Детали: В чем состоит иранская стратегия Трампа Обострение конфликта между США и Ираном вызывает множество вопросов о том, каковы реальные цели сторон и чем грозит нынешняя ситуация

 Обеспокоенность негативным развитием событий привела к тому, что по призыву короля Саудовской Аравии на 30 мая назначен экстренный саммит арабских государств.

Пока что политика «максимального давления» Трампа действительно оказывает действие. Заявление Ирана, что он приостанавливает обязательства, которые взял на себя в рамках ядерной сделки, его подстрекательство, угрозы и возможное участие в атаках на танкеры в Персидском заливе — результат усиливающегося прессинга на Тегеран. К тому же, Китай, после истечения отсрочки заявил об отказе от покупок иранской нефти. Но что ждет регион, а, возможно, и весь мир? Как указывают эксперты, нынешняя американская стратегия пронизана внутренними противоречиями. Исполняющий обязанности директора Пентагона Патрик Шанахан утверждает: «Мы не хотим, чтобы ситуация обострилась. Речь идет о сдерживании, а не о войне», в то время как госсекретарь Майк Помпео и советник по национальной безопасности Джон Болтон делают воинственные заявления.

Израильский эксперт, ведущий научный сотрудники Института политики и стратегии Герцлийского междисциплинарного центра Уди Эвенталь, анализируя нынешнюю обстановку, указывает, что «администрация Трампа правильно определила один из ключевых недостатков ядерной сделки — разрешение Ирану безнаказанно проводить дестабилизирующую политику в регионе». В рамках отказа от сделки в нынешнем виде администрация США выдвинула далеко идущие требования к Ирану в качестве условия для отмены нового раунда санкций. Эти требования включают его полное лишение права на обогащение урана и разработку ракет, способных нести ядерные боеголовки, прекращение поддержки террористических организаций, уважение суверенитета Ирака, вывод проиранских сил из Сирии и многое другое.

При этом администрация США создала новую проблему — возложила чрезмерную нагрузку на санкции, как на инструмент, который подтолкнет иранский режим к выполнению этих требований. Более того, американские максималистские требования воспринимаются в Иране как прикрытие для реальной цели администрации США — смены режима в Тегеране. В этих обстоятельствах, с точки зрения иранского режима, бесполезно соглашаться на требования Вашингтона.

Так что шансы на то, что Иран согласится пересмотреть ядерную сделку, невелики. Проблема состоит в том, что администрация США не имеет конкретного плана, подкрепленного достаточными ресурсами для свержения режима аятолл, даже если есть надежда, что усиливающееся давление подорвет стабильность режима.

Политика «и волки сыты, и овцы целы» не приведет к изменению режима в обозримом будущем. Как полагает Эвенталь, на этом фоне Израиль должен быть готов столкнуться с несколькими проблемными сценариями, включая расширение иранской ядерной программы и растущую потенциальную угрозу со стороны Ирана. Американские эксперты, в частности в National interest, уже рисуют апокалиптические военные сценарии, подчеркивая, что «Иран может первым нанести массированный удар с применением комбинированных вооружений, используя прибрежные радары, средства РЭБ, беспилотники и гражданские суда в попытке сокрушить боевую мощь американских сухопутных войск, авиации и флота».

В то же время другие информированные издания, такие как Foreign Affairs и Foreign Policy приводят более сдержанные версии развития событий, включая то, что все военные угрозы США являются блефом, как в случае с Северной Кореей.

Двойственной является и позиция России. Хотя президент Путин заявил о невмешательстве в данный конфликт, ряд видных экспертов призывает Россию активно выступить на стороне Ирана. «Мы должны максимально помочь Ирану военно-технически и политически, чтобы не дать американцам возможности достичь своих целей», — утверждает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политологии Михаил Александров.

Израильские эксперты полагают, что более последовательная и эффективная политика «максимального давления» требует от американской администрации увязать ее лишь со стратегической альтернативой. Либо интенсифицировать реальные усилия по продвижению смены режима в Тегеране, привлекая все необходимые экономические, дипломатические, разведывательные и военные ресурсы. Либо более реалистичная альтернатива — переориентироваться на санкции в ядерной области.

Без готовности Америки противостоять усилиям Ирана по региональной дестабилизации шансы на то, чтобы заставить Иран вернуться к переговорам, еще ниже. Одних лишь санкций, какими бы изнурительными они ни были, недостаточно для достижения требуемых целей в отношении иранского режима. По мнению израильских экспертов, стратегия «максимального давления» без военной компоненты обречена на провал — до тех пор, пока США реально не увеличат свое военное присутствие в Персидском заливе, не будут готовы противостоять действиям Ирана на местах и не предъявят серьезных военных угроз режиму аятолл в Тегеране.

С нашей точки зрения, военный сценарий выглядит маловероятным. США предпочитают геоэкономическую стратегию военному давлению, используя последнее скорее в психологических целях. За два года президентства Трампа США не участвовали ни в одной из военных компаний. Во всех конфликтных ситуациях они применяют метод все более расширенных санкций: Россия, Южная Корея, Китай. Вряд ли Иран станет исключением.

Детали
Поделитесь.