ИС: Российский интерес в танкерном инциденте Сообщения, касающиеся роста напряженности в Оманском Заливе в связи с повторными атаками на нефтяные танкеры не сходят с первых полос мировых СМИ

Как известно, нападению подверглись судна Японии и Норвегии, перевозящие нефтяные грузы в азиатском направлении. Что характерно, инцидент произошел на фоне беспрецедентно высокой напряженности в американо-иранских отношениях, а также во время визита премьер-министра Японии Синдзе Абе в Тегеран – первого за 41 год. 

В своем заявлении для СМИ государственный секретарь США Майк Помпео заявил, что Иран виновен в инциденте с танкерами, ссылаясь на разведданные, а также напомнил, что ранее иранцы прибегали к атакам на коммерческие суда.

Целью Тегерана был срыв усилий премьер-министра Японии Синдзо Абэ по деэскалации ситуации в регионе. Но когда Совет безопасности ООН провел экстренное заседание из-за атаки на танкеры в Оманском заливе, его члены хотя и осудили сам факт атаки, но никаких конкретных решений не приняли.

По словам представителя председательствующего в ООН Кувейта Мансура Айяд аль-Атайба, США не предоставили СБ ООН доказательств причастности Ирана к инциденту. В то же время постоянный представитель США при ООН Джон Коэн подтвердил позицию Вашингтона, согласно которой ответственность за нападение на танкеры несет Иран.

В общем, безусловно, логика в американской позиции присутствует. Режим в Тегеране давно потерял связь с реальностью, и вполне может позволить себе различные подрывные акции, чтобы усилить переговорную позицию по ядерному вопросу. Как известно, в мае 2018 г. Вашингтон покинул Совместный всеобъемлющий план действий по Ирану и возобновил санкционный режим против Тегерана. В ответ персы уже в мае 2019 г. заявили, что не будут соблюдать договоренности по ограничению запасов обогащенного урана и тяжелой воды, которая используется в ядерных реакторах. 

Власти Ирана также устанавливают 60-дневный срок для достижения новых условий соглашения, иначе после этого обещают возобновить работы по обогащению урана.

В общем, иранцам необходимо поднимать ставку в торгах с США, чтобы вернуть их в ядерную сделку, даже несмотря на то, что в Иране ведутся параллельные работы по созданию ядерного арсенала. Также Ирану, как стране-экспортеру нефти, выгодна напряженность в Заливе, ведь она несет рост нефтяных цен, а значи, помогает режиму рахбара Хаменеи увеличивать прибыли в преддверии полной экономической изоляции.

Стоит вспомнить, что именно Тегеран грозил заблокировать поставки нефти из Залива, чтобы надавить на США. Действительно, атака 13 июня подняла стоимость барреля до пятимесячного максимума, и цена скакнула сразу на 4%. Не удивительно, ведь через Ормузский и Оманский проливы проходят 40% мировых перевозок нефти.

Кроме иранской версии, в мировых СМИ также озвучивался вариант саудовской причастности к инциденту, ввиду того, что Эр-Рияд руками США хочет расправиться с Ираном. Но вот проблема в том, что для саудитов масштабная война в Заливе несет огромные риски, и вряд ли сейчас они полностью готовы к такой конфронтации, ведь это бьет по интересам стержня саудовской экономики – нефтяного гиганта Saudi Aramco. 

Также звучат версии, что если орудием атаки была торпеда, то за этим могут стоять подводники из Израиля или Пакистана. При этом обе страны могли реализовать подобную провокацию в интересах третьей стороны.

Озвучивая все эти версии, в тени остается главный бенефициар провокации в Персидском заливе. Речь идет о России. Здесь аргументация выглядит следующим образом: российская подводная лодка вполне была способна оказаться в акватории Оманского залива и совершить торпедную атаку.

Также Москва вполне могла кого-то еще склонить к выполнению подобной диверсии. Провокационные действия России вполне ясны. Во-первых, Москве очень нужен рост нефтяных цен, чтобы пополнить бюджет страны. Во-вторых, блокирование Ормузского пролива в ходе возможного американо-иранского конфликта нанесет удар по газовому рынку, ведь из Залива осуществляются поставки 30% торгуемого на мировом рынке сжиженного газа.

В итоге Газпром получает очень крупные бонусы в результате срыва этих поставок, а также благодаря росту цен и на газ. Тут следует сказать и про глубинную российскую мотивацию. Российская экономика сползает в рецессию. Рост ВВП замедлился до едва различимых 0,5%, что длится уже второй квартал. Сказывается увеличение налоговой нагрузки на россиян (НДС вырос с 18% до 20%), низкая производительность труда, слабая инвестиционная активность, сокращение трудоспособного населения и, конечно, санкции Запада против России.

В таких условиях Москве просто кровь из носу нужна война США и Ирана. Но пока что мир молчит о главном провокаторе, который подталкивает участников игры на Ближнем Востоке к открытому конфликту, чтобы таким образом восстановить свою традиционно сырьевую экономику.

ИС
Поделитесь.