Зеркало недели: Венесуэльская трясина Страна на пороге полномасштабной гражданской войны

Венесуэла все глубже увязает в трясине внутриполитического кризиса, разрешить который, по всей видимости, сможет только оружие. 

Страна все ближе подходит к тому, чтобы в ней началась ожесточенная гражданская война. Не исключена и военная операция США.

Объявивший себя временным главой государства, лидер оппозиции Хуан Гуайдо на днях заявил, что попросил своего представителя в Соединенных Штатах встретиться с официальными лицами Пентагона и обсудить возможность сотрудничества в преодолении кризиса в Венесуэле. Позже Гуайдо сообщил, что не исключает начала прямых переговоров с Вашингтоном с целью получения от него военной помощи для свержения режима действующего президента Николаса Мадуро. До этого лидер венесуэльской оппозиции говорил, что одобрит интервенцию США, если те решат начать ее.

До недавнего времени тактика основных действующих лиц венесуэльской драмы — и Николаса Мадуро, и Хуана Гуайдо — состояла в том, чтобы тянуть время. Расчет Гуайдо строился на том, что в ситуации усиливающегося экономического кризиса и давления США армия перейдет на сторону оппозиции. А несговорчивый Мадуро надеялся, что все само собой рассосется, как это произошло после массовых протестов в 2014 и 2017 гг.

Но эта тактика дала сбой. Ситуация стала патовой: армия не переходит на сторону оппозиции, а протесты не утихают. При этом стороны конфликта пытаются изменить положение дел в свою пользу.

Ситуация в Венесуэле обострилась после 30 апреля, когда Гуайдо опубликовал видео, записанное на авиабазе “Ла Карлота”. На записи он в окружении мужчин в военной форме заявил, что военные “приняли правильное решение”, перешли на его сторону и готовы бороться с правительством Мадуро. Позже в Каракасе произошли столкновения “синих повязок” (военных, поддерживавших Гуайдо) с силами, верными Мадуро. Однако “синие повязки” были разбиты.

Одновременно продолжались и демонстрации сторонников Гуайдо. Верные Мадуро силы безопасности для разгона демонстрантов использовали слезоточивый газ и резиновые пули. Участники акций протеста в ответ бросали в полицейских коктейли Молотова. По данным правозащитных организаций, в событиях 30 апреля получил травмы 71 человек, арестованы были 119.

В СМИ появилась информация, что накануне выступления 30 апреля Гуайдо вел переговоры с армейским командованием о переходе на сторону оппозиции. Может быть, результат действий “синих повязок” и был бы иным, однако выступление началось преждевременно, когда Гуйадо и его сторонники внезапно освободили из-под домашнего ареста Леопольдо Лопеса, лидера партии “Народная воля”, осужденного в 2015 г. (за организацию массовых беспорядков в 2014 г.) к 13 годам заключения. После провала выступления “синих повязок” Лопес укрылся сперва в чилийском, а затем в испанском посольстве.

Выступление 30 апреля поддержали лишь некоторые нижние чины венесуэльской армии. Генералитет же остался верен Мадуро. Что не случайно: армия контролирует значительную часть экономики Венесуэлы, а генералы не хотят перерезать финансовые артерии, которые их питают. Только начальник Национальной разведывательной службы (SEBIN) Рикардо Кристофер в своем выступлении по телевидению вечером 30 апреля заявил, что считает нужным “восстановить страну” и ради этой цели отказывается от поддержки Мадуро. После чего он эмигрировал.

Именно после неудачи 30 апреля Гуйадо и заявил, что поддержит военное вмешательство Соединенных Штатов в дела Венесуэлы. Это дало Мадуро повод еще раз обвинить своего противника в предательстве национальных интересов. В свою очередь, в Вашингтоне солидаризировали с предпринятой Гуайдо попыткой вооруженного свержения Мадуро. 1 мая в беседе с репортером Fox Business Помпео даже сказал, что если Гуайдо будет арестован, Соединенные Штаты могут ввести войска. Впрочем, пойдет ли Трамп на ввод американских войск в Венесуэлу, пока неясно.

Напомним, что внутриполитический кризис в Венесуэле углубился после смерти харизматичного президента Уго Чавеса в 2013 г. Одна из причин кризиса — все более усиливающиеся экономические проблемы в стране. Дело в том, что Венесуэла, как и многие страны, ориентирующиеся на экспорт сырья, страдает от нефтяного проклятия: экономика зависит от колебаний цен на нефть на мировом рынке. И их падение означает не только экономический кризис с последующим обнищанием масс, но и внутриполитическую дестабилизацию.

На фоне усиливающегося экономического кризиса Мадуро всячески стремится усилить собственную власть. В начале 2017 г. находящийся под контролем Мадуро Конституционный суд распустил парламент, где оппозиция имела большинство. К досрочным президентским выборам 20 мая 2018 г. популярные кандидаты от оппозиции допущены не были, а Мадуро был избран главой государства.

Подобные действия неоднократно вызывали протесты оппозиции. Наконец, 23 января спикер отказавшегося признать свой роспуск в 2017 г. парламента Хуан Гуайдо после консультаций с вице-президентом США Майком Пенсом объявил себя и.о. президента. Страна вступила в период двоевластия.Гуайдо был признан в качестве законного президента Венесуэлы Соединенными Штатами и большинством государств Латинской Америки. Россия, Китай, Боливия, Куба, Мексика, Никарагуа, Сальвадор и Уругвай продолжают считать президентом Венесуэлы Мадуро.

Стремясь преломить ситуацию в пользу Гуайдо, США арестовали находящиеся в стране активы PDVSA (государственной нефтяной корпорации Венесуэлы), а это более 7 млрд долл., и ввели экономические санкции против Боливарианской республики, что еще более усилило и без того острейший экономический кризис. Вашингтон заявляет, что не будь поддержки Москвы, Мадуро уже давно бы сбежал. “Его (Мадуро. — А.С.) самолет стоял в аэропорту, как я понимаю, он готов был уехать сегодня (30 апреля. — А.С.) утром, но русские дали понять, что он должен остаться”, — заявил в интервью CNN госсекретарь Майк Помпео.

Россия же имеет в Венесуэле и экономические интересы, и геополитические. Что и предопределяет ее дальнейшую поддержку правящего режима. Во-первых, Москву интересует судьба российских инвестиций в случае падения Мадуро. Гуайдо и другие венесуэльские оппозиционеры не один раз говорили, что будут готовы уважать интересы российского бизнеса в Венесуэле, если Россия откажется от поддержки Мадуро. Москву эти уверения не убеждают. Может быть потому, что геополитика играет в венесуэльском вопросе не меньшую роль, нежели экономика. Ведь, как и в случае с Сирией, Венесуэла является для Кремля мощным козырем на переговорах с Белым домом.

Патовая же ситуация в венесуэльском кризисе не устраивает Вашингтон. Ну а Кремль устами Лаврова заявил в начале мая, что позиции США и России по венесуэльскому кризису “несовместимы, но разговаривать мы готовы”. Разговор состоялся 6 мая в Финляндии, где встретились Сергей Лавров и Майк Помпео. Комментируя итоги переговоров, Помпео дипломатично сказал, что это был “хороший разговор”, а Лавров еще раз подчеркнул, что военное вмешательство США в дела Венесуэлы будет “катастрофическим и неоправданным”.

Беседа Лаврова и Помпео кризис не решила. Наоборот, ситуация даже накалилась. Так, Соединенные Штаты прекратили подачу воды и электроэнергии в посольство Венесуэлы в Вашингтоне, надеясь выдавить оттуда сторонников Мадуро и передать здание сторонникам Гуайдо. 8 мая в территориальные воды Венесуэлы зашел американский военный корабль, однако после беседы с капитаном венесуэльского патрульного катера американские моряки ушли из венесуэльских вод.

Спустя неделю после встречи в Хельсинки, Майк Помпео прилетел в Сочи, где провел переговоры с Лавровым и Путиным. В этот свой первый визит в Россию Помпео обсуждал среди прочего и ситуацию в Венесуэле. После переговоров Помпео с Лавровым и Путиным стало ясно, что сближения позиций Вашингтона и Москвы в ближайшее время ждать не стоит. И если на пресс-конференции Помпео заявил о необходимости ухода Мадуро, то Лавров предостерег от вмешательства в дела Венесуэлы извне.

Кризис в Венесуэле, его перспектива перерасти в гражданскую войну имеет и региональное измерение. Латинская Америка давно уже не знала полномасштабных вооруженных конфликтов. Гражданские войны в Центральной Америке кончились в начале 1990-х, а масштабных вооруженных противостояний между разными государствами не было с 1960-х. Впервые за многие десятилетия одна из стран Латинской Америки подошла к грани, за которой — гражданская война, могущая вовлечь в себя соседние государства.

Хотя в Латинской Америке левые прочно удерживают власть помимо Венесуэлы только в Боливии, в латиноамериканском обществе сильные левые и антиамериканские настроения. Поэтому правые правительства, очень не любящие Мадуро, тем не менее без восторга смотрят на перспективы войны в Венесуэле, опасаясь, что подобная война вызовет массовые протесты в их странах и дестабилизирует ситуацию в регионе. 

Зеркало недели
Поделитесь.