Bloomberg: Экзистенциальный кризис в Каталонии – основная тема выборов в Испании Спустя 18 месяцев после провала голосования за независимость региона, беспорядки остаются главной проблемой на всеобщих парламентских выборах, которые состоятся 28 апреля

 

Джерарду Гарсии не потребовалось много времени, чтобы поссориться с отцом из-за политики после возвращении домой в Барселону. Дискуссия разгорелась уже во время автомобильной поездки из аэропорта; темой было будущее Каталонии. На светофоре Джерард распахнул пассажирскую дверь и вышел.

Раскол в семье произошел за несколько месяцев до попытки Каталонии получить независимость в 2017 году, которая была подавлена властями Мадрида. Отец Гарсии, Хосе Мануэль, утверждал, что каталонцы вносят больше налоговых выплат, чем им возвращают. Он чувствовал себя преданным, когда Жерар, инвестиционный банкир, который живет в Мадриде, обвинил его в сепаратизме и утверждал, что стремление к отделению отвлекает от таких проблем, как безработица, которые Испания могла бы эффективнее решать, будучи объединенной.

“В Испании распространен ложный посыл, и мой сын в него поверил”, – говорит 59-летний Жозе Мануэль, который продает строительную продукцию для французской компании. Он больше не читает национальные газеты и получает большинство своих новостей об Испании из каталонских СМИ, выступающих за независимость. “После перепалки я думаю, как я мог так ругаться со своим сыном? Но чувства меня обуревают”.

Их горькая размолвка произошло в последние месяцы, предшествовавшие досрочным выборам в испанский парламент, назначенные на 28 апреля. Каким бы ни был состав следующего правительства, проблема борьбы с бунтующей Каталонией останется. Премьер-министр социалистов Педро Санчес, согласно опросам занимающий лидирующую позицию, говорит, что  хочет изучить пути расширения полномочий Каталонии, не допуская официального референдума об отделении. Относящаяся к крайне правой части политического спектра повстанческая Испанская националистическая группа призвала избирателей защитить единство страны. Опросы показывают, что она может получить достаточно мест, чтобы стать существенной силой в следующем парламенте. Она нацелена на лишение власти региональных правительств и хочет приостановить каталонскую автономию “до безоговорочного разгрома мятежников”. Кампании, проводимые партиями, выступающими за усиление политической власти в Мадриде, были встречены бурными протестами в Каталонии.

Испания – одна из самых децентрализованных стран мира, представляющая собой конфедерацию языков и культур. Разразившийся 18 месяцев назад кризис бросил вызов  правилам непростого конституционного урегулирования, которые удерживали страну единой после смерти генерала Франциско Франко в 1975 году. Последующие каталонские администрации использовали полномочия, предоставленные им в  рамках имеющихся соглашений, для достижения сепаратистских целей, и многие консерваторы опасаются, что они в конечном итоге я буду использовать эти рычаги, чтобы разорвать Испанию на части.

Несмотря на провал референдума Шотландии 2014 года о выходе из Великобритании, он поддержал каталонцев. В то время как Брексит сеет разделение в Британии, побуждая шотландских националистов добиваться очередного голосования, а Польша и Италия качнулись вправо, Каталония стала доминирующим экзистенциальным вопросом для Испании. “Это испанское испытание для европейского феномена”, – сказал Тим ​​Бэйл, профессор политики в Лондонском университете королевы Марии.

Лидеров неудавшейся попытки отделиться от Испании судят за организацию мятежа – разбирательства транслируются ежедневно, за ними активно наблюдают каталонцы, такие как семья Жозе Мануэля. “Когда мы наблюдаем за судебным разбирательством, и слышим постоянную ложь, это просто усиливает настроения в пользу отстаивания независимости”, – говорит 56 летняя Мария Лус Эстев, супруга  Хосе Мануэля, состоящая с ним в браке уже 35 лет. Пара жертвует сотни евро каждый год двум каталонским гражданским группам, которые поддерживают семьи заключенных лидеров сепаратистов.

24-летний Жерар рассказал, что в 2012 году он ездил на ежегодный фестиваль в Барселоне, посвященный каталонской культуре и традициям, который его родители посещают каждый год. Теперь он чувствует, что это событие “похитили” политические группы, выступающие за независимость. “Это уже не праздник, – говорит он, – Это протест против кого-то”.

Администрация Барселоны использует свои полномочия, чтобы попытаться сформировать регион с населением 7,5 миллионов человек, отделенный от остальной части страны языком и идентичностью, если не границей. Увеличение поддержки каталонского сепаратизма датируется 2010 годом, когда Конституционный суд Испании отменил часть закона, который предоставил бы Каталонии большую автономию. Затем наступил финансовый кризис, который подтолкнул группы, выступающие за независимость, к распространению утверждению о том, что регион, обеспечивающий почти 20 процентов экономики, будет жить лучше, если будет сам по себе.

Некоторые из тех, кто поддерживает союз с Испанией, говорят, что сепаратисты в региональном правительстве используют темы каталонского языка и образования для продвижения своей повестки дня. В 2017 году небольшой каталонский профсоюз учителей опубликовал доклад об использовании образовательных материалов для воспитания детей. В нем были выделены учебники, в которых каталонский парламент фигурировал как часть системы правления, без упоминания, например, об испанских институтах, таких как монархия. В одном из учебников представлена карта Каталонии вместе с европейскими национальными государствами, включая Италию и Германию, и она описывается как европейский регион, который, как таковой, “может иметь свое собственное правительство”.

Каталонская администрация категорически отрицает использование образования или средств массовой информации в целях пропаганды. Но чиновники – сепаратисты и их сторонники признают, что законы о каталонском языке могут помочь заложить языковые основы для Каталонии, если она однажды станет независимой. Эстер Франкеза, директор регионального правительства по языковой политике, говорит, что система обучения в Каталонии предназначена для всех каталонцев, а не только тех, кто поддерживает независимость. С другой стороны, по ее словам, “как правительство, мы явно занимаем позицию, связанную с желанием, усилием и стремлением создать независимое государство”.

Каэтана Альварес де Толедо, баллотирующаяся в национальный парламент Каталонии от консервативной Народной партии, в середине апреля использовала интервью в эфире общественной телекомпанией Каталонии TV3, чтобы обвинить ее в участии в “перевороте против демократии” в регионе. Бывший лидер ее партии, Мариано Рахой был премьер-министром, когда испанские власти временно взяли на себя функции администрации Каталонии в 2017 году. Как и многие правые, Альварес де Толедо считает канал пропагандистским подразделением регионального правительства. Пресс-секретарь TV3 заявила, что телестанция проверена региональным агентством и частной компанией, она обеспечивает представление множества политических взглядов.

Хосе Мануэль Гарсия считает, что национальные СМИ заставили людей поверить, что каталонское правительство превращает студентов и избирателей в сепаратистов. Это сообщение помогло заложить основу для избирательной кампании, говорит он. “Призыв голосовать против Каталонии за испанские национальные партии приносит голоса, – говорит он, – Я не доверяю Мадриду”.

Джерард рассказал, что после стычки с отцом в машине,  его мир пошатнулся, семья избегает серьезных разговоров о политике. Но память о 2017 годе свежа. “Голосую ли я за то, что лучше для моей страны или для людей из той же местности, что и я, из Каталонии? – спрашивает он, – Я пытаюсь найти свое место, но не могу его найти”.

UAinfo
Поделитесь.