Хартыя’97: Завязанность Лукашенко на Россию «вылезла боком» Геополитический выбор властей обусловил экономический кризис в Беларуси

Последние 5 лет были самыми трудными для экономики Беларуси. Завязанность на Россию — геополитическая и экономическая — «вылезла боком»: выстроенная сегодняшними властями Беларуси односторонность развития (работа исключительно на российский рынок) и примитивная открытость (импорт российской нефти со скидкой с последующим экспортом нефтепродуктов, выработанных из этой нефти, на Запад и в Украину по мировой цене) национальной экономики — это системная основа кризиса в Беларуси, а события, произошедшие в регионе после 2013-го года стали условиями для этого кризиса, возникновение которых было только вопросом времени, пишет сайт banki24.by.

В новейшей истории региона СНГ и Восточной Европы 2013-й год стал рубиконом устоявшейся, стабильной на то время, геополитической и финансово-экономической обстановки, после которого произошли серьезные события и последовавшие за ними существенные изменения, оказавшие сильнейшее влияние на дальнейшее развитие не только этого региона, но и повлиявшие на ход глобальных процессов, в том числе на мировую экономику.

Все это явилось следствием событий в Украине, участия России в них и реакции Запада на происходящее. Боевые действия на востоке Украины при всеобъемлющей, включая военную, поддержке Россией сепаратистов и кардинальное ухудшение украино-российских отношений привели к дестабилизации ситуации в этой части СНГ.

А введенные за аннексию Крыма и оккупацию части Донбасса западные санкции против России, как и ответные российские контрсанкции, ослабили финансово-экономическое взаимодействие по линии Запад-Россия, усилили цивилизационное противостояние.

Это сильно сказалось на экономике и финансах России, а, значит, и Беларуси. Из изменений глобального характера, произошедших после 2013-го, следует отметить сильнейший обвал цен на нефть, начавшийся с середины 2014-го. Падение нефтяных цен многими рассматривается как способ «наказать» Россию за агрессию против Украины, как это уже было в начале 80-х годов XX века после ввода советских войск в Афганистан в 1979-м году, экономически ослабить, «обуздать» ее, зависящую от экспорта нефти и газа, лишить ее финансовых ресурсов и возможностей.

Частично это удалось: падение цен на нефть и санкции привели к потере сотен миллиардов долларов экспортной выручки и валютных резервов банковской системы России, девальвации Rr-рубля, ускорением потребительской инфляции, номинальному, в долларах, и реальному снижению доходов россиян и падению их уровня жизни.

И это непосредственно коснулось Беларусь: уменьшение покупательной способности россиян и импортоемкости российского рынка не могло не отразиться снижением белорусского экспорта в Россию, девальвацией Br-рубля, ростом цен, падением уровня жизни белорусов.

Падение цен на нефть — не проблема для Беларуси, на территории Беларуси нет войны, но падение экономики и уровня жизни в Беларуси случилось так, как будто все это произошло в Беларуси.

Таким образом, экономический кризис и падение уровня жизни в Беларуси обусловлены исключительно геополитическим выбором. В то время как на экономике стран Восточной Европы и на уровне жизни западных соседей все описанные выше события после 2013-го года никак не отразились.

Это видно на приведенных ниже диаграммах, где показаны сравнительные изменения некоторых финансово-экономических показателей за 5 последних лет.

Девальвация национальной валюты в Беларуси за прошедшее после 2013-го года время — 3-я, после Украины и Казахстана: на 120% к доллару США (то есть в 2,2 раз). В странах же Восточной Европы валюты ослабли к доллару на порядок меньше. Да то лишь только из-за того, что сам доллар в мире сильно укрепился в 2014-м году.

Накопленная за 5 лет инфляция на потребительском рынке: с 2013-го по май 2019-го, цены в Беларуси выросли, официально, на 63,8%. Больше — только в Украине. А в Восточной Европе — всего лишь на 5–10% за эти 5 лет. Реальный (физический, в сопоставимых ценах) рост ВВП — главный экономический показатель развития страны.

За 5 лет после 2013-го года экономика Беларуси реально выросла всего лишь на 0,7%. Это наименьший процент в регионе СНГ и Восточной Европы не считая падение экономики в Украине, вызванное известными событиями.

За это же время экономики Восточной Европы выросли на 2-значный процент. Экономика Беларуси вышла «в ноль», на уровень 2013-го, только в III квартале 2018-го (ниже уровня 2013-го она упала в конце 2015-го года).

А страны Восточной Европы все это время только росли. Падение же размера экономики Беларуси в долларовом эквиваленте за 5 лет после 2013-го оказалось намного больше — на 20,8%. Правда, в 4-х странах СНГ падение — еще более значительное.

А Восточная Европа выросла и здесь на 2-значный процент, несмотря на вышеуказанное ослабление своих валют к доллару за это время.

Хотя вот уже 3-й год ВВП Беларуси в $-эквиваленте увеличивается. Но падение $-ВВП в 2015–16 гг. было слишком сильное, а текущий восстановительный рост слишком медленный для того, чтобы быстро, даже за несколько лет, вернуть ВВП Беларуси на прежний долларовый уровень ($75 млрд): на это уйдет много лет (сейчас $60 млрд).

На таком фоне задача властей Беларуси довести ВВП до $100 млрд выглядят особенно утопически. А подушевой ВВП Беларуси стал меньше на 20,9%, и только в 3-х странах региона падение оказалось большим: Украина упала по этому показателю меньше Беларуси, потому что номинальное сокращение экономики Украины в какой-то мере обусловлено физическим сокращением страны, снижением численности населения: минус Крым и часть Донбасса, эмиграция, и ВВП создается уже меньшим количеством населения.

В рейтинге стран СНГ и Восточной Европы по величине ВВП на душу населения Беларусь опустилась за 5 лет на 3 места (больше съехали вниз только 3 страны — все те же Россия, Азербайджан и Казахстан).

И теперь Беларусь в этом рейтинге закрепилась между небогатыми балканскими государствами, бывшими республиками Югославии, в которых в 90-х была война. А вся первая 10-ка в рейтинге — страны Восточной Европы.

Падение экономики не сопровождалось в Беларуси ни сокращением внешней задолженности, ни ее приростом: валовой внешний долг Республики Беларусь за 5 лет после 2013-го остался практически на том же уровне, что и был, снизившись лишь на 1,5%.

При том, что Беларусь крайне нуждается во внешних инвестиционных притоках. Обычно прирост внешней задолженности страны является признаком развития ее экономики (приток внешних инвестиций). Однако в сегодняшних условиях Беларуси деньги нужны только чтобы отдавать ранее взятое в долг, перекредитоваться во избежание дефолта.

Незначительное уменьшение долларового ВВД при значительном уменьшении долларового ВВП привело к тому, что заметно вырос процент отношения внешней задолженности к номинальному размеру экономики — с 52,7% по состоянию на конец 2013-го до 65,5% по состоянию на конец 20148-го: на 12,8 процентных пунктов. Это один из самых значительных приростов в регионе.

И если в конце 2013-го меньшая, чем в Беларуси, внешнедолговая нагрузка экономики была только в России, то в конце 2018-го Беларусь в этом рейтинге опустилась на 6 мест вниз.

Таким образом, последние 5 лет были годами кризиса и рецессии для Беларуси, в отличие от стран Восточной Европы, которые выбрали в свое время иной геополитический курс. Мало того, это еще не конец «плохих» лет: налоговый маневр в России несет очередную угрозу для экономики Беларуси.

Хартыя'97
Поделитесь.