Укринформ: Brexit: авантюра превращается в хаос Чтобы оценить какой масштаб принял этот кризис, приведем два факта: британское министерство обороны на случай выхода без соглашения создало специальный штаб-бункер (!), чтобы управлять развертыванием войск после Brexit, а по опросам в связи с политической ситуацией почти 40% жителей королевства чувствуют беспомощность, гнев и волнение, а 17% вообще - находятся в состоянии стресса, еще 12% - столкнулись с проблемами сна

Тереза Мэй уйдет, но это мало что даст. Миллионный марш и 6 миллионов подписей тех, кто хочет нового референдума, возможно, откроют новую перспективу для Британии.

Что ж, уже становится очевидным: Brexit должен был ослабить Европу, но на деле свое значение в мире теряет сама Великобритания. Стало понятно – в обозначенные сроки страна из ЕС не выйдет, а потому – вновь актуальными становятся наиболее неожиданные сценарии. Фактически – мы наблюдаем за большой политической драмой: отдельного политика и целой страны.

Если враг не сдается – его…?

Итак, 21 марта глава британского правительства Тереза ​​Мэй признала, что 29 марта реализовать выход из содружества не удастся, а потому она направила соответствующую просьбу председателю Европейского совета Дональду Туску об отсрочке «развода» до 30 июня. В то же время отметив, что ни о каких новых референдумы и продлении сроков речь не идет, а ответственность переложила на парламентариев: «Я очень надеюсь, что законодатели найдут способ поддержать договор, который я заключила с ЕС. Договор, соответствующий итогам референдума и является лучшим, о котором можно было договориться».

В Брюсселе на эти заявления и планы отреагировали спокойно, наиболее точной оценке оказалась канцлер Германии Ангела Меркель, что отметила: «Конечно, отношения уже не будут такими, как тогда, когда Британия была частью ЕС, но двери для тесного сотрудничества и дружбы остаются с нашей стороны широко открытыми». Сам же господин Туск дал понять, что его устраивает любая дата, лишь бы она устраивала Лондон и была одобрена странами ЕС. И тут проявились интересные моменты: так, например Австрия, Италия и Чехия высказались за долгий срок, а Словакия – только за короткий. И было 22 марта принято компромиссное решение: если британская Палата общин одобряет соглашение, то срок будет продлен до 22 мая, если нет – 12 апреля – и все. Мэй была вынуждена на эти условия согласиться.

Чтобы оценить какой масштаб принял этот кризис, приведем два факта: британское министерство обороны на случай выхода без соглашения создало специальный штаб-бункер (!), чтобы управлять развертыванием войск после Brexit, а по опросам в связи с политической ситуацией почти 40% жителей королевства чувствуют беспомощность, гнев и волнение, а 17% вообще – находятся в состоянии стресса, еще 12% – столкнулись с проблемами сна. Так что, отсутствие решения может взорваться изнутри британского общества.

Признаком готовности к прямому действию и стал многолюдный марш по улицам Лондона и митинг у стен парламента, где граждане недвусмысленно намекнули – надо провести новый референдум о выходе, это и сделает все процедуры окончательно легитимными. Центральными политическими фигурами того подхода стали оппозиционеры – в частности, мэр Лондона, лейборист Садиакк Хан заявил следующее: «Некоторые утверждают, что новое общественное голосование вызовет дальнейший раздел. Я не согласен – это возможность, в которой мы отчаянно нуждаемся, чтобы решить разногласия, которых стало только больше после (проведенного в 2016 году. – Ред.) референдума». И это выступление было бы рядовым, если бы не было перед почти миллионом человек, которые вышли на улицы. И не считаться с такой силой – просто бессмысленно.

Сразу после митинга в интернете была составлена ​​петиция о втором референдуме, которая на сегодня преодолевает новую психологическую “планку” в шесть миллионов (!) подписантов реально за четверо суток ее существования.

Кто уже делит «шкуру»?

Параллельно возникла новая угроза: якобы, значительная часть Кабинета министров,  сторонников выхода из ЕС, выдвинула ультиматум Мэй – пора уходить, учитывая падение авторитета и личную неспособность председателя правительства договориться с депутатами. Среди недовольных ведущую роль играли заместитель Мэй Дэвид Лидингтон и министр охраны окружающей среды Майкл Гоув, которые и считались главными претендентами на пост Мэй. Конечно, имели сторонников «мятежники» и среди депутатов. На фоне этих сплетен, появились и противоположные, также весомые мысли – о том, что как раз именно сейчас и не время менять главу правительства. В поддержку Мэй высказались министры финансов Филипп Хаммонд и министр труда Эмбер Радд. Для прояснения ситуации в воскресенье госпожа премьер собрала у себя в резиденции влиятельных соратников по Консервативной партии, где кроме названных министров присутствовали бывший министр иностранных дел Борис Джонсон и лидеры Консервативной партии Брэндон Льюис и Дамиан Грин. После переговоров мистер Лидингтон открыто отказался от идеи изменения Мэй, но – только лично, заявив о «не время менять капитана корабля».

Впрочем, ответ на эти маневры пришел из парламента недвусмысленный: 26 марта депутаты 329 голосами приняли решение, которым наделили себя большими полномочиями по рассмотрению вопроса Brexit, а именно – возможностями объявить о проведении нового референдума, выработки новой позиции по таможенным отношений с ЕС и вообще – по отзыву заявления о выходе из ЕС. Фактически, этим были перечеркнуты и без того слабые надежды на голосование за соглашение о выходе в редакции Терезы Мэй, а четыре члена правительства – в ранге заместителей министров – сразу ушли в отставку, демонстрируя солидарность именно с парламентом. 27-го же марта, выступая перед однопартийцами Мэй, пообещала уйти с должности – сразу же после осуществления выхода из ЕС, то есть – все же без точной объявленной даты. Следует констатировать: судьба Brexit – станет еще драматичнее и непредсказуемее.

Как быстро и самостоятельно все потерять

Мы уже обращали внимание, что нынешний кризис вокруг выхода Британии из ЕС – это как личная, так и общенациональная драма. Личная – для Терезы Мэй, которая вообще согласилась летом 2016 года на пост главы правительства только чтобы использовать для себя эту историческую возможность – стать той личностью, которая выведет страну из содружества, то есть – место в учебниках истории – гарантировано.

Сложилось же наоборот. И так как у Мэй оказались более радикальные соперники, например тот же Борис Джонсон, сама идея Brexit оказалась отнюдь не объединяющей для британского общества, а наоборот – поляризирующей взгляды людей.

Тереза Мей, Борис Джонсон

Тереза Мей, Борис Джонсон

Почему так произошло? Дело, во-первых, именно в иррациональности идеи выхода Британии из ЕС. Она ничего не добавляла стране, а вот вопросов и вызовов поставила много. И – оказалось – что все эти вызовы выдержать страна не в состоянии. Фактически дошло до того, что именно Великобритания, имевшая целью возвращения субъектности в политике и экономике, сейчас теряет ее окончательно. Ведь даже маленькая Словакия может диктовать сейчас условия ядерной стране: что вот нет, уважаемые, мы соглашаемся только на ваш быстрый выход – и все. Это коренное изменение отношений на континенте, когда континент действительно почувствовал себя тем самым субъектом и играет самостоятельную и исключительную роль в определении европейской повестки дня, несмотря ни на какие воздействия – хоть из Вашингтона, хоть из Москвы. И это – главный вывод: победа ЕС в этом противостоянии, для него Brexit стал победой единства, а последствия – далеко не такими критичными, как считалось и хотелось бы кому-то.

А вот что теперь будет делать британская элита? Все эти идеи относительно нового референдума, или долгого отсрочки выхода, нового таможенного союза или – вообще – оставление в рядах ЕС – понятны, но нужна появиться команда, которая сможет поехать в Брюссель и другие европейские столицы и доказать, что эти новые идеи – действительно лучшие для всех и на них надо согласиться. Видим ли мы такие фигуры и лидера среди них? Конечно, все заметили новую активность мистера Бориса Джонсона, который даже изменил свою эпатажную прическу. Но, откровенно, это все выглядит уже как политиканство, а не политика.

А потому, скорее всего, страну ждет отставка Терезы Мэй, отсрочка выхода по условиям ЕС (пока это 22 мая, но – возможно, еще пойдут навстречу), и – досрочные выборы в Великобритании результат которых не возьмется спрогнозировать никто. И если на них победит оппозиция в лице Лейбористской и Шотландской национальной партии весь мир может стать свидетелем действительно качественных изменений. Эти политсилы были против Brexit с самого начала, а потому – вполне могут оформить эти уже почти шесть миллионов подписей за отмену выхода в реальный новый референдум, где маятник пойдет на их сторону и народ исправит свою ошибку 2016 года.

В конце концов, стало очевидным – Brexit как был обманчивым авантюрой, так ею и остался. А вот способность британской элиты и общества признать это – и может стать шансом на начало возвращения Британии к своему особому и заслуженного статуса великой державы. Такой, что может исправить ошибки и идти уверенно вперед.

Укринформ
Поделитесь.