Зеркало недели: Трамп, Мюллер, Луценко – заговор? Доказательств заговора нет. Было ли препятствование правосудию?

Передав в Министерству юстиции Отчет о расследовании вмешательства России в президентские выборы в 2016 г., специальный прокурор Роберт Мюллер поставил точку в расследовании, длившееся без двух месяцев два года. 

Все это время оно играло роль дамоклова меча над президентской головой. Генеральный прокурор Уильям Барр решил, что в интересах общества он должен лаконично подытожить результаты впечатляющей своими масштабами работы 20 юристов, которые инициировали почти полтысячи ордеров на обыски и опросили столько же свидетелей, прислали свыше 2,8 тысячи повесток в суд и сформировали досье более чем на
300 страницах.

Хотя вопросы передачи этого конфиденциального досье в Конгресс, а также перспективы обнародования его в целом или частично продолжают быть причиной отчаянных дискуссий, мы уже можем подвести первые итоги. Причем это может быть интересно не только с точки зрения наблюдения за работой знаменитейшей американской системы сдерживаний и противовесов, которой так не хватает в Украине, но и возможных последствий расследования и связанных с ним последних событий для отдельных политиков и украинского государства в целом.

Первая часть отчета посвящена двум элементам безоговорочного вмешательства Кремля в президентскую кампанию 2016 г.: деятельности Агентства интернет-исследований — фабрики ольгинских троллей, принадлежащей “повару Путина” Евгению Пригожину, и спецоперации российских хакеров. Связанные с российской военной разведкой компьютерные преступники взломали, в частности, серверы Национального комитета Демократической партии, а также добрались до электронной переписки членов команды и кандидата в президенты от демократов Хиллари Клинтон, слив эти документы накануне дня голосования, среди прочих, и через сайт Wikileaks. В прошлом году в суд были переданы обвинительные выводы в отношении 13 граждан России и трех юридических лиц. Впрочем, как заметил генпрокурор Уильям Барр, спецпрокурор Роберт Мюллер “не нашел (доказательств. — А.Х.), что члены предвыборной кампании Трампа или связанные с ней лица вошли в сговор или координировали свои действия с российским правительством, несмотря на многочисленные попытки связанных с Россией лиц помочь кампании Трампа”.

Такую формулировку Дональд Трамп не мог не воспринять с большим облегчением, ибо она вполне созвучна его утверждению, что расследование спецпрокурора и демократов в Конгрессе является охотой на ведьм, поскольку, как он постоянно повторял, заговора не было. Развивая эту мысль, он поспешил сделать вывод, что с него сняты и другие обвинения. Впрочем, преждевременно, поскольку Роберт Мюллер насчет второй части отчета — о вероятном препятствовании правосудию — заметил, что хотя в этом докладе и нет вывода, что президент совершил преступление, она вместе с тем и не оправдывает его. Отказавшись давать юридическую квалификацию действиям Трампа, спецпрокурор вместо того изложил все весомые аргументы pro et contra, оставив на усмотрение генерального прокурора решать “сложные вопросы права” и выносить решение о наличии состава преступления. 

Такое отступление от существующей практики стало, по словам Уильяма Барра, результатом многочисленных консультаций офиса спецпрокурора с официальными лицами министерства юстиции о соответствии действий следователей принципам и рекомендациям, которыми руководствуются при выдвижении обвинений. Таким образом, генеральный прокурор Уильям Барр и его заместитель Род Розенстайн пришли к выводу, что “полученных во время расследования спецпрокурора доказательств недостаточно, чтобы доказать, что президент совершил преступление в части препятствования правосудию”. При этом особо подчеркнули, что этот вывод не исходит из соображений, связанных с толкованием Конституции о возможности выдвижения обвинений и привлечения к уголовной ответственности действующего президента. До этого Уильям Барр неоднократно однозначно высказывался, что является приверженцем именно такого толкования, принимая во внимание иммунитет главы государства.

Кстати, принимая под давлением общества и международных партнеров законодательные акты о создании антикоррупционной системы, парламентское большинство в Верховной Раде сделало невозможным не то что привлечение к ответственности, но даже подследственность высшего должностного лица в стране созданным с помпой антикоррупционным органам. При таких условиях может лишь теплиться надежда, что политические скандалы, вроде вызванного журналистским расследованием Дениса Бигуса и Леси Ивановой, будут иметь юридические последствия хотя бы после оставления должности фигурантом, который создает почву для самой масштабной коррупции.

Еще во время утверждения на должность генпрокурора в феврале этого года Уильям Барр заявил, что поскольку доклад имеет конфиденциальный характер, широкая масса увидит лишь подготовленные генеральным прокурором материалы. Они не будут содержать негативных данных о Трампе, ведь “если вы не собираетесь кому-то выдвигать обвинение, то и не должны распространять негативную информацию о человеке”.

В общем заявлении спикера Палаты представителей Нэнси Пелози и лидера сенатского меньшинств Чака Шумера содержится не только требование к генеральному прокурору сделать достоянием гласности полный отчет расследования и предоставить релевантные конфиденциальные документы Конгрессу, но и предупреждение о недопустимости давать президенту и его юристам возможность предварительно знакомиться с результатами расследования и право решать, какие его части можно разглашать. Нэнси Пелози еще до завершения расследования Мюллера сдерживала однопартийцев от педалирования темы импичмента. Впрочем, очевидно, что демократы не оставляют намерений использовать отчет как орудие в политической борьбе.

Глава комитета разведки Палаты представителей Адам Шифф, который возобновил закрытое в прошлом году республиканцами комитетское расследование связей Трампа с россиянами, продолжает говорить о наличии фактов заговора. Это послужило причиной нервной реакции его республиканских коллег, которые начали требовать его отставки, а Дональд Трамп даже призвал вообще лишить его мандата представителя.

Контрнаступление “Большой старой партии” происходит и на других направлениях. В частности, глава сенатского юридического комитета республиканец Линдси Грэм планирует придирчиво исследовать деятельность ФБР и минюста в отношении нарушений и предубежденности. Под прицелом оказался и специализированный суд, который дает разрешение на проведение оперативных мер в рамках контрразведывательных дел, в частности, и в отношении американских граждан. Симптоматично то, что осужденный за ложные свидетельства Джордж Пападопулос издал книгу “Цель глубинного правительства”, в которой развивает любимую тему Трампа о существовании против него заговора истеблишмента из числа представителей спецслужб и других органов исполнительной власти.

Результатом расследования стали приговоры 34 лицам, включая семерых граждан США. Одним из первых свою вину признал советник по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн, который, в частности, не занимая официальной должности, проводил переговоры с российским послом о возможности снятия санкций в случае прихода Трампа в Белый дом. Этим он нарушил Закон Логана от 1799 года, который запрещает неуполномоченным лицам проводить переговоры с иностранными правительствами с целью урегулирования проблемных вопросов. Если бы подобный закон существовал в Украине, кроме моральной неприемлемости недавнего путешествия двух известных граждан в столицу страны-агрессора ради решения проблемы “торговой войны”, которая беспокоит “наших украинцев”, была бы и юридическая ответственность за то, что, очевидно, должно было бы квалифицироваться как государственная измена.

Несмотря на несбывшиеся ожидания демократов в связи с расследованием Роберта Мюллера в отношении цели номер один, они еще могут надеяться на прокурора Нью-Йорка, расследование которого не ограничивается вопросом связей Трампа с россиянами и включает бизнес всей семьи. И к тому же глава комитета по финансовым услугам Палаты представителей Максин Уотерс сообщила, что Deutche Bank уже начал сотрудничать в вопросе предоставления информации о займах Дональда Трампа. По информации бизнес-изданий, два года назад руководство банка было обеспокоено перспективами потерять ссуженные компаниям Трампа 340 млн долл. Похоже, что демократы по принципу “иди за деньгами” все же ищут связи нынешнего президента с россиянами, тем более что название немецкого банка не только фигурировало в скандалах с отмыванием грязных российских денег. В 2017 году финучреждение заплатило Федеральной резервной системе США штраф в размере 630 млн долл. за подозрительные сделки с Россией.

Финальный акт драмы авторства Мюллера еще не сыгран, но лидеры партии “ослов” довольно резко поменяли свою риторику, сосредоточившись на более острых вопросах для своих избирателей, в частности на противодействии решениям Белого дома, направленным на демонтаж программы медицинского обеспечения — т.н. Obamacare. Один из известных республиканских политических стратегов Карл Роув также советует однопартийцам сосредоточиться на более неотложных проблемах, чтобы накануне выборов 2020 года перетянуть на свою сторону колеблющихся избирателей. Он оперирует данными опроса зрителей республиканского телеканала Fox News, которые считают, что сейчас Трамп проиграет даже левому Берни Сандерсу (44% против 41), не говоря уж о бывшем вице-президенте Джо Байдене (47% против 40).

И тут неожиданно в игру вступает Украина, точнее, ее генеральный прокурор. То ли желая “состричь” вашингтонские политические купоны, то ли не понимая, что американская политическая машина не работает как в сериале “Карточный домик”, Юрий Луценко своими изобличениями американского посла в Киеве и заявлением о расследовании утечки информации о “черной бухгалтерии” Партии регионов выпустил из бутылки джинна, который долго будет разрушать репутацию Украины как государства, не говоря уж об остатках доверия к украинскому политическому классу.

Трамп немедленно воспользовался таким подарком, указав в Твиттере, что “заговор с Россией отпадает, появляется украинский заговор с целью помочь Клинтон”. В эфире любимого телеканала американского президента бывший федеральный прокурор Джо Ди-Генова обвинил Мари Йованович в том, что она якобы уверяла украинских должностных лиц, что не следует обращать внимание на Трампа, поскольку его в скором времени отстранят вследствие импичмента, а также будто она “сгенерировала ложную информацию о Поле Манафорте”, которую использовал спецпрокурор Мюллер.

Представитель Института подотчетности правительства Питер Швайцер развил тему Украины, призвав провести детальное расследование коррупции семьи Байденов: ведь сын бывшего вице-президента был связан с Burisma Holdings (владельцем которой является бывший министр экологии Николай Злочевский) и получил от этой компании 3,1 млн долл. Эта фамилия вновь странным образом всплыла на этой недели в США, где малоизвестный русскоязычный ресурс сообщил о якобы подготовленных Генпрокуратурой делах против украинских высокопоставленных коррупционеров. Следовательно, Украина снова оказалась в центре внимания как фишка непонятно чьей игры.

Несмотря на то, что 58% зарегистрированных избирателей считают расследование Мюллера незаангажированным (согласно опросу Hill.TV/American Barometer), его завершение и предыдущие выводы не приблизили позиции глубоко разделенного партийными и личными симпатиями американского общества. Обнародование всего отчета или его части вновь подольет масла в огонь. Очевидно, что еще будут звучать фамилии и новые факты, связанные с Украиной, и сегодня пока сложно оценить масштаб вреда — и для украино-американских отношений, и для Украины, — причиненный второй попыткой “печерских мудрецов” влезть во внутреннюю американскую политическую борьбу и открыто сделать ставку на одну из сторон. 

Зеркало недели
Поделитесь.