Экономические новости: Нормандия без Путина На побережье Франции – в Нормандии – проходят памятные церемонии в связи с 75-й годовщиной высадки союзников во время Второй мировой войны. К ветеранам обратились премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, президент Франции Эммануэль Макрон. В торжествах принимает участие Дональд Трамп

Президент США в своей речи упомянул и союзников, участвовавших в высадке 6 июня 1944 года – британцев, поляков, австралийцев, норвежцев, французов. Само сражение в Нормандии президент США назвал эпизодом «вечной борьбы между добром и злом», информирует enovosty.com/news.

Владимир Путин на экономическом форуме в Петербурге заявил прессе: «Почему меня должны обязательно везде куда-то приглашать? Я что, свадебный генерал, что ли? Мне своих дел хватает здесь».

Политическое размежевание России и Запада и попытки Кремля сохранить экономические связи с Европой на Радио Свобода обсуждают экономисты и политики Сергей Жаворонков, Алексей Мельников («Яблоко»), депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский (фракция Яблоко»), из Германии публицист Александр фон Ган.

Михаил Соколов: В Нормандии 6 июня прошли памятные церемонии в связи с 75-й годовщиной высадки союзников во Франции во время Второй мировой войны. В них участвовали премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, президент Франции Эммануэль Макрон, президент США Дональд Трамп, главы других государств. А президент России Владимир Путин, в отличие от 2014 года, находится на экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Прессе он не без обиды объяснил свое отсутствие в Нормандии: «Почему меня должны обязательно куда-то приглашать? Что, я свадебный генерал, что ли? Мне своих дел хватает здесь».

В студии экономисты и политики Сергей Жаворонков, Алексей Мельников, представитель партии «Яблоко». На связи из Петербурга с нами будет депутат Законодательного собрания и возможный кандидат в губернаторы Борис Вишневский, представитель «Яблока». По скайпу на связи из Германии публицист Александр фон Ган.

Президент обижен. Я вижу, что есть такой пропагандистский результат, на всех каналах эту тему обсуждают. Вот такая цитата: «Вклад союзников в победу над Третьим рейхом не следует преувеличивать. Высадка в Нормандии не оказала принципиального влияния на исход Второй мировой войны». Это сказала представитель МИДа Мария Захарова. Что бы вы ей ответили, Сергей?

Сергей Жаворонков: Точно так же мы все это в советских учебниках читали, что и ленд-лиз тоже ни на что не влиял, хотя Сталин, произнося после войны тост в присутствии западных дипломатов, говорил, что без поставок по ленд-лизу мы проиграли бы эту войну. То есть все эти Захаровы и прочие советско-путинские пропагандисты противоречат своему кумиру, который как раз признавал роль союзников.

Должен не без юмора сказать, что Советский Союз и нынешние путинские власти не единственные, кто любил забывать о роли союзников.

Ровно такую же пропагандистскую политику вел французский лидер Шарль де Голль, который всю войну, как известно, просидел у микрофона в Лондоне, высадился в американском обозе, но потом рассказывал, что это французы сами себя освободили, американцы тут ни при чем. В тогдашних французских газетах рисовали карикатуры на де Голля, где де Голль на фоне многочисленных могил американцев говорит: «Yankee, go home».

То есть это типичная история, когда пытаются приватизировать итоги совместной победы. Этим не только Мария Захарова занималась, но даже более крупные исторические фигуры.

Михаил Соколов: Действительно, товарищ Сталин говорил, что это блестящий успех наших союзников. Много разных эпитетов. Ответ корреспонденту «Правды» от 13 июня 1944 года, он сегодня ходит по сетям благодаря изданию «Инсайдер». А если бы Путин поехал вдруг, что бы, интересно, говорила Мария Захарова?

Алексей Мельников: Я думаю, что она молчала бы. Что касается того, что Путин говорит, что он не свадебный генерал: в Австрию ездил прошлым летом, на свадьбе танцевал. Что касается слов российского МИДа, есть факты, они очевидны. Конечно, оказала влияние и высадка союзников в Нормандии, и перед этим победа в Северной Африке.

Кстати говоря, капитуляция группировки немецко-итальянской, которая по размерам была больше, чем группировка, которая капитулировала в Сталинграде. Высадка в Италии. Естественно, у нацистской Германии отвлекало силы от них. Но это все дело прошлое, а надо смотреть в будущее.

То, что глава российского государства не приезжает в Европу, не встречается с лидерами, которые там собрались, говорит о том, что говорить не о чем.

Михаил Соколов: То есть изоляция политическая?

Алексей Мельников: Практически да. Тупик, и говорить ему не о чем. Страна, власти которой противопоставили огромной мощи мира западного, который когда-то был в значительной части союзником СССР.

Михаил Соколов: Александр, что вы скажете об этом неприезде Владимира Путина, как он видится из Европы вам?

Александр фон Ган: У нас такое количество разных событий, связанных с внутриполитическими проблемами и отставкой грядущей Меркель, уход ее с политического небосклона, отставка Мэй, которая должна случиться завтра, визит Трампа. Поэтому отношения с Россией в глубоком тылу, где-то там на заднем плане, на них большого внимания сейчас никто не обращает. У нас достаточно сложное положение в связи с тем, что никто не знает, какая Европа нам нужна, как она может появиться. Если даже как-то договоримся и придем к умозаключению на тему того, что же собственно мы хотим видеть в виде европейского сообщества, как это все должно работать.

Это проблема не только Великобритании – это проблема всего Европейского союза, когда в течение двух с половиной лет лидирующие государства Европы не в состоянии разрешить вопрос, который принципиальный для всех для нас: как может функционировать система внутренних, внешних взаимоотношений ЕС, как могут быть налажены и отлажены связи между государствами. Великобритания – это бывший союзник Соединенных Штатов, это скорее североатлантический партнер или это часть Европейского союза? Поэтому здесь вопросов очень много.

Россия отошла немножко в сторону, как и Украина немножко притихла. Вопрос о присутствии Путина не ставился ни в одном репортаже, которые я видел за последние несколько дней.

О Путине не вспоминали, и о роли России тоже упомянуто не было.

Михаил Соколов: Путин же едет, насколько я понимаю, в Италию в ближайшее время. Он сейчас общался с мировыми агентствами, сказал, что не ожидает влияния этого визита на санкционную политику, не рассчитывает на ослабление санкций. Может быть какое-то ослабление, ведь каких-то резких шагов России в отношении Европы в последнее время не было, в отношении Украины тоже немножко затишье?

Александр фон Ган : Все очень рады тому, что есть пауза небольшая в событиях на востоке. Отвечая на ваш вопрос о санкциях и об их эффективности, могу привести в пример отношения с Китаем. Сейчас отмечается как раз очередной юбилей тяньаньмэньских событий. Разные цифры называются, от тысячи до десяти тысяч погибших, раскатанных танками буквально, уничтоженных людей. Вспоминают и о том, что были события такие, были введены санкции Европейского союза и Соединенные Штаты в этом принимали участие. Сейчас никто об этом не вспоминает, все наперебой ездят в Пекин, добиваются благосклонности товарища Си.

При всем моем энтузиазме в отношении санкций, потому что это, конечно, лучше, чем ничего, но очевидно, что это всего лишь такой внешнеполитический жест, если угодно, за которым не следует каких-то стратегических выводов, и в конечном итоге санкции сворачиваются постепенно без очевидных последствий. Понятно, что ни к чему эти санкции в отношении Китая не привели.

Поэтому ожидать того, что санкции будут в отношении России, как следствие будет изменение какой-то кардинальной политики на Украине, в отношении Прибалтики, например, Европейского союза, я думаю, что не стоит, к большому сожалению.

Михаил Соколов: На данный момент каков эффект санкций? Я, например, вижу чисто визуальный эффект – то, что на Санкт-Петербургском экономическом форуме представительство довольно низкое и государственное, и бизнеса. Соответственно, видимо, и инвестиций меньше будет?

Сергей Жаворонков: Статистика говорит сама за себя. В минувшем году в Россию поступило один миллиард восемьсот миллионов прямых иностранных инвестиций. По сравнению с пиком их в 2007 году, когда в Россию поступило 82 миллиарда прямых иностранных инвестиций, мы видим, что их количество сократилось в десятки раз. Мы видим, что сейчас идет тенденция к тому, что все эти инвестиции сосредотачиваются в государственных проектах, в государственных компаниях таких стран, как Китай или страны Персидского залива. Инвестиций частных очень немного, они в основном сосредоточены буквально в двух-трех проектах, ямальский проект «Новотэка» по добыче газа. Сейчас в Петербурге было подписано соглашение о покупке «Шеллом» половины акций в компании с таким сложным названием «Меретояханефтегаз», которая принадлежит «Газпромнефти». Вот, собственно, пожалуй, и все.

При этом отток капитала из России, напротив, стремительно растет. Если в 2017 году это было 30 миллиардов долларов, то в 2018 году это было уже 67 миллиардов долларов, только за четыре месяца этого года – почти 35 миллиардов. Путин сегодня комментировал на форуме, что это вообще не страшно, потому что у России есть профицит торгового баланса.

От себя добавлю – за счет относительно высоких цен на нефть. Сейчас цена на нефть упала до 60 долларов. Если она упадет до 50, а это мы наблюдали буквально полтора года назад, то наш бюджет вновь станет дефицитным. Тот профицит, который там накопился, он растворится примерно за год.

Михаил Соколов: Борис, это все происходит в вашем городе. Насколько это все важно и для Петербурга, и для России? В том числе и такие рассказы о том, что идет устойчивый рост?

Борис Вишневский: Я много лет наблюдаю за Петербургским экономическим форумом. Последние лет 15, как мне кажется, он уже не имеет никакого значения. Раз за разом одно и то же, торжественно подписываются договоры, рассказывается о каких-то небывалых инвестициях, но все это в конечном счете сводится к такому большому приему от имени Путина, где Петербург играет роль большой загородной резиденции, где этот прием проводится.

Понятно, что те соглашения, которые подписывают на этом форуме, готовились заранее, не там они придуманы, не спонтанно они возникли. С каждым годом все меньше реально приезжает значимых персон, с каждым годом все меньше каких-то интересных дискуссий.

Я еще помню времена, лет 20 назад, когда на форум действительно приезжали серьезные экономисты, когда велись споры очень большие о том, что происходит в мировой экономике, что происходит в российской экономике. В последние годы все это исчезло.

Я сейчас с улыбкой слушал, как Владимир Владимирович вещал про траекторию устойчивого роста, что бывали и худшие времена. Да окститесь, какая траектория устойчивого роста? Выйдите на улицу, посмотрите на цены. Разговоры о том, что сейчас мы съездим в Италию, может быть, что-то произойдет с санкциями… Ничего не произойдет. Потому что для отмены санкций надо менять внешнюю политику, надо перестать огрызаться на весь мир, надо перестать воевать в Украине, надо перестать воевать в Сирии, надо перестать поддерживать бандитов международных везде, где только можно, тогда санкции отменят.

Что касается их результата, на мой взгляд, результат лучше всего проявляется в простейшей люстрации. Что сейчас просят привезти любого, кто едет за границу, возвращается обратно в Россию? Сыр. Я и сам прошу, но это же чудовищно. Какое импортозамещение? Один раз несколько лет назад я позволил себе воспользоваться плодами импортозамещения. Я принес домой отечественный импортозамещающий сыр, пытался сделать из него горячий бутерброд. В микроволновке этот сыр испарился без остатка – вот вам импортозамещение. Дело не только в сыре, дело в том, что российский бизнес лишился доступа к относительно дешевым западным кредитам, рвутся налаженные экономические связи, общий кризис экономики налицо. Если сравнить курс доллара сегодня и пять лет тому назад, разница будет в два раза по отношению к рублю.

Какая траектория устойчивого роста, о чем там вещает Владимир Владимирович в окружении людей, которые ему внимают с такой вежливой улыбкой?

Что касается значения форума, я лично рад только одному: раньше этот форум проводился близко от моего дома, я жил на Васильевском острове, пол-острова оцепляли, было ни пройти ни проехать. Сейчас тоже пробки, сейчас тоже ни пройти ни проехать, но хотя бы форум этот где-то на окраине города, где немножко меньше мешает жителям. На реальную жизнь этот форум не оказывает ни малейшего воздействия. Это дает работу журналистам, это дает работу экспертам, политологам, куча чиновников и депутатов там светится, хлопочет лицом, что называется, но на реальную жизнь Петербурга не оказывает практически никакого воздействия.

Тем более что наш нынешний временный губернатор господин Беглов еще до своего назначения сюда наместником ставил одной из задач защиту от тлетворного влияния Запада. Какой экономический форум международный может быть, когда у нас тут сидит такой губернатор? Надеюсь, мы сможем не допустить его стать постоянным, прокатим его на выборах в сентябре.

Экономические новости
Поделитесь.