россия списала $10,5 млрд евро из $13 млрд. Причем половину оставшиеся суммы Москва должна была получить деньгами в течении 10 лет, а половину — векселем, который можно было погасить долей в сирийских инвестпроектах или покупкой сирийских товаров.

В 2006-2008 годах прошла приватизация. Но на нее не были допущены “случайные” или иностранные инвесторы. Приватизированные предприятия оказались под контролем всего десятка семей.

Среди них выделялись двоюродные братья президента.  Империя Рами Махлуфа (сын брата матери) охватила финансы, страхование, телекоммуникации, оптовую и розничную торговлю, энергетику и нефтегазовый сектор. Рияд Шалиш (сын сестры Хафеза Асада) приватизировал возглавляемое им строительное управление Минобороны Республики — главный строительный подрядчик армии Сирии.

Крупным бизнесменом оказался и сын многолетнего министра обороны, соратника еще Асада-отца — черкес и суннит Фирас Тлас. Его финансово-промышленная группа — Мин Аджли Сурия также стала одним из крупнейших подрядчиков госзаказов, особенно оборонных. Крупным финансовым, торговым и медийным бизнесом по слухам владеет и младший брат президента — командующий республиканской гвардией Махер Асад.

Эти персонажи — особенно Махлуф и Тлас — стали символами бесстыдной наживы новой олигархии, без устали кутящай в дорогущих ресторанах Алеппо и Дамаска и на яхтах Латакии. Показное премиальное потребление “алавитской новой буржуазии” (независимо от вероисповедания) на фоне всеобщего обнищания вызывало всеобщую злость.

Особенно у простых нищих суннитских крестьян и городских безработных.

Потерянный шанс

В Сирии 40 лет главенствовала идеология “арабского социализма”, культивировавшая равенство всех независимо от социального происхождения, религии и национальности, а также социальную солидарность. Страна жила небогато, но пропагандисты рассказывали молодежи, что каждый может легко подняться по социальной лестнице, если будет усердно учиться и много работать.

В определенной степени так оно и было: если принимать правила игры, то при Хафезе вполне можно было добиться успеха. Если не на госслужбе, так в своем малом бизнесе.

От либерализации импорта выиграла очень узкая прослойка самых состоятельных сирийцев, которые смогли покупать Мерседесы и Верту в 2-3 раза дешевле, в то время, когда у большинства населения не хватало денег на хлеб. В обществе, воспитанном на социальной справедливости и солидарности, вопросом времени стал приход новых сил, подхвативших бывшие лозунги социалистов. Ими и стали исламистские проповедники, заговорившие о равенстве всех перед Богом, обязанности богатых помогать бедным, грешности олигархов и коррумпированности чиновников.

В первой декаде ХХI века, Сирия получила подарок судьбы в виде высоких цен на нефть и списания большинства внешних долгов. Но правительство не сумело воспользоваться шансом и вывести страну на новый уровень развития. Бестолковая, жадная и коррумпированная элита обезоружили Республику перед внешними вызовами и подорвали общественный компромисс, приведя Сирию к гражданской войне, длящейся уже более 7 лет.  Она унесла почти миллион жителей. Причины, которые к ней привели, никуда не делись. 

БизнесЦензор
Поделитесь.