Вloomberg: Почему Путин не выходит из нефтяного соглашения, которое вредит России? Наконец-то они это сделали. После напряженного периода, в который никто не хотел соглашаться по поводу того, когда провести следующую встречу, ОПЕК и его друзья договорились, что соберутся 1-2 июля в Вене

 

24 нефтяных министра совместно должны будут решить, следует ли возобновить свою приверженность сокращению производства, которое продолжается уже в пять раз дольше, чем предполагалось первоначально.

Три крупнейших члена ОПЕК – Саудовская Аравия, Ирак и Объединенные Арабские Эмираты – готовы продолжать политику сокращения добычи. Но большой заключается вопрос в том, что будет делать Россия.

Несмотря на то, что у нее есть множество причин, чтобы отказаться от сделки, она будет продолжать на словах поддерживать соглашение. Масштабные амбиции президента Владимира Путина по восстановлению геополитической роли страны на Ближнем Востоке перевесят возражения главы крупнейшей нефтяной компании страны и любые доказательства того, что сокращения подрывают экономический рост.

Для России участие в ограничении производства ОПЕК+ обусловлено не столько потребностями ее нефтяной промышленности, сколько с отношениями ее президента и его нового союзника в регионе, саудовского наследного принца Мухаммеда бен Салмана. Путин многое поставил на карту, продолжаются переговоры о расширении торговых и инвестиционных договоренностей. Оказание поддержки усилиям Саудовской Аравии по поддержанию цен на нефть могут только помочь этим обсуждениям.

Дело не в том, что Россия предпринимает усилия, чтобы достичь  целей по снижению производства. Правда, его уровень был ниже целевого показателя в мае. Но это было впервые с тех пор, когда производители нефти установили политику сдержанности в 2016 году. Более общая картина заключается в том, что сокращения в России были минимальными.

В то время как Саудовская Аравия осуществила оговоренное сокращение добычи немедленно и в полном объеме в январе 2017 года, Россия не стала торопиться, обвинив холодную зимнюю погоду в том, что, по ее словам, она не смогла закрыть скважины. Та же самая картина повторилась, когда были установлены цели для последнего раунда сокращений, который вступил в силу в начале 2019 года. Российское производство сократилось только из-за обнаружения загрязненной нефти в ее главном экспортном трубопроводе в Европу. Теперь, когда “грязный” нефтяной кризис, по-видимому, прошел, в ближайшие недели добыча должна снова возрасти.

Если соблюдение политики сокращения почти всегда было в лучшем случае минимальным, почему бы не отказаться от нее полностью? Крупнейшая нефтяная компания страны не против.

Среди крупнейших российских производителей большую нагрузку по сравнению с контролируемой государством “Роснефтью” несут “Лукойл” и “Сургутнефтегаз”.

Самым громким критиком в отношении присоединения России к ОПЕК был Игорь Сечин, глава государственного нефтяного гиганта ПАО “Роснефть”. Ранее в этом месяце он предупредил, что продление сделки приведет к тому, что Россия уступит долю на мировом рынке США.

Его жалобы немного преувеличены – в процентном отношении Роснефть сократила добычу намного меньше, чем ее ближайшие конкуренты, ПАО “Лукойл” и ПАО “Сургутнефтегаз”, в течение 2017 и 2018 гг., и быстро ускорила ее рост в прошлом году, поскольку цены на нефть во второй его половине выросли. Тем не менее, кое в чем он прав.

В то время как Саудовская Аравия и Россия сейчас добывают меньше нефти, чем в конце 2016 года, когда группа ОПЕК+ была сформирована, добыча в США резко возросла, увеличившись более чем на треть, поскольку производители, использующие огромные сланцевые пласты страны, восстановили позиции после обвала цен 2014-15.

Отказ от участия в соглашении позволит увеличить добычу в России – у “Роснефти” и других компаний есть ряд новых проектов для запуска в производство. Стоимость нежелания прощаться с политикой ОПЕК+ неизбежно будет снижать цены за каждый баррель, который они прокачивают.

По словам Кирилла Тремасова, бывшего сотрудника министерства экономики, который в настоящее время является аналитиком в “Локо-Инвест”, Москва, сокращение производства было одним из факторов, подорвавших экономический рост России в первом квартале. Это может заставить Путина задуматься, когда речь будет идти о том, какие указания дать министру нефтяной промышленности на встрече ОПЕК+ в Вене.

 

Но вряд ли он передумает. И у него есть удобное оправдание для того, чтобы настаивать на сокращении производства – рост спроса на нефть начинает выглядеть более хрупким. Россия также может требовать гибкости условий для увеличения производства в том случае, если это позволяют рыночная коньюнктура. Это было бы примечательно, учитывая, что Саудовская Аравия производит нефти на 620 000 баррелей в день меньше, чем это разрешено в соответствии с соглашением, и может рассчитывать на право первенства при любом увеличении добычи.

Последний прогноз Международного энергетического агентства показывает, что мировые запасы нефти падают со скоростью 900 000 баррелей в день в третьем квартале. Это предполагает, что сдерживание производства сохраняется и рост спроса не исчезает, как это было в более ранние периоды. Это может обеспечить некоторую свободу действий для роста производства, но это продлится недолго.

К тому времени, когда группа ОПЕК+ соберется, саммит G20 в Японии завершится, и ситуация в торговых  отношениях США, возможно, станет немного яснее. Но министрам все еще придется учитывать неопределенность множества факторов, не говоря уже о растущей напряженности на Ближнем Востоке.

Поэтому, даже если министры смогут договориться о том, что нужно делать до конца этого года, нельзя ожидать, что они приступят к рассмотрению вопроса,  что они могут сделать в 2020 году. Если рост спроса окажется намного слабее, чем ожидалось, производителям придется пойти на еще большие сокращения. Это может, наконец, побудить Путина решить, что ему лучше обойтись без доброго расположения наследного принца Саудовской Аравии.

Planeta
Поделитесь.