Зеркало недели: Иранские “ядерные мечтатели” Ракетная программа Тегерана дестабилизирует Ближний Восток

Вашингтон обвинил Тегеран в том, что он игнорирует резолюцию Совета Безопасности ООН, проведя в прошлом году в декабре испытания баллистических ракет и два запуска спутников. 

Как заявила на конференции по разоружению в Женеве помощник госсекретаря США по контролю над вооружениями, верификации и соблюдению соглашений Илем Поблете, “ракетная программа Ирана является ключевым фактором роста напряженности и дестабилизации в регионе, увеличивая риски региональной гонки вооружений”.

“Иран должен немедленно прекратить деятельность, связанную с баллистическими ракетами, разработанными для доставки ядерного оружия, и остановить распространение ракет и ракетных технологий среди террористических группировок и других негосударственных субъектов”, — сказала она, осуждая поддержку Ираном движения хути в Йемене и “Хизбаллы” в Ливане. Илем Поблете подчеркнула: “Мы намерены активно противодействовать региональному распространению Ираном баллистических ракет и незаконной передачи им вооружений”. 

США не ограничились словами: несколько дней назад Вашингтон ввел новые санкции против Ирана. Эти санкции будут касаться людей и компаний, которые, по информации американцев, так или иначе были причастны к ядерным и ракетным программам Тегерана. По сообщению государственного департамента, эти санкции наложены на 31 физическое и юридическое лицо, которые связаны с организацией оборонных инноваций и исследований Ирана.

Вопрос наращения в течение последних лет Ираном ядерного потенциала стал для Вашингтона самым большим поводом для беспокойства. Ведь это может привести к получению Исламской республикой ядерного оружия.

После прихода к власти в 2013 г. президента Хасана Рухани у некоторых на Западе возникли иллюзии, что это может быть поворотным моментом к фундаментальным политическим изменениям в Иране, которые дадут возможность нормализовать отношения с Тегераном. Однако на самом деле оказалось — это не что иное как ротационная смена руководства в рамках исламистской матрицы. Несмотря на конкуренцию между разными политическими лагерями в рамках исламистской однородности политической элиты Ирана, политическая и экономическая системы страны оказались удивительно непригодными к внедрению реформ и положительных изменений.

Анализируя региональную политику Ирана, следует осознать, что в ее основе лежит очень специфическое восприятие национальной безопасности как необходимости доминировать в регионе и усиливать всеми возможными методами свое влияние на соседние страны. Это объясняет гиперактивность и агрессивность государства, которое хочет получить контроль над Ближним Востоком, но имеет ограниченные политические и экономические инструменты. 

Однако в Тегеране не собираются ни в чем уступать и отказываться от своего ядерного продвижения. Так, выступая 21 марта со своей первой традиционной речью на иранский Новый год, верховный лидер Ирана Али Хаменеи обвинил ключевые западные страны в том, что они не поддержали Тегеран после выхода США из ядерного соглашения. Но Хаменеи заявил: “Мы должны полностью отказаться от какой-либо надежды на помощь или сотрудничество со стороны западных государств в укреплении нашей экономики, мы не должны ждать этого. Еще раз европейцы предали нас, они нас предали”.

Но, в чем бы он ни обвинял Европу, даже для снисходительной к Тегерану части европейских столиц перезапуск иранской программы создания ядерного оружия не может остаться незамеченным.

После выхода Соединенных Штатов из ядерного соглашения с Ираном администрация Дональда Трампа сотрудничала с другими странами, чтобы прекратить их взаимодействие с тегеранскими “ядерными мечтателями”. И в запасе у президента Трампа еще есть много козырей, которые можно применить для того, чтобы в обмен на послабление экономических санкций Тегеран согласился дать задний ход.

Вашингтон еще не использовал всех потенциальных возможностей блокирования иранского продвижения к “ядерному счастью”. Ведь, как подчеркнул министр финансов Соединенных Штатов Стивен Мнучин, “любой, кто будет иметь дело с иранской оборонной промышленностью вообще и с Иранской организацией оборонных инноваций и исследований (SPND) в частности, которая поддерживает оборонный сектор иранского режима, рискует подвергнуться профессиональной, личной и финансовой изоляции”. 

Это предупреждение с берегов Потомака в который раз подтверждает неизменность американской стратегии относительно денуклеаризации Ирана. Очевидно, Соединенные Штаты не намерены мириться с тем, что ракетная программа Ирана дестабилизирует Ближний Восток. Тем более что ядерный Иран представляет большую опасность не только для ближневосточного союзника США — Израиля.

Если не удастся сдержать Иран, и там все же получат возможность изготовлять свое ядерное оружие, это станет прямым вызовом для таких лидеров арабского мира как Египет и Саудовская Аравия. Ведь, по подтвержденной информации, Египет уже более 20 лет ищет способ решить вопрос “атомной независимости”. А Саудовской Аравии, которая не должна ограничивать себя в средствах на военные потребности и оборону, в случае провозглашения Ираном своего ядерного статуса вполне по силам договориться с Пакистаном о закупке запрещенного оружия.

Таким образом, ядерный Иран опасен еще и тем, что его негативный пример способен спровоцировать ближневосточную гонку ядерных вооружений. И тогда большинство арабских стран могут и себе попытаться стать ядерными государствами, мотивируя такое свое решение тем, что им необходима защита от ядерного Ирана.

Дестабилизирующее поведение Тегерана на Ближнем Востоке нацелено на признание иранского доминирования в этом нестабильном и взрывоопасном регионе. И закрывать глаза на ядерные стремления Ирана было бы равноценно предоставлению ему карт-бланш.

В этом контексте следует обратить внимание на недавний визит госсекретаря Майкла Помпео в Кувейт, Израиль и Ливан, который можно определить как наращивание усилий Америки для мобилизации действенного антииранского союза арабских стран. Ведь для Соединенных Штатов важно, чтобы государства Ближнего Востока четко определились со своим отношением к ядерным попыткам Ирана.

В ходе пресс-конференции в Иерусалиме Майкл Помпео подчеркнул, что “Иран является наибольшей угрозой для Израиля. Аятоллы провели четыре десятилетия, изрыгая ненависть, поддерживая террористическое насилие и стремясь получить ядерное оружие для войны против соседа, который не желает ничего другого, как жить в мире. Принимая во внимание угрозы повседневной реальности израильской жизни, мы подтверждаем нашу беспрецедентную преданность безопасности Израиля и твердо поддерживаем ваше право защищать себя”.

А во время встречи с ливанскими лидерами в Бейруте госсекретарь Помпео подчеркнул соблюдение жесткой линии Вашингтона относительно Ирана. В частности, он отметил, что Ливан оказался перед выбором — “смело двигаться вперед как независимая и гордая страна или позволить темным желаниям Ирана и “Хизбаллы” диктовать его будущее”.

Наращивание санкций США и визит Майкла Помпео на Ближний Восток стали частью более широких усилий администрации Трампа в попытке заставить Иран ограничить свою ядерную программу и отказаться от работы, направленной на производство баллистических ракет. А также прекратить поддержку прокси-сил в Йемене, Сирии, Ливане и других регионах Ближнего Востока.

Американские официальные лица заявили, что решение возобновить санкции частично базировалось на израильской информации из “секретного ядерного архива” документов из Тегерана. Этот “архив”, по их словам, свидетельствует, что Иран умышленно законсервировал и сохранял документацию о своих ранних разработках ядерного оружия, известных как “Проект Амад”, с намерением в будущем использовать их для создания бомбы.

Вашингтон четко дал понять Ирану, что ни в коем случае не позволит Тегерану уничтожить Израильское государство. В Израиле благосклонно отнеслись к введению США новых санкций относительно Ирана. А израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху в заявлении для печати приветствовал это решение Вашингтона, которое накладывает штрафные санкции на руководителей военной ядерной программы Ирана.

Нетаньяху считает, что “Иран продолжает обманывать международное сообщество и распространять неправду о своей военной ядерной программе. Иранский режим продолжает скрывать свои возможности и стремление владеть ядерным оружием. Иран угрожает миру на Ближнем Востоке и во всем мире и должен быть остановлен”.

Очевидно, что санкции США снижают возможности Ирана финансировать контролируемые им радикальные организации на Ближнем Востоке. Сдерживание ядерного потенциала Ирана и блокирование спонсирования Тегераном террористов становится краеугольным камнем американской стратегии в ближневосточном регионе. 

Зеркало недели
Поделитесь.