Зеркало недели: Революция в рамках закона Премьер Армении Никол Пашинян взялся реформировать судебную систему

Премьер-министр Армении Никол Пашинян объявил о новом революционном этапе. Поводом к этому стало решение суда в Ереване освободить из-под стражи экс-президента Роберта Кочаряна.

Рассмотрение уголовного дела против Роберта Кочаряна, бывшего вице-премьер-министра Армена Геворкяна, экс-министра обороны Сейрана Оганяна и экс-начальника Генштаба Юрия Хачатурова, которых обвиняют в свержении конституционного строя в марте 2008 г., суд начал в сентябре прошлого года. А 18 мая освободил Кочаряна из-под стражи под поручительство действующего и предыдущего президентов непризнанной Нагорно-Карабахской республики — Бако Саакяна и Аркадия Гукасяна.

Формальным основанием для этого решения суда стала политико-правовая коллизия вокруг ст. 301 Уголовного кодекса Армении (“Свержение конституционного строя”), которую несколько раз пересматривали. Обвинение считает, что она не изменила свою диспозицию, а защита настаивает на противоположном. Дело передали в Конституционный суд, который должен растолковать эту статью.

19 мая, реагируя на принятое судом решение, Пашинян призвал своих сторонников 20 мая заблокировать помещения судов в стране. Цель акции — продемонстрировать судейскому корпусу, что общество недовольно их деятельностью. Примечательно, что полиция не препятствовала активистам, заблокировавшим здания Конституционного суда и Высшего судебного совета, другие суды. В то же время к нации обратился президент Армен Саркисян, который высказал уверенность в неизменности демократических процессов в Армении и призвал граждан, независимо от занимаемой должности и политической принадлежности, сохранять спокойствие, соблюдать Конституцию и другие законы.

Блокирование судов, а также отставка одного из столпов судебной власти в Армении Гагика Арутюняна (председателя Высшего судебного совета, предыдущего многолетнего председателя Конституционного суда) подтвердили, что действующая власть контролирует ситуацию.

Но решение суда относительно Кочаряна стало символом коррупции, опутавшей современную Армению. В отличие от перезагруженных Пашиняном парламента и правительства, имеющих поддержку граждан, судебная власть Армении сейчас является отражением коррумпированной системы и не пользуется доверием населения. На этом фоне естественно возникает вопрос о том, что мешало Пашиняну сразу провести реформу судебной системы или ввести изменения парламентским инструментарием после досрочных выборов в законодательный орган.

Сторонники Пашиняна подчеркивают, что он еще в мае прошлого года предлагал провести такую реформу. Однако понял, что как премьер-министр меньшинства не будет иметь достаточных для этого средств, прежде всего законодательных. Он также ожидал, что под влиянием революционных процессов реформирование всех сфер жизнедеятельности страны судебная ветвь власти генерирует самостоятельное очищение благодаря внутренним механизмам. Такую линию восприняли в судебной системе как слабость. И продолжили применять привычные коррупционные схемы. Апогеем этого правового фарса стало освобождение Кочаряна.

Суть реформы судебной системы по Пашиняну сводится к таким ключевым тезисам: все судьи без исключения должны быть подвергнуты ветингу — общественность должна знать о политических связях, доходах, личных и профессиональных качествах судей; судьи, в судебных решениях которых Европейский суд по правам человека зафиксировал грубые нарушения, должны подать в отставку, либо их следует отстранить от должности; судьи, у которых есть сомнение в своей беспристрастности или объективности, должны подать в отставку; введение механизмов переходного правосудия; Национальное собрание должно провести законодательную работу для имплементации этих решений.

Премьер считает, что в этом вопросе государственный аппарат должен сотрудничать с гражданским обществом, общественными организациями, экспертным сообществом. Известно, что будут привлекаться и иностранные специалисты. Для реформирования судебной системы премьер готов обратиться к конституционным изменениям, проведя референдум.

Но кроме влияния на внутриполитическую ситуацию, дело Кочаряна имеет еще и внешнеполитический резонанс. Во-первых, на пространствах СНГ оно беспрецедентно, поскольку впервые под стражу взяли бывшего главу страны. На фоне медленного, но все-таки падения рейтинга Пашиняна, на нынешнем этапе успешность процесса против Кочаряна не только продемонстрирует, что премьер-министр является человеком слова, но и приостановит падение его рейтинга. Во-вторых, Кочарян со своими приверженцами намерен не только выйти на свободу, но и вернуться в активную политику, разыгрывая карту Нагорного Карабаха.

Кочарян пытается применить проверенный в 1998 г. сценарий, когда из-за расхождений относительно нагорно-карабахского урегулирования ушел в отставку президент Левон Тер-Петросян. Именно поэтому подконтрольная Кочаряну и предыдущему премьер-министру лидеру Республиканской партии Армении Сержу Саргсяну (который также принадлежит к т.н. карабахскому клану)  пресса активно создает общественное мнение, что Никол Пашинян “сдает земли”.

Степанакерт в это поверил. И начал играть на стороне Кочаряна.

Эта ситуация вызвала обеспокоенность Пашиняна, и он заявил, что у Армении есть силы, которые пытаются внести раскол между двумя армянскими народами. Он подчеркнул, что некоторые представители коррумпированной системы используют свои личные связи для антиправительственной пропаганды. Премьер заявил о заговоре с целью развязать новую войну и, возможно, даже сдать некоторые территории, переведя ответственность на правительство страны. Вместе с тем он пообещал, что сделает все возможное для предотвращения этих сценариев.

Нагорно-карабахское урегулирование — одно из главных направлений сосредоточия усилий действующего премьера. Для всех армянских лидеров это является краеугольным камнем и обязательным элементом как внешнеполитической, так и внутриполитической повестки дня.

По иронии судьбы Н.Пашинян хочет вернуть за стол переговоров Степанакерт, который в свое время был выведен Робертом Кочаряном. Тогдашний армянский лидер считал, что он как выходец из Карабаха будет представлять и олицетворять на переговорах лидера одного народа. Разумеется, Баку выступает категорически против изменения переговорного формата.

При этом активизация коммуникации между лидерами Азербайджана и Армении происходит в условиях общей стагнации переговорного процесса. Кремль продолжает демонстрировать мировому сообществу свои “миротворческие усилия” с одновременным сохранением контроля над переговорным процессом. Запад занял выжидательную позицию, поскольку считает избранный Н.Пашиняном курс нечетким, а заявления на счет одновременного углубления интеграции Армении с ОДКБ/ЕАЭС и ЕС декларативными и контроверсионными.

Это побуждает Н.Пашиняна генерировать новые идеи по чувствительным для армянского общества вопросам, в частности нагорно-карабахское урегулирование, которое не воспринимается внешними игроками (а именно: возвращение за стол переговоров “официального Степанакерта”). В этом контексте судебную реформу в какой-то степени следует рассматривать в одном ряду с нагорно-карабахским урегулированием.

При этом конфронтация между Ереваном и Степанакертом — в интересах Москвы. Однако Кремль пока что не вмешивается в конфликт, поскольку все развивается естественным путем.

В контексте взаимоотношений официального Еревана с Москвой приход революционным, но вместе с тем бескровным способом к власти — негативный пример для российского общества. Поэтому вполне вероятно, что В.Путин не простит этого Н.Пашиняну. Очевидно, что Кремль будет совать палки в “армянские колеса” с целью доказать, что революционные лидеры обречены и не в состоянии построить эффективную модель развития государства.

Однако сейчас у Кремля нет аргументов, чтобы упрекнуть Пашиняна. У него чистая биография, и все обязательства перед Москвой он выполняет даже лучше, чем его предшественники. Следует вспомнить хотя бы направление в Сирию армянских саперов и медиков, что фактически позволило Москве поднять флаг ОДКБ в этой стране. В целом Пашинян придерживается предыдущего внешнеполитического курса.

Вместе с тем естественно, что в Москве еще только привыкают к новому лидеру, и этот процесс имеет элемент недоверия. Но на Кочаряна ставку Москва не будет делать, поскольку он чрезвычайно токсичный для армянского общества, настроенного против него крайне агрессивно и желающего, чтобы Кочаряна осудили. Конечно, это плохой сценарий для Москвы.

Незапятнанная коррупционными скандалами биография, политические чистоплотность и сильная воля на фоне все еще большого кредита доверия со стороны армянского общества составляют крепкий фундамент, на котором Никол Пашинян старается построить современное демократическое и, главное, правовое государство.

Результаты исследования “100 дней Пашиняна” (кабинет сформирован после парламентских выборов в декабре 2018 г.), проведенного Gallup International в апреле, свидетельствуют, что хотя Н.Пашинян и теряет доверие населения, которое не ощущает положительных изменений в жизни, его популярность остается высокой. Так, 20,3% граждан оценивают работу премьера полностью положительно, 53,8% — скорее положительно, 13,8% — скорее отрицательно, 7,8% — полностью отрицательно. Для сравнения: 100 дней временного правительства в сентябре 2018 г. полностью положительно оценивало 33% (51% — скорее положительно).

Хватит ли политической воли, хватит ли решительности, достаточно ли для этого кадров, не помешает ли Кремль — покажет время.

А пока что лидер Армении подает пример в борьбе с беззаконием и безнаказанностью.

Зеркало недели
Поделитесь.