DW: Россия и Совет Европы должны продолжать разговор РФ два года не платит взносы в бюджет Совета Европы, за что ее могут исключить из организации

Экс-председатель ПАСЕ Анн Брассёр рассказала DW, почему стоит удерживать Россию.В июне исполнится два года, как Россия перестала платить взносы в бюджет Совета Европы (СЕ) – это около 33 млн евро, почти 10 процентов бюджета организации. Так Москва ответила на санкции, введенные Парламентской ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ) после аннексии Крыма в 2014 году – российскую делегацию лишили права голоса, возможности работать в руководящих структурах ассамблеи и участвовать в наблюдении за выборами. Неуплата может привести к приостановлению членства РФ в СЕ, а затем к ее исключению из организации. Москва при этом и сама регулярно грозит выходом.

О том, какую роль играет размер российского взноса в бюджет СЕ в этом конфликте, а также о его последствиях для россиян DW поговорила с Анн Брассёр, возглавлявшей ПАСЕ в 2014-2016 годах, когда и была принята резолюция по России.

DW: Что теряют от нынешнего кризиса обе стороны – Россия и Совет Европы?

Анн Брассёр: Конечно, это подрывает авторитет Совета Европы. Но куда важнее жители России: пока Россия остается членом организации, в стране действует Европейская конвенция о защите прав человека. Россияне находятся под ее защитой, даже при том, что Россия, к сожалению, исполняет не все решения Европейского суда (по правам человека, ЕСПЧ. – Ред.). Если же страна выходит из СЕ, то она больше не обязана руководствоваться этой конвенцией. Я думаю, если это произойдет, то основные права и свободы, которые ущемляются не только в России, но и в некоторых других странах, начнут нарушать еще больше. Это ударит по россиянам, так что мы обязаны их защитить.

– Сложилась странная ситуация. С 2015 года РФ то и дело заявляет, что может выйти из Совета Европы. Но этот выход не в интересах Москвы, так как он приведет к еще большей международной изоляции страны. Совет Европы также не хочет выхода России – это регулярно подчеркивает его генсек Турбьёрн Ягланд. То есть это не выгодно вообще никому.

– В 2014-м ПАСЕ решила лишить Россию права голоса, но не исключать ее из организации. Российская делегация сама покинула ПАСЕ. Я прилагала все усилия, вела переговоры в Госдуме, Совете Федерации, объясняя, как важно, чтобы они остались (в ПАСЕ. – Ред.). И мне очень жаль, что это ни к чему не привело. Тем не менее, нужно продолжать разговаривать, но друг с другом, а не друг о друге. И не обвинять друг друга. Когда разгорается кризис, искать пути выхода из него должны обе стороны.

– У России в Совете Европы есть определенное лобби: уже не раз предпринимались попытки изменить внутренний регламент, чтобы вернуть ей право голоса. Нередко можно услышать, что основная причина этой поддержки – взнос России, который составляет около 10 процентов всего бюджета СЕ. А как вы считаете?

– Право голоса было отозвано после аннексии Крыма. Мы приняли тогда резолюцию по России из 22 пунктов. И я всегда говорила, что РФ должна делать хоть какие-то шаги, чтобы показать, что она движется в правильном направлении. Я также общалась с представителями Верховной рады Украины, так как и они должны были предпринять определенные действия. Но ничего, или почти ничего, не сдвинулось с места. Я не знаю почему. Мы были так рады, когда были подписаны минские договоренности – но ведь с тех пор ничего так и не произошло.

Что касается Совета Европы и изменения процедуры: я не думаю, что надо все смягчать, но нужно дать возможность продолжать разговор и не обрывать существующие связи. Мы не можем так поступить, так как это негативно скажется на российских гражданах.

– Возвращаясь к взносу, который должна платить, но не платит Россия. Как вы думаете, если бы сумма этого взноса была меньше, поддержка РФ внутри Совета Европы была бы такой же большой?

– Естественно, каждой организации нужны деньги. В Совете Европы бюджет и без этого был в обрез, обойтись без взноса России вообще невозможно. Я надеюсь, что до июня будет найдено какое-то решение. Но так как я больше не член ПАСЕ, то не знаю, что происходит за кулисами.

При этом действительно важно, чтобы Россия оставалась в Совете Европы. Это касается и других государств – посмотрите, что происходит в Турции или Азербайджане. Так что деньги играют роль, но для меня это не главное.

– В одном из своих выступлений вы назвали аннексию Крыма и последовавшее принятие ПАСЕ резолюции по России главным вызовом в вашей карьере. Стали бы вы принимать подобный документ сегодня, зная, что в итоге встанет вопрос о выходе России из Совета Европы и что она перестанет платить взносы?

– Аннексия Крыма и последовавшие за ней события в Донбассе абсолютно неприемлемы. Это противоречит всему, на чем основана работа международной организации. Поэтому мы обязаны были отреагировать. Еще раз: мы приостановили право голоса, но не исключили делегацию России. Если бы мы ее исключили, я бы сказала сегодня, что да, это была огромная ошибка. Но у нас не было другого выхода, мы обязаны были ввести санкции. Когда о международное право вытирают ноги – так, как это сделала Россия, аннексируя Крым, – нельзя оставлять это как есть. Я всегда повторяю: Россия не имела права так поступать! У истока проблемы стоит не Совет Европы, а Россия, аннексировавшая Крым.

– То есть вы бы поступили сегодня так же?

– Конечно. Но у меня не было права голоса. Мне предъявляют претензии, что это моя вина. Но по уставу у председателя ПАСЕ нет права голоса, так что я даже не голосовала.

facenews
Поделитесь.