Детали: Почему арабам надоело ходить на выборы Другим значительным эффектом стал общий спад поддержки традиционных арабских парламентских партий (и не только из-за низкой явки)

Три причины низкой явки арабских избирателей назвал «Деталям» Вадия Абу Насар, политолог и руководитель международного консультационного центра, действующего в Назарете.

  • Первая причина — самоощущение. Нам кажется, что система управления страной становится все более расистской и антиарабской. И потому многие из нас не хотят видеть себя партнерами такой системы.
  • Вторая причина – недовольство людей тем, что арабские депутаты раскололи собственный Объединенный список, который работал в прошлом составе Кнессета. Израильские арабы сочли, что их представители предпочли отстаивать личные интересов, поступившись интересами общины.
  • И, наконец, апатия. Многие решили: «что бы ни произошло, мы все равно останемся на обочине, так для чего же напрягаться?» Из-за этих трех причин процент голосовавших в арабском секторе оказался низок, как, пожалуй, никогда прежде — менее пятидесяти процентов. Подтвердив опросы, опубликованные незадолго до выборов – в них более половины респондентов-арабов говорили, что утратили всякий интерес к политике и не собираются идти голосовать, — сказал Вадия Абу Насар.

Источники на местах сообщали «Деталям» во время голосования, что немало арабских избирателей в этот раз отдавали предпочтение «Кахоль-лаван». Но за их голоса боролись и партии с правой риторикой: например, «Кахоль-лаван» получил в Абу-Гоше 18.1% голосов, а Ликуд – почти 11%. В Шфараме 13.5% голосовали на НДИ (возможно, друзы или местные христиане), тогда как за Кахоль-лаван — только 9%.

Другим значительным эффектом стал общий спад поддержки традиционных арабских парламентских партий (и не только из-за низкой явки). Это замечено во многих населенных пунктах. Например, в Абу-Гоше партии бывшего «Объединенного списка» получили 45% голосов, тогда как в 2015 году – 84%. В Умм-эль-Фахме партии Объединенного списка получили 90% — но даже это на 7% меньше, чем на прошлых выборах. Спад в Назарете (73% против 92% в 2015 году), Шфараме (61% против 73%), и других населенных пунктах. Многие арабские избиратели разочарованы своими кандидатами — но пока не нашли им альтернативы.

— Как, с учетом этого, может складываться в дальнейшем политическая обстановка в арабском секторе?

— Есть два разных подхода к этому вопросу. Первый указывает, что нам, арабам Израиля, необходимо сильное и эффективное присутствие в Кнессете, но не только через свои списки, но и через другие партии — такие, как МЕРЕЦ или даже «Кахоль-Лаван». Другой подход — развивать непарламентскую активность: демонстрации, протестные акции, создание новых политических движений. Причем кто-то считает, что делать это надо в сотрудничестве с евреями, разделяющими наши взгляды, а другие утверждают, что ориентироваться следует исключительно на арабский сектор. Есть и те, кто предлагает сочетать два подхода, чтобы Кнессет не был единственной ареной для активных действий, и чтобы в общественной деятельности мы не огранивались страной, а выходили на международный уровень, искали справедливости за рубежом.

— Какие проблемы израильским арабам сегодня кажутся основными и наиболее важными?

— Опасение потерять статус, то есть гражданство. Люди не исключают, что правые, которые, скорее всего, сейчас вновь будут управлять страной, захотят дать арабам лишь статус постоянного жителя.

Принятие Закона о национальном характере государства Израиль во многом подорвало у израильских арабов чувство принадлежности к этой стране, ухудшило их отношение к правительству. А еще — весьма непростое экономическое положение арабского сектора, здесь очень велик процент живущих ниже уровня бедности.

— Вы тоже считаете, что ситуация будет ухудшаться?

— Лично я полагаю, что особенных перемен не произойдет, вряд ли нас ждет некое резкое ухудшение. Понятно, что Нетаниягу сформирует правое правительство. Не исключено, что в его состав войдут партии, чье отношение к израильским арабам, мягко говоря, оставляет желать лучшего: НДИ и «Альянс правых партий».

— Вы не думаете, что все эти публичные нападки на «арабскую улицу» — всего лишь часть политической игры?

— Лично я всю политику считаю игрой, но я говорю вам о тех опасениях, которые распространены в арабском секторе. Я верю в то, что договориться можно с каждым, не только с Либерманом, но даже с Бен-Гвиром. Я – гражданин Израиля, могу свободно общаться со всеми, даже если с кем-то не соглашаюсь.

Сгладить противоречия между евреями и арабами непросто. Несколько лет назад президент Израиля Реувен Ривлин в своей речи сказал: былые времена миновали, мы вышли на новый этап существования, где существует четыре основных, равных по величине «колена» израильского общества: светское, еврейско-религиозное, ультраортодоксальное и арабское.

«Мы не подготовились к таким изменениям», — сказал тогда Ривлин.

И в самом деле, состав израильского общества сегодня крайне пестрый: арабы, поселенцы, ультрарелигиозные, выходцы из бывшего СССР — а мы не прилагаем никакого усилия, чтобы побольше узнать друг о друге. Не обязательно добиваться какого-то унифицированного мышления или принимать полностью позицию твоего оппонента, но услышать, о чем он говорит, научиться у него, попытаться спорить с ним можно, — сказал Вадия Абу Насар.

Детали
Поделитесь.