Деловая столица: Трамп играет в танки Англосаксонской традиции свойственно праздновать достижения, а не средства, с помощью которых они были достигнуты. Но есть исключение

В День независимости в США празднуют именно обретение независимости – вот так, как ни странно, или, напротив, как ни банально это прозвучит. И нынешние торжества в Вашингтоне тоже посвящены тому, что 243 года назад, 4 июля 1776 г., Континентальный конгресс подписал Декларацию независимости, первоначальный текст которой, подвергнутый затем значительной редакции в ходе обсуждений в Конгрессе, был написан Комитетом пяти во главе с Томасом Джефферсоном. 

Конечно, дата довольно условна – она основана на мемуарах Джефферсона, Адамса и Франклина и прямо расходится с сохранившимся письмом Адамса жене, который упоминал 2 июля как день, когда Конгресс одобрил Декларацию, завершив ее обсуждение и редактирование. Большинство историков полагают, что Декларация, одобренная 2 июля в окончательном виде, вечером 4 июля была удостоверена подписями президента Конгресса Хэнкока и секретаря Томсона, а подписание ее всеми членами Конгресса по техническим и протокольным причинам растянулось до 2 августа. Но это уже детали, а речь сейчас о самом духе праздника.

Так вот, дух этот тоже менялся с годами, и начинали американцы тоже с военных парадов, поскольку отстаивать право на независимость им пришлось с оружием в руках, под крики британцев о том, что никаких независимых колоний никогда не было, и это абсурд, потому что не может колония быть независимой. И вообще, все они – один народ, вот же рядом целых две Канады, Верхняя и Нижняя, – разве там другой язык? Разве у них не единая культура? Объяснять тонкие различия между народами, культурами и языками предкам современных американцев пришлось с оружием в руках.

Но со временем гражданский дух в праздновании 4 июля одержал верх – в чем тоже была своя логика. Ведь армия, как ни крути, была только инструментом достижения цели, вполне себе мирной и сформулированной мирными людьми: жить отдельно от британского короля. И потом, война за независимость от Британии была давно, мир сильно изменился, отношения у США с Британией и с Канадой вполне себе теплые, так что орать “можем повторить” как-то неуместно. И вообще, какой смысл повторять? Зачем США вторая независимость, когда одна уже есть?

Словом, праздник принял форму скорее карнавальную, благо дело происходит летом: фейерверки, приятный променад в праздничной толпе и барбекю в семейно-дружеском кругу. Никакого милитаризма.

Но тут Дональду Трампу захотелось танков и вообще бронетехники. Казалось бы, в чем проблема: поставь на компьютер World of Tanks, российско-белорусской, кстати, разработки и наслаждайся. Однако Трамп как человек старой школы возжаждал аутентичности.

Что ж, президент сказал, что на День независимости ему нужна броня – значит, будет броня. “У нас есть танки, и много их – выбирайте на свой вкус, – ответили в минобороны. – Вот прямо к нам приезжайте и покажите – какие именно танки вам прислать к празднику”. И в Белом доме выбрали парочку Bradley, парочку Abrams, один Humvee и одну М88, после чего их слегка почистили, помыли и на трейлерах доставили к мемориалу Авраама Линкольна. Там ими немедленно заинтересовались активисты антивоенного движения CodePink и корреспондент ТАСС в Вашингтоне.

Активисты пришли с плакатом “Спасибо, но танки не нужны” и с воздушными шариками – уменьшенными копиями большой надувной фигуры Дональда Трампа в образе младенца в подгузнике и с мобильным телефоном в руках, известной как “малыш Трамп” – вот ведь, нашелся же кто-то, кто наладил выпуск такой радости. А корр. ТАСС написал для российских читателей, что танки ржавые и пулеметы с них сняты, а многие детали снаружи приклеены скотчем. То ли дело парады в Москве – прямо, правда, он это не написал, но мысль явственно читается между строк.

В минобороны США, куда российский гость обратился за комментарием, глухо отперлись – мол, Белый дом сам выбирал, а мы их перед отправкой в Вашингтон мыли, и к нам вопросов нет.

Ясное дело, что от таких вестей из Вашингтона российская, впрочем, не только российская, но и вся пророссийско-ватная публика испытывает жестокий когнитивный диссонанс: мол, как же так, они же сверхдержава? Этот разрыв шаблона сочетается с приливом гордости, мол, наши танки ездят сами, а не на трейлерах, и все как один отлично покрашены.

Есть ли им чем гордиться? Давайте разберемся.

Во-первых, танк – машина до ужаса утилитарная. Или, можно сказать и так, что это машина утилитарная для ужаса, то есть созданная специально, чтобы этот ужас наводить на тех, на кого следует. Именно там, где танку поставлена задача навести ужас, он и ездит, а также дымит, рычит, бабахает и оставляет следы гусениц. А в городе, да еще с неразбитыми дорогами – все же Вашингтон не Воронеж, танкам не место. Для города, если уж кому-то приперло и он заказал танк, чтобы просто на него посмотреть и потрогать руками, есть специальная техника, и тоже утилитарная. Танковоз называется – и вот на них все это железо и привезли. Ну, захотел президент – и ладно, он все-таки главнокомандующий, ему виднее, где расставить танки.

Во-вторых, военные парады, как ни крути, подменяют смысл праздника. Иной вопрос, что бывают случаи, когда такая подмена остро необходима. Пример: что в действительности могли бы праздновать в России 9 мая, оставляя в стороне спор о точной дате? Очевидно, поводом для торжеств могла бы и должна была бы стать хорошая, благополучная, достойная жизнь, достигнутая в СССР, а затем и в России как его наследнице, в результате победы над Третьим Рейхом. Опять же, оставим в стороне вопрос о вкладе в победу каждого из членов антигитлеровской коалиции – мы обсуждаем суть праздника как таковую.

И вот представим: никаких в России парадов на 9 мая, а только барбекю и фейерверки. И тут оказывается, что уровень жизни падает, а где-то мост рухнул, а где-то мост просто сперли, где-то смыло десяток поселков, полстраны в лесных пожарах, самолеты валятся, все чиновники воруют, как дышат, а вместо того чтобы жарить барбекю в кругу внуков и правнуков, российские пенсионеры дерутся у мусорных баков за просроченные продукты, выброшенные из ближайшего супермаркета.

Согласитесь, это как-то непразднично выходит. Хотя, конечно, шарики, изображающие Путина в виде… ну, сами понимаете, кого, все мы знаем, кто у нас Путин, – такого в России не допустили бы. Но, тем не менее, вырисовывается не та картина. Нет веселья. Не дай бог еще кто-то полезет в историю и вытащит на свет, что уже через пять лет после войны побежденная Германия – конечно, не вся, а только та ее часть, которую оккупировали американцы, отчего ее не спасла от Гитлера Советская армия, стала жить лучше, чем СССР. А потом вылезет второй умник и процитирует Клаузевица – мол, победителем в войне может считаться только тот, кто по ее результатам улучшил свое положение по сравнению с довоенным – и все, понеслась, и торжества летят к черту под откос. Что делать?

Устроить военный парад, ясное же дело. На военный парад все можно списать. Можно с каменными мордами маршировать по площади, вещая с суконными рылами с трибун и телеэкранов, что, мол, снова кругом враги, и мы, сомкнув ряды, можем повторить. Тут, правда, тоже есть неувязка: если можем, но не нужно, то незачем об этом говорить вообще, а если можем и нужно, то, во-первых, надо повторять, а во-вторых, та, прошлая победа получается какая-то, прямо скажем, дефективная и эфемерная. Недостаточная победа. Но до таких глубин средний российской хомячок, конечно, не спускается.

Иными словами, праздник празднику рознь. Праздник как таковой – любой – это в принципе очень штатская штука. И даже в армии праздник содержит в себе некие элементы сибаритства, уместного только в штатской жизни, хотя бы в виде двух яиц и двойной порции масла – кто застал СССР, тот поймет. А уж на гражданке нормальный праздник здорового человека есть всегда действие глубоко мирное. Но то здоровый человек в здоровом обществе. Если же есть скрытое нездоровье, то первый признак нездорового праздника – это именно желание устроить военный парад и прокатиться гусеницами в очередной раз по трупам убитых врагов, пусть даже и символическим. Такое понятно и даже желательно в воюющей стране – или в стране, на которую вот-вот нападут и которая мобилизуется для отпора врагу. Но военный парад в мирное время?..

Конечно, мимолетное желание Трампа заполучить танки – это далеко еще не военный парад, который репетируют полгода и в который вбухивают средства, достаточные, чтобы несколько месяцев кормить праздничным барбекю всех российских пенсионеров – причем с добавкой. Тем не менее даже такое сравнительно легкое стремление к смещению акцентов праздника – тревожный симптом. Тем более что танками дело не ограничилось – президент США запланировал выступить на их фоне у Мемориала Линкольна, рассказав о военной мощи страны: о береговой охране, о ВВС, ВМФ, Корпусе морской пехоты и армии. В ходе его выступления над центром Вашингтона пролетят боевые самолеты и вертолеты.

Никоим образом не желая обидеть американского президента, выбранного американским народом – как это подтвердил недавно спецпрокурор Мюллер в своем докладе, замечу лишь, что здесь, возможно, сыграло роль его недавнее общение с Владимиром Путиным. Это чертовски токсичная штука, и даже очень крепкий человек не может общаться с Путиным полтора часа без последствий для душевного здоровья. Конечно, едва ли Путин мог укусить Трампа, с ними все же были переводчики… но бешенство передается и при неудачном попадании брызг слюны на слегка поврежденную кожу. Милитаристское бешенство, вероятно, тоже.Остается надеяться, что здоровое общество США будет способствовать и восстановлению здоровья президента Трампа после его общения с токсичным кремлевским диктатором.

Деловая столица
Поделитесь.