Financial Times: Россия укрепляет связи с Китаем, бросая вызов воинственному Трампу На прошлой неделе заместитель министра иностранных дел Китая Чжан Ханьхуэй назвал визит Си в Россию "вехой", которая "укрепит основы" отношений

“Нечасто Владимир Путин, президент России, оказывается готов разделить главную роль на саммите, особенно на том, который проводит проводит. Но президент Китая Си Цзиньпин не обычный гость”, – пишет Financial Times.

“Си прибывает в Россию в среду, где его будут приветствовать как одного из ближайших иностранных союзников Путина. (…) И Москва, и Пекин находятся под огнем США – будь то через применение санкций или торговую войну Дональда Трампа, и Путин и Си установили теплую дружбу, которая бросает вызов десятилетиям недоверия между двумя странами, – подчеркивается в публикации. – Два лидера выстраивают связи, важность которых все возрастает, и они бросают вызов ожиданиям многих аналитиков о том, что их союз окажется недолгим. Предполагается, что саммит добавит веса развивающемуся альянсу, который уже включает сотрудничество в области энергетики и обороны”.

“Ожидается, что авторитарные лидеры сделают два заявления. Одно будет посвящено связям их стран. Второе осудит “гегемонистское доминирование в международной системе” – что является отсылкой к торговой практике США и санкциям, считает Чжан Сиань, профессор русистики в Шанхайском Восточно-Китайском педагогическом университете”, – сообщает газета.

“На прошлой неделе заместитель министра иностранных дел Китая Чжан Ханьхуэй назвал визит Си в Россию “вехой”, которая “укрепит основы” отношений. (…) Ожидается, что саммит приведет к расширению сотрудничества в секторах энергетики, авиации и связи, а также в таких новых областях, как сельское хозяйство, финансы, технологии и электронная коммерция, сказал Чжан, не предоставив подробностей”.

“Риск введения новых санкций США в отношении России активизировал усилия России и Китая по защите сделок с помощью таких мер, как недолларовые платежные системы, сказал он. “Это стало реальной угрозой для обеих стран, и сейчас идут серьезные дискуссии о том, как реагировать”.

“(…) Россия предприняла решительный поворот в сторону Китая после того, как США и ЕС впервые ввели санкции против Москвы в 2014 году в ответ на аннексию Крыма. Кремль увидел в Пекине надежного партнера в сочетании с возможностями продавать нефть, газ и природные ресурсы, а также компенсировать сокращение западного финансирования”, – напоминает издание.

“Благодаря тесным личным связям между двумя лидерами Россия и Китай нашли точку совпадения интересов перед лицом воинственной политики администрации Трампа”, – пишет Financial Times.

“На данный момент их объединяет общее дело против глобального лидерства США, их общий интерес к политическому выживанию, схожим образом автократические системы и личная близость, которая сформировалась между лидерами, которые стремятся сконцентрировать больше власти в своих руках”, – писал Фредрик Кемпе, президент Атлантического совета, американского аналитического центра.

Газета указывает на то, что в сентябре прошлого года Китай был впервые приглашен к участию в крупнейших с холодной войны совместных военных учениях, а в декабре начал работу первый газопровод между Россией и Китаем, и только за прошлый год “объем двусторонней торговли в прошлом году вырос на 24,5%”,

“(…) С учетом их огромной экономической разницы – в 1990 году экономика России была на 40%, чем экономика Китая; теперь экономика Китая в восемь раз больше и растет более быстрыми темпами – отношения далеко не сбалансированные, несмотря на публичные заявления Пекина о равенстве”, – считает газета.

“На встрече в Пекине в апреле Путин озвучил свою поддержку китайской стратегии “Пояс и дорога”, несмотря на опасения многих в Москве, что китайская инициатива по расширению посягает на российские сферы влияния в Центральной Азии”, – отмечается в публикации.

“Но хотя Россия нуждается в Китае больше, Пекин счастлив иметь дружественного поставщика потоков нефти и газа. Не имея собственного места в Совете Безопасности ООН, Пекин умело использовал постоянное место Москвы и исторические связи с Пхеньяном, чтобы повлиять на дипломатические споры по поводу будущего Северной Кореи”, – передает Financial Times.

“Как указал Чжан, торговый спор между Пекином и Вашингтоном означает, что российский сектор свиноводства и птицеводства может потенциально компенсировать часть спада, если китайские компании больше не делать закупки у США. Китай, в свою очередь, проявляет желание инвестировать в российские государственные секторы и в Арктику”, – говорится в статье.

Financial Times
Поделитесь.