Аtlantic Сouncil: США возвращаются в Центральную Европу После многих лет отсутствия интереса и случавшихся время от времени разногласий Соединенные Штаты вновь вступили в контакт со своими союзниками в Центральной Европе

Это происходит в то время, когда помощь США имеет решающее значение в противостоянии ревизионистской России и возрождающемуся Китаю, заявил 17 июля Филипп Рикер, исполняющий обязанности помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии.

Рикер объяснил, что госсекретарь США Майк Помпео сделал акцент на «вовлечении в сотрудничество Центральной Европы… в качестве союзников, партнеров, стран-участниц НАТО и членов Европейского союза». Обновление отношений является, в частности, результатом совершенного Помпео в феврале визита в Будапешт, Братиславу и Варшаву, а также в официальных визитах в Белый дом всех лидеров стран Вишеградской четверки – Польши, Венгрии, Словакии и Чешской Республики.

16 и 17 июля в ознаменование 100-летия со дня установления отношений между центральноевропейскими странами и Соединенными Штатами после Первой мировой войны Atlantic Council совместно с GLOBSEC провели конференцию «Соединенные Штаты и Центральная Европа: празднуем единство и свободу Европы».

Как зафиксировано в докладе Atlantic Council на тему об отношениях США и Центральной Европы, Соединенные Штаты были глубоко вовлечены в дела региона после окончания холодной войны, тогда это помогло облегчить процесс присоединения Польши, Венгрии, Чешской Республики и Словакии как к НАТО так и к Европейскому Союзу. Однако в последнее десятилетия Вашингтон был гораздо более отдаленным партнером, поскольку его внимание сместилось в сторону более насущных проблем на Ближнем Востоке и в Азии.

«Есть ощущение, что некоторые страны Центральной Европы считают, что [Соединенные Штаты] не оказали им того внимания, в котором они нуждались», – отметила Коллин Белл, бывший посол США в Венгрии, директор совета Atlantic Council. «Думаю, в этом есть доля правды», – призналась она. «В то время в мире происходило много событий».

Эта предполагаемая незаинтересованность усугублялась обеспокоенностью Вашингтона внутренними событиями в регионе, касающимися иммиграции, свободы СМИ и верховенства закона. Хотя беспокойство по поводу направления внутренней политики Центральной Европы заставило многих в Соединенных Штатах выступить за то, чтобы не идти на сближение с этими партнерами, Рикер указал, что Соединенные Штаты приняли новый подход «принципиального взаимодействия».

«Нет сомнений в том, что отношения с некоторыми из наших союзников по НАТО в Центральной Европе, в частности, Венгрией, стали напряженными», – пояснил он. Но официальные лица США признают, что игнорирование союзников Соединенных Штатов в Центральной Европе «не было чем-то полезным для обеих сторон, и не приносило пользу [трансатлантическому] альянсу», отметил Рикер.

Новое взаимодействие с Центральной Европой означает «Встречи в комфортной атмосфере, которые подчеркивают [нашу] общую историю [и] общие ценности», а также «откровенные беседы», сказал Рикер. Он сравнил отношения между Соединенными Штатами с европейскими союзниками с отношениями в семье, в которой «вы переживаете хорошие и плохие времена. У вас разные перспективы. Но существует принципиальное обязательство, предполагающее, что вы можете говорить о различиях, и можете соглашаться или не соглашаться в определенных случаях. Но вы также можете … быть уверенным, что сможете высказать свои соображения [и затем] говорить о том, что можно сделать вместе».

Посол Дэниел Фрид, ведущий научный сотрудник Инициативы и Центра Евразии Atlantic Council, заявил, что усиление популистской риторики на тему иммиграции и консервативных социальных ценностей в нескольких государствах Центральной Европы «не должно никого удивлять», поскольку оно отражает аналогичные ответы на «разрушительные изменения», которые произошли поа всей территории Соединенных Штатов и Западной Европы. «Соединенные Штаты, Великобритания, Германия и Франция каждый по–своему переживают политическую реакцию на стресс», – заявил он, поэтому Центральная Европа не должна подвергаться особому порицанию за то же самое, особенно с учетом относительной молодости ее демократических систем и еще свежего опыта советского господства.

Рикер ясно дал понять, что у Вашингтона по-прежнему много опасений по поводу определенных действий, предпринимаемых его партнерами с центральной Европы, особенно в сфере свободы СМИ и верховенства закона, и подчеркнул, что Соединенные Штаты будут продолжать поднимать эти вопросы. Сотрудничество, сказал он, «не означает, что все наши расхождения во взглядах или разногласия разрешены», и добавил, что «оно требует определенного уровня взаимности». Ожидается, что, если мы предпринимаем усилия, то хотим увидеть добросовестное, честное и прямое участие наших партнеров».

«Центральная Европа со своей стороны должна активизироваться», – сказал Фрид, отметив, что критику со стороны США необходимо услышать, необходимо уважать фундаментальные ценности демократии и свободы. Поскольку страны Центральной Европы празднуют тридцать лет избавления от ига коммунизма, они должны помнить, что «Центральная Европа стала создателем истории, а не ее объектом», заметил Фрид, добавив, что «они могут сделать это снова».

Настало время для возобновления сотрудничества с Центральной Европой, сказал Рикер, такое партнерство крайне необходимо, поскольку Соединенные Штаты стремятся противостоять вызовам со стороны авторитарных режимов, главными из которых являются Китай и Россия. «Повестка дня обширная. Есть большие проблемы, – сказал Рикер, – вот почему «наш альянс, наши партнерские отношения и наше участие так важны».

В первый день конференции Atlantic Council американский сенатор Кристофер Мерфи подчеркнул этот посыл, заявив: «Европа имеет важное значение. Трансатлантические отношения сегодня важны как никогда».

Будучи членами НАТО и Европейского Союза, страны Центральной Европы имеет решающее значение для поддержания общей линии в противостоянии незаконной агрессии России в Украине и в работе по снижению зависимости Европы от Москвы в сфере поставок энергоносителей.

«Россия продвигается», – предупредил Мерфи. «Мы видим, что Россия ищет возможности в Центральной Европе и вокруг нее для подрыва молодых демократий, установления и усиления своего влияния». Рикер повторил замечания сенатора, отметив, что Соединенные Штаты продолжают работу по противодействию кампаниям по дезинформации совместно со своими союзниками в Центральной Европе.

Рикер указал, что растущий экономический интерес Китая к Центральной Европе также является источником беспокойства для Вашингтона. Партнеры в Центральной Европе – и, по сути, во всей Европе – должны признать, что «участие Китая всегда имеет стратегический компонент» и зачастую может приводить к большим политическим издержкам по сравнению с первоначальной экономической выгодой, подчеркнул он. «Китай приходит с дешевыми деньгами. Но что это значит? Какова цена этих денег?»

Мерфи согласился с тем, что расширение диалога и сотрудничества с Центральной Европой может помочь Соединенным Штатам противостоять Китаю и России в вопросах, угрожающих интересам США, но предупредил о своей обеспокоенности: «то, как мы говорим о конкуренции великих держав, предполагает ложный выбор для стран региона». Вместо того, чтобы «предлагать странам в Центральной Европе или на Балканах сделать выбор» между Соединенными Штатами Россией или Китаем, сказал Мерфи, Соединенным Штатам необходимо построить с этими странами зрелые отношения, которые дадут им свободу принимать решения, но также обеспечат роль трансатлантической связи в качестве центра принятия решений.

Политические деятели в Вашингтоне должны удостовериться, что «Соединенные Штаты как с точки зрения как государственного, так и частного секторов присутствуют в Центральной Европе таким образом, который не наблюдался течение последних десяти или двадцати лет, что мы воспринимали как должное», сказал Мерфи. Возродив дружбу между Соединенными Штатами и Центральной Европой, обе стороны Атлантики смогут лучше подготовиться к созиданию следующего столетия и обеспечению безопасности и процветания обществ.

UAInfo
Поделитесь.