Укринформ: «Истинные финны» и российские тролли. О парламентских выборах в Финляндии Что нового и важного для Украины мы увидели в этих выборах

Чем итоги парламентских выборов-2019 в Финляндии важны для Украины? Страна эта не очень большая по населению (5,5 млн человек), тем не менее, издавна достаточно заметна на международной арене. Осколок Российской империи, первым сумевший отгородиться, а позже и отбиться от нее, показал, как велик может быть потенциал развития, отдельного от имперского центра, как лживы слова центра об исключительной затратности и неэффективности местного управления и бюрократии. В качестве наглядного примера частенько приводят вечерние фотоснимки из космоса. Одни широты, одни условия, одна природа, но вот – ярко освещенная Финляндия, а через границу – «Россия во тьме».

Так что подсветим прошедшие парламентские выборы, имевшие большое значение для страны.

УНИКАЛЬНОСТЬ ПРОШЕДШИХ ВЫБОРОВ

После реформ, проводившихся с конца 1980-х и до начала 2010-х годов, Финляндия трансформировалась в парламентско-президентскую республику. Однопалатный финский парламент, Эдускунта, состоит из 200 человек. Система выборов непростая – по партийным спискам при пропорциональном представительстве в 15 избирательных округах. Если упрощенно – то в парламент проходят те, кто набрали наибольшее число голосов в своих округах, но из числа партий, набравших более 3% по всей стране (и имеющих соответствующую набранному проценту общую партийную квоту).

Еще отметим, что у финских партий и объединений есть забавная особенность: их названия – очень пластичные, меняющиеся, «текучие». Это объясняется тем, что в самой Финляндии с ее двумя государственными языками названия даются на двух очень разных языках – финском и шведском. А потом эти все нюансы как-то усреднено передаются на международном – английском языке.

Теперь собственно о результатах. Уникальность в том, что фактически на выборах победили три партии, разница в результатах которых составила менее одного процента.

Но все же главным номинальным победителем стала партия с самым понятным названием – Социал-демократы – 17,7%, 40 мест в парламенте (+6 по сравнению с прошлыми выборами). Второе место заняла националистическая евроскептическая партия «Истинные финны» (в последнее время они называют себя просто «Финны») – 17,5%, 39 мест (+1). На третьем месте – правоцентристская Национальная коалиция (она же – Коалиционная партия или просто Кокоомус) – 17,0%, 38 депутатов (+1).

И лишь на четвертом месте оказалась ведущая партия прежней коалиции – Партия Центра (или Финляндский Центр, или просто Центр) – 13,8%, 31 место (-18). На пятом и шестом месте – левые партии, получившие прибавку в треть своего прежнего состава. Это Зеленый союз (Зеленая лига или просто Зеленые) – 11,5%, 20 депутатов (+5) и Левый альянс (Левый союз, Союз левых сил) – 8,2%, 16 мест (+4).

И ровно столько же мест, сколько в прошлом парламенте получили небольшие партии, младшие партнеры возможных коалиций – Шведская народная партия – 4,5%, 9 депутатов, и Христианские демократы – 3,9%, 5 мест.

Чем эти выборы оказались уникальными – ни одна из партий не набрала больше 20% голосов избирателей – это первый случай в финской истории (строго говоря, партии не смогли набрать и 18%). Из-за такой раздробленности голосов аналитики предсказывают очень непростые коалиционные переговоры. Также весьма высокими оказались показатели активности – в выборах поучаствовали 72% избирателей, и это один из самых высоких показателей за последнее время.

Рекордным оказалось и представительство женщин в новом составе парламента: 92 депутата, то есть 46% всего депутатского корпуса. Почти половина! Любопытно, что параллельно с парламентскими выборами в Финляндии проходил чемпионат мира по хоккею среди женщин. И ход его тоже был рекордным, сенсационным. В полуфинале финки обыграли канадок 4:2, нарушив монополию североамериканских хоккеисток в финалах. Но в финале их ждал еще более грозный соперник – олимпийский чемпион сборная США, накануне легко, в режиме разминки обыгравшая россиянок 8:0.

В решающем матче, проходившем в день выборов, уже по окончании голосования, основное время закончилось вничью 1:1. В овертайме финки забросили победную шайбу, но арбитры ее отменили. А по буллитам победили все же американки. Некоторые увидели в этом прозрачную аналогию с гендерным итогом парламентских выборов, 46% – серебро, очень высокий результат. Но все же пока не золото.

ФИНСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ: ОТПОР АГРЕССИИ + ФИНЛЯНДИЗАЦИЯ

Перед тем, как пояснить детали итогов выборов, нужно сказать несколько общих слов о настроениях в нынешней Финляндии, ее ментальности.

В Украине, в условиях отражения российской агрессии, о ней часто говорят и ее воспринимают сквозь призму финско-советских войн 1918-1922 и особенно – 1939-1940 годов, в ходе которых Финляндия сумела отстоять свой суверенитет. И это тоже верно, об этом в Финляндии никогда не забывают. Но все же такое восприятие неточно. Поверх этого был долгий период, так сказать, «финляндизации» Финляндии, 1945-1991 годы. Тогда в стране сохранялась частная собственность, свобода слова, связь с западным миром, демократия (правда, несколько своеобразная, достаточно сказать, что Урхо Калев Кекконен был президентом страны с 1956 по 1982 год!). Но в то же время обязательными были военный нейтралитет и тесные партнерские отношения с СССР, причем не только экономические.

К примеру, советские службы чувствовали себя в этой стране очень привольно. Поэтому совершенно неслучайно, что подписание Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинская декларация) состоялось именно в финской столице. Вроде и не страна соцлагеря, но в то же время – достаточно хорошо контролируемая красными спецслужбами территория.

Развал советской экономики и СССР в целом стали для Финляндии тяжелым испытанием (на Советский Союз в то время приходилось около 20% внешней торговли). Но взвешенная экономическая политика, быстрое вхождение в ЕС и ВТО, эффективная неолигархическая приватизация привели к быстрому росту. В итоге в XXI веке Финляндия стала стабильной, благополучной европейской страной, а по некоторым социальным показателям – одним из мировых лидеров (система образования, борьба с коррупцией).

В итоге в сегодняшней Финляндии существует особое отношение к восточному соседу. Безусловно, присутствует некоторое опасение за свою безопасность (известный киноактер Вилле Хаапасало рассказывал, что когда бабушка в первый раз провожала его в Россию, то просила взять хотя бы старое семейное ружье, потому что «никогда не знаешь, чего от этих русских ждать»). Финляндия сотрудничает с НАТО (в том числе участвует в учениях); в Хельсинки с 2017 года работает Европейский центр StratCom (20 стран-участниц), изучающий опыт борьбы с гибридными угрозами; существует военизированное добровольческое объединение MPK (Maanpuolustuskoulutusyhdistys, в переводе – Ассоциация национальной обороны).

Но при этом в целом, в среднем, опасения перед потенциальной российской угрозой здесь не очень большие, то есть – на порядок меньше, чем у Польши или трех стран Балтии, ранее также входивших в состав Российской империи. «Финляндизация» не прошла бесследно для Финляндии: да, для представителей элиты есть, конечно, определенные красные линии, но пролегают они достаточно далеко. И при выборе «принципиальность или сотрудничество с РФ», в Хельсинки не торопятся принимать решения, аккуратно взвешивая экономические и политические риски.

ТРИ-ЧЕТЫРЕ КИТА И ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ

Тремя китами в партийной системе Финляндии последние десятилетия считались Национальная коалиция, Социал-демократы и Центр. Казалось бы, логичная, прочная система – правоцентристы, левоцентристы и собственно центристы. Но в «нулевых» годах на совершенно «отвязных» популистских лозунгах быстро взошла партия «Истинные финны» (как это обычно бывает в случае с националистами, жесткими евроскептиками, существуют подозрения в более тесных контактах с Москвой). И с 2011 года «Истинные финны» стали четвертым китом финской парламентской системы.

Прошлую парламентскую коалицию по итогам выборов-2015 возглавил глава победившей тогда партии Центра Юха Сипиля. В объединение также вошли «Истинные финны» и националисты. Получившаяся правоцентристская коалиция была достаточно «тяжелой»: 49+38+37=126 голосов.

Но в 2017 году в рядах «Истинных финнов» произошел раскол. 20 из 38 членов парламентской фракции партии создали другую фракцию – «Новая альтернатива». Среди ушедших были и все министры правительства Сипиля от «Истинных финнов». В том числе глава партии, приведший ее к взлету – экстравагантный Тимо Сойни. На тот момент – и сейчас, до создания новой коалиции – министр иностранных дел (в этом качестве его неплохо знают в Украине). «Новая альтернатива», оставшаяся в коалиции, самоорганизовалась в новую партию «Синее будущее» (по цвету креста на флаге страны).

А другая часть партии (и фракции), более жесткие евроскептики, борцы с миграцией, избрали нового лидера «Истинных финнов». Им стал любопытный человек – ученый-славист, защитивший диссертацию по церковно-славянскому языку Юсси Халла-ахо. Какое-то время, трудясь над диссертацией, он жил в Киеве, где также работал менеджером по рассмотрению виз в Посольстве Финляндии. В своих воспоминаниях он весьма критически и с юмором высказывался о реалиях нашей страны тех лет, говоря, что Украина была удобной транзитный страной, например, для нигерийцев, старавшихся дальше получить визу в Финляндию. Яркий образец его воспоминаний – фальшивая виза, сделанная нигерийцам в Турции. Якобы в ней было прописано, что ее обладатели «имеют право на 6-месячное незаконное пребывание на территории Украины». (Очень может быть, что это придуманная история, байка, но она хорошо показывает общий тон, стиль, в котором «Истинные финны» разговаривают с избирателями).

Уход из коалиции, плюс жесткая антимигрантская риторика помогли расколотым и обновленным «Истинным финнам» нарастить прежний состав фракции. И даже увеличить его до 39 депутатов. Забавная деталь: накануне выборов, в предчувствии успеха Халла-ахо сказал, что отметит победу не чем-нибудь, а именно украинской водкой. И даже марку назвал – «Перша гільдія». (Опять же трудно сказать, чего больше в этом жесте – может, это просто популистская экстравагантность, которой несколько не хватает Халла-ахо, особенно на фоне его предшественника Сойни; может, напоминание, намек с долгим прицелом на его особое знание Восточной Европы, и Украины в частности). А победа, не только партийная, но и личная оказалась действительно громкой. Халла-ахо персонально собрал абсолютное большинство голосов по всей Финляндии (30527) и установил новый рекорд в избирательном округе Хельсинки. Предыдущий рекорд принадлежит не кому-нибудь, а нынешнему президенту Саули Ниинистё (в далеком 1999 году он набрал 30 450 голосов). С такими итогами нынешний состав ИФ, и их лидер Юсси Халла-ахо становятся силой, с которой нельзя не считаться.

…А с коалиционным правительством Юхи Сипиля незадолго до выборов произошла неприятность. 8 марта этого года оно подало в отставку, принятую президентом Ниинистё. После этого правительство осталось как чисто техническое, переходное, лишенное возможности принимать серьезные политические решения. Причиной отставки называли провал реформы здравоохранения и регионального управления. Но на это также наложилось накопившееся общее раздражение от режима экономии (естественного для правоцентристской коалиции), особенно в бюджетной сфере.

Это отставка поспособствовала обрушению рейтинга – Партии Центра как старшего партнера коалиции, и «Синего будущего» как сделавшего не ту ставку. (Сохранить позиции на прошедших выборах удалось лишь Национальной коалиции).

Поэтому на фоне левопопулистской критики правоцентристской коалиции подъем левых партий был предсказуем. Причем победившие Социал-демократы рассчитывали на результат получше, на больший отрыв от партий, занявших 2-3 место (согласно опросам – на 5-6 депутатских голосов). Этого не получилось. Поэтому теперь их шансы на приоритет в формировании коалиции не так безусловны.

Аналогично – нет ничего необычного в некоторой прибавке голосов другими левыми партиями – Зелеными и собственно Левыми. Это их более-менее обычная синусоида на выборах с 1991 по 2019 год (периодичность выборов раз в четыре года не нарушалась). Зеленые: 10-9-11-14-15-10-15-20 (в среднем, скорее восходящий тренд). Левые (в число которых вошла вменяемая часть бывших коммунистов): 19-22-20-19-17-14-12-16 (в среднем, скорее нисходящий тренд).

Что касается результатов Шведской партии и Христианских демократов – то это небольшие «нишевые» партии, обладающие своим небольшим, но устойчивым электоратом.

Foto: Jaanus Lensment
Foto: Jaanus Lensment

РАСКЛАДЫ НА КОАЛИЦИИ – СЛЕВА НАПРАВО

Как уже говорилось, полученные беспрецедентные результаты выборов – сразу четыре партии «тяжеловеса» (31-40 депутатских мест), две партии легковеса (16-20 голосов) и два легковеса (5-9 голосов) дают очень большое количество возможных вариантов коалиции.

Исторически в Финляндии самыми распространенными были следующие типы коалиций (слева направо):

– Левая – СДП + Левые + Зеленые;

– Лево-центристская – СДП + Центр;

– Лево-правая – СДП + Коалиция;

– Правая – Центр + Коалиция (и один непростой опыт подключения к ним ИФ);

– Широкая коалиция – СДП + Левые + Коалиция + Шведская народная партия + Зеленые.

А теперь приложим эти схемы к итогам выборов-2019. Если в парламенте 200 мест, то для коалиции нужно более 100 голосов. В целом вырисовываются три типа вариантов.

Сразу смотрим, сколько собирают левые партии, начиная с победителя, Соцдемов: СДП + Зеленые + Левые = 40+20+16 = 76. Дополнить коалицию маленькими партиями не получается, значит, нужно привлекать кого-то из тяжеловесов правоцентристов. Глава Соцдемов Антти Ринне уже заявил, что не будет сотрудничать с «Истинными финнами». Остаются Центр или Национальная коалиция. Возможен любой из этих вариантов: с одной стороны, центристы чуть ближе по взглядам, но с другой стороны – с ними плохая аура лидеров предыдущей проигравшей коалиции. Для укрепления большинства младшим партнером коалиции могла бы стать Шведская народная партия.

Если же правые не захотят пойти на союз с Соцдемами, то тогда логичным кажется правоцентристский вариант коалиции «трех китов». «Истинные финны» + Коалиция + Центр = 39+38+31=108. Но и тут появляются вопросы. Во-первых – ведь это именно те же партии, что были в прошлой коалиции, рассорившейся и вроде как проигравшей. Вся разница только в том, что под вывеской «Истинные финны» – теперь другие лидеры. И в этом же, кстати, отдельная проблема, поскольку сразу после избрания Халла-ахо главой ИФ Петтери Орпо (Национальная коалиция) и Юха Сипиля (Центр) сразу же заявили, что работать с ним не будут. Готовы ли они теперь будут изменить свое мнение?

Тут, правда, возможен другой вариант. Националисты и Центристы отказываются работать с главой Истинных финнов в качестве главы коалиции. Но когда создавать ее поручат следующему по очереди Петтери Орпо, два других тяжеловеса согласятся с ним работать. А для укрепления союза и чтобы он побольше отличался от коалиции-2015 можно еще позвать Шведскую партию и Христианских демократов.

Ну и третий вариант, точнее, ряд вариантов – набор неидеологических право-левых союзов в более-менее широкой коалиции. Скорее всего, без участия «Истинных финнов» (с которыми не жаждут сотрудничать). Но насколько крепкой окажется такая «ширка» – тоже большой вопрос.

И ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ ДЛЯ УКРАИНЫ?

Что означают разные варианты коалиций для Украины? Левые партии являются по многим пунктам большими евроскептиками, чем даже «Истинные финны». Но чисто левая коалиция по раскладам не получается. А какая-то из правоцентристских партий, войдя в коалицию, приблизит ее курс к центру. К тому же в Финляндии в вопросах внешней политики большую роль играет президент. А им до 2024 года будет Саули Ниинистё, пошедший на свой второй срок. Он – выходец из Национальной коалиции, взвешенный политический игрок, который не допустит резкой смены курса.

Если же сложится правоцентристская коалиция, то ситуация гарантировано будет примерно такой же, как сейчас.

Что еще важно отметить в закончившихся выборах. Пожалуй, впервые так много говорили о русскоязычных избирателях Финляндии – причем все партии. И даже знаменитый «Компас избирателя» (тестовый набор вопросов, помогающий людям, не особенно интересующимся политикой, определить – какая партия им ближе всего по взглядам) в этот раз был переведен на русский язык. А на ТВ провели отдельные дебаты на русском языке – и в каждой из ведущих партий нашлось, кому в них участвовать. Правда, ни один из русскоязычных кандидатов в парламент пока не прошел. И в целом, как говорят эксперты, у русскоязычных кандидатов нет общей повестки, они рассеяны по всему политическому спектру. Так что пока не предвидится, чтобы русскоязычные стали здесь отдельной электоральной/политической силой, как в Латвии или Эстонии. Но тенденция какая-то, однако, наметилась. (И в России продолжают активно работать над раскручиванием в Финляндии негатива – традиционные россказни об ущемлении русских).

Последняя важная деталь. Накануне выборов министр юстиции Антти Хяккянен (Национальная коалиция) заявил об опасности российского вмешательства в выборы. «Нельзя быть доверчивым. Мы должны быть готовы отразить вмешательство на выборах, если это станет необходимым. Риск реален», – сказал Хакканен. Он уточнил, что Россия стремится «подстрекать недоверие к властям», укреплять местные «силы против ЕС» и «всеми возможными способами вбивать клин в европейское единство».

Стоит отметить, что накануне финские киберэксперты говорили о вполне конкретных подозрениях – что российские тролли поддерживают «Истинных финнов». Но представители партии евроскептиков, конечно же, решительно отвергли эти обвинения.

Специалисты напоминали о негативном опыте недавних шведских выборов (9 сентября 2018 года), где широко использовались боты, вирусные фейки в соцсетях. А также – о травле журналистки Джессики Аро, которая с 2014 года расследовала работу в Финляндии российских троллей. В октябре 2018-го за травлю, угрозы в ее адрес, препятствование в осуществлении журналистской деятельности нескольким людям были вынесены приговоры. Аро также предостерегла финское общество от самоуспокоенности. По ее словам, информационная война – намного тоньше, чем простая предвыборная агитация, поскольку кибероперации проводятся в течение долгого времени. Журналистка, в свою очередь, сослалась на исследования Саары Янтунен, эксперта финских Вооруженных сил по информационной войне. В книге «Info-War» о дезинформационной работе России в Финляндии Янтунен убедительно показала, что десятилетия манипуляций со стороны РФ привели к системному подавлению дебатов на темы политики безопасности. И это потенциально очень опасно для страны…

К выборам-2019 в Финляндии были приняты комплексные меры кибербезопасности. И постфактум можно сказать, что прошли они спокойно. Произошел лишь один инцидент – ровно за неделю до дня голосования была зафиксирована атака неизвестных хакеров на компьютерную систему выборов Минюста Финляндии. Но ее отразили…

Так что нельзя сказать, что Финляндия совсем уж расслаблена перед возможными пакостями со стороны восточного соседа.

Укринформ
Поделитесь.