Деловая столица: Зеленский и ЕС Отношения Украины с ЕС зашли в тупик. Что возможно сделать для возвращения отношений с Европой на приемлемом уровне?

 

Внешнеполитическое направление – не просто одно из списка слабых мест у команды Зеленского. Это вопрос национальной безопасности, дать слабину в котором – может очень дорого стоить стране. В цикле из трех публикаций «ДС» предлагает задуматься, какой должна быть внешняя политика новой администрации по ключевым векторам- США, Россия и ЕС.

Первая неделя пребывания Владимира Зеленского в роли президента Украины оставила сложное впечатление. Странные назначения, выступления и предложения, исходившие от президента, роспуск Рады на спорных юридических основаниях и много других неприятных звонков обозначили наступление новой эпохи, грозящей нам потрясениями и неопределенностью. Укрепились и подозрения о том, что у президента нет ни команды, ни плана действий, ни ясного представления о своей новой роли.

Сохранить субъектность

Но неумирающая надежда на постепенную выработку командой Зеленского взвешенного политического курса придает смысл попытке проанализировать наши отношения с ЕС и перспективы их развития.  Тем более что первый зарубежный визит в новой роли президента Зеленский совершит в Брюссель, и это стало уже традицией. Петр Порошенко начинал со Страсбурга, где выступил на заседании ПАСЕ, Виктор Янукович тоже сначала полетел в Брюссель, чем сильно разочаровал Кремль. И только Виктор Ющенко нанес свой первый визит именно в Москву, стремясь, по-видимому, усыпить внимание Владимира Путина.

Итак, европейское направление можно считать уже традиционно приоритетным для Украины. Тем более что в 2014-2016 гг. Украина стала страной – ассоциатом ЕС, в 2016-2018 гг. ЕС в целом стал главным торговым партнером нашей страны, а с начала текущего года Польша – член ЕС, уже и сама обошла Россию по объему торговли с Украиной.  Наконец, в марте прошлого года НАТО, чей центр тоже находится в Брюсселе, вернуло Киеву статус страны, стремящейся к членству (aspirant).

Хотя в ходе своей избирательной кампании Зеленский довольно двусмысленно высказывался по поводу европейской и евроатлантической интеграции Украины, причиной такой риторики могла быть вторая половина его избирателей, стремящихся к возрождению отношений с Россией, а также, возможно, попытка римейка внешней политики “регионалов”, в рамках которой “Брюссель – это не Вашингтон”. Но такая линия сегодня слишком ретроградна: судя по результатам выборов в Европарламент, кто бы ни встал во главе ЕС, его отношения с РФ станут даже хуже, чем сейчас.

Тем не менее на фоне внутреннего кризиса ЕС проблемы Киева европейцам надоели, так что даже сохранение политической субъектности Украины станет непростой задачей. Здесь уместно напомнить, что 20 мая, в день инаугурации Зеленского, состоялись трехсторонние телефонные переговоры Меркель, Путина и Макрона, в ходе которых стороны обсудили будущее Минских соглашений, причем ни самого Зеленского, ни представителей его команды в детали не посвятили.

И хотя все протокольные фразы о необходимости урегулирования, а также критика апрельского указа Путина о выдаче в ОРДЛО российских паспортов в ходе переговоров прозвучали, общий тон европейской позиции, судя по тому, что попало в СМИ, свидетельствовал о большом желании закрыть вопрос, объявив конфликт исчерпанным, и заняться решением своих проблем.

Главным препятствием для ЕС на этом пути стало сохранение лица. Это означает, что после ухода Меркель и смены руководства ЕС, Путин может сделать шаг навстречу Макрону, дав ему возможность стяжать лавры миротворца и имидж политического тяжеловеса. Для Макрона, с предстоящим уходом Меркель, претендующего на роль политического центра ЕС (и соперничающего с канцлером из-за фигуры следующего главы Еврокомиссии), это станет большим соблазном, а значит, и он, в свою очередь, может пойти на уступки Москве.

Иными словами, Украине даже в большей степени, чем раньше, важно участвовать в любых переговорах с Россией, где хоть как-то всплывают связанные с ней вопросы. Только так можно предотвратить превращение нашей страны в предмет политических торгов, мнение которого никого не интересует. Но если Петру Порошенко это, хотя и с трудом, в основном удавалось, то у Зеленского видимых наработок здесь нет. Хотя, по крайней мере, о прожектах формата “Будапешт+” после завершения президентской кампании вроде бы благополучно забыли. Так что “Минск” по-прежнему не имеет альтернатив, тем более что интерес к нормандскому формату утратили, похоже, не только в Москве, но и в Берлине с Парижем.

 

Между тем поле европейского маневра для Украины в ЕС существенно сузилось по независящим от нас обстоятельствам. Кризисные явления внутри Союза настоятельно требуют новой модели европейского компромисса, поскольку идея многоскоростной Европы, выдвинутая Макроном, вошла в противоречие с результатами выборов в Европарламент. ЕС еще глубже погрузится в свои внутренние проблемы, а значит, результативно говорить с Брюсселем станет еще более проблематично.

Контрходом могло бы стать сосредоточение усилий на работе в двустороннем формате – с национальными правительствами, что тоже до некоторой степени удавалось Порошенко и планов чего опять-таки не видно у Зеленского даже в общих чертах. Между тем, кроме стран Балтии и Великобритании, застрявшей на шпагате Брекзита, сегодня в Европе нам не на кого опереться. На инаугурацию Зеленского не приехал даже президент Польши Анджей Дуда, для которого открытие больницы оказалось более приоритетным, нежели государственный визит. При Порошенко, отметим, такого не было, несмотря на яростные историко-политические баталии. Справедливости ради, однако, стоит признать, что как раз внесение исторической памяти в современный контекст и привело к этому похолоданию. Так что Зеленскому стоило бы подумать над перезагрузкой – вполне возможно, что именно этого, учитывая предвыборную риторику, от него в Варшаве и ждут.

Клинч с Венгрией неразрешим в принципе, даже с учетом того, что Трамп постарался смягчить позицию Орбана “по украинскому вопросу” в ходе недавней встречи в Вашингтоне. Элиты Чехии, Италии, Австрии откровенно пророссийские (в смысле бизнеса, ничего личного) и останутся таковыми, какие бы скандалы ни сотрясали тамошний политикум. Франция и ФРГ хотят удержать за собой роль коллективного центра ЕС, и на фоне этой задачи Украина имеет для них скорее инструментальную функцию. Все остальные глубоко погружены в себя.

Тем не менее даже в таких неблагоприятных условиях удержаться на плаву все-таки возможно. Необходимо разрабатывать и предлагать в национальных столицах варианты ситуативных союзов “по интересам”, становясь частью малых альянсов – и тем укрепляя свою политическую субъектность в глазах великих. И, конечно, необходим ясный список внешнеполитических приоритетов Украины.

Заинтересовать раскрыть зонтик

Безусловно, важнейшим приоритетом для нас является сегодня вступление в НАТО – единственный способ надежно застраховаться от новой агрессии со стороны России. На фоне неизбежного размывания санкций очередной пакет территориальных претензий представляется уже неизбежным: проблемы водоснабжения оккупированного Крыма толкают Москву либо к попытке захвата всего Северо-Крымского канала, либо к решению вопроса путем угрозы такого удара. На это указывают многие эксперты.

Но сегодня нет смысла брать нас под натовский зонтик. Даже наша гипотетическая готовность в обмен на вступление в НАТО согласится на увод непризнания оккупации Крыма и Донбасса в плоскость отложенных проблем (по образцу непризнания Западом оккупации стран Балтии, не мешавшего торговле с СССР), что позволило бы ЕС отменить санкции против России, сохранив при этом лицо, в плане безопасности ничего нам не даст. Нашей уступчивостью просто воспользуются, как воспользовались ею при подписании Будапештского меморандума, а процесс вступления в НАТО растянут на такой срок, что в его конце вступать может быть уже и некому.

Заинтересовать же ЕС в реальном сохранении украинской независимости можно только одним способом: путем максимальной экономической интеграции Украины в Евросоюз и привлечения в страну европейских инвестиций. В отличие от нас с вами, свою собственность на нашей территории Европа защищать будет, в том числе и путем интеграции Украины в НАТО.

Иными словами, альтернативой российской оккупации сегодня может быть только либерализация Украины: закон о продаже земли, в том числе иностранцам, пакет гарантий для инвесторов, наконец, реальная, а не на словах, борьба с коррупцией. Межгосударственные договоры, предоставляющие инвесторам из отдельных стран Евросоюза дополнительные льготы в обмен на лоббирование этими странами в той или иной форме интересов Украины в ЕС и НАТО, могут стать полем для двусторонних и многосторонних договоренностей.

Конечно, процесс этот будет болезненным и доставит нам немало неудобств, как и любые реформы, но он точно предпочтительнее прямой российской оккупации или прокси-оккупации через посредничество группы олигархов, как это происходило при Януковиче. К слову, действия Игоря Коломойского наводят на мысль о том, что он как раз и желал бы выстроить для себя схему “Янукович-2”.

Однако Зеленский, объявив себя и свою команду “либертарианцами”, до настоящего времени не предпринял ничего не только либертарианского, но даже просто либерального. Его действия скорее напоминают безудержный популизм ранних большевиков, еще до расстрела демонстрации в защиту Учредительного собрания и начала Красного террора, причем, судя по лихому замаху на роспуск Рады, а также по действиям полиции в Ровно, большевистское реформаторство уже нависло над нами. Это, в свою очередь, гарантирует нам на финише поглощение Россией.

Альтернатива пока не просматривается: в окружении Зеленского не видно группы специалистов, способных разработать и претворить в жизнь программу либерализации Украины. Возможно, в составе его команды такие самородки и есть, но мы о них пока ничего не знаем.

Деловая столица
Поделитесь.