Die Welt: Путинский воин пустыни После распада Советского Союза Россия хочет окончательно утвердиться в роли крупной державы. Одновременно Россия ищет для себя роль посредника, которую в Ливии она может сыграть гораздо правдоподобнее, нежели в Сирии

“Кремль, очевидно, решительно настроен обосноваться в Ливии. В лице генерала Халифы Хафтара он поддерживает военачальника, который, кроме своих собственных, защищает и российские интересы”, – пишет на страницах немецкого издания Die Welt Павел Локшин.

“На первый взгляд, Кремль делает ставку на этого военачальника, потому что в Ливии для России речь идет о явных экономических интересах, – указывает автор статьи. – Продолжение военно-технического сотрудничества, уходящего корнями в советское время, стоит в Москве во главе повестки дня”.

“Еще незадолго до краха режима Каддафи Триполи и Москва подписали многочисленные договоры на поставку оборонных товаров на сумму около 3,5 млрд долларов, в частности, на боевые самолеты Сухого и транспортные самолеты Ильюшина – однако поставлены они не были. Кремль надеется на исполнение этих договоров и новые сделки после окончания эмбарго ООН. По мнению экспертов, свержение Каддафи могло стоить государственному экспортеру оружия “Рособоронэкспорту” до 6,5 млрд долларов”, – говорится в статье.

В энергетическом секторе страны с крупнейшими запасами нефти на африканском континенте также заморожены сделки – не только с государственным гигантом “Газпромом”, но и с “Татнефтью”, занимающей в России шестое место по добыче нефти.

По словам экс-дипломата Николая Кожанова, “для Путина речь, с одной стороны, идет о том, чтобы доказать Западу, что успех России в Сирии – не случайность. После распада Советского Союза Россия хочет окончательно утвердиться в роли крупной державы. Одновременно Россия, по словам Кожанова, ищет для себя роль посредника, которую в Ливии она может сыграть гораздо правдоподобнее, нежели в Сирии. В конце концов, в Ливии среди западных сил отсутствует единство”, передает издание.

К тому же, добавляет Локшин, содействие Хафтару позволяет Москве сблизиться с региональными игроками, такими, как Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ.

“Но что будет, если 75-летний Хафтар проиграет в борьбе с Триполи – или просто умрет? Москва также поддерживает близкую связь с Фаизом Сараджем и Правительством национального согласия. (…) Так Москва хочет обеспечить себе присутствие в Ливии в долгосрочной перспективе – независимо от того, кто в итоге будет править в Триполи”, – заключает Die Welt.

Die Welt
Поделитесь.