Аспекты: Угроза войны есть всегда, вне зависимости от интенсивности переговоров по Карабаху Основным лейтмотивом участия армянской стороны во встрече является возвращение Нагорного Карабаха за стол переговоров

Руководство Армении настроено довольно решительно в вопросе внесения качественных изменений в переговорный процесс по Карабаху. Об этом свидетельствует заявление премьера Никола Пашиняна о том, что на начальном этапе конкретной повестки на встречах с азербайджанским визави не будет.

Столь неординарный подход Пашиняна говорит об одном – имитации переговоров впредь не должно быть. И предстоящая встреча с Ильхамом Алиевым в Вене обещает в чем-то быть эпохальной. Судя по заданной армянским премьером планке, именно в Вене может быть предопределена судьба дальнейшего переговорного процесса – либо он будет, либо нет.

Николо Пашинян

Основным лейтмотивом участия армянской стороны во встрече является возвращение Нагорного Карабаха за стол переговоров. Сказать, что Ереван поставил этот вопрос ребром, значит не сказать ничего. В Баку, между тем, и слышать не хотят о том, чтобы разговаривать с представителями непризнанной республики. В этих условиях, по мнению ряда наблюдателей, возрастает вероятность того, что обсуждения зайдут в тупик. Однако по мнению политолога Армена Багдасаряна, угроза тупика никоим образом не означает, что Ереван занял ошибочную позицию и должен от нее отступить.

«Если мы хотим реально решить проблему, то Карабах должен непосредственно участвовать в переговорах. Здесь двух мнений быть не может. Возвращение Карабаха будет означать восстановление полноценного формата переговоров. Ведь изначально переговоры велись в трехстороннем формате – Армения, Нагорный Карабах и Азербайджан. И этот формат был зафиксирован по итогам Будапештского саммита в декабре 1994 года», — отметил Багдасарян в интервью Sputnik Армения.

По его словам, в Армении до сих бытует ошибочное мнение о том, что тупик на переговорах обязательно приведет к возобновлению боевых действий. На самом деле эти две вещи не всегда взаимосвязаны.

«Известно, что в период, предшествовавший апрельской войне 2016 года, никакого тупика на переговорах не было, представители Армении и Азербайджана время от времени встречались, определенные контакты всегда были, но это не помешало масштабной эскалации случиться», — сказал он.

Угроза войны есть всегда, вне зависимости от интенсивности переговоров. Эту угрозу в Армении всегда должны учитывать и быть готовыми к любым сценариям.

Он считает, что заявление премьера об отсутствии повестки – это на самом деле заявка на формирование качественно новой, адекватной текущей обстановке повестки. По мнению Багдасаряна, все понимают, в том числе и Азербайджан, что урегулирование конфликта невозможно без непосредственного участия Степанакерта в переговорах.

Багдасарян не считает, что армянская сторона стремится выйти из логики Мадридских принципов, хотя теоретически возможность отложить эти принципы под сукно всегда есть. Скорее всего речь идет о том, чтобы Карабах сам имел возможность вместе с остальными акторами обсуждать эти принципы.

«Там есть пункт о возвращении территорий (речь идет о 5 или 7 районах т.н. «зоны безопасности» — ред.), которые Нагорный Карабах считает своей неотъемлемой частью. Так вот, этот вопрос более предметно можно обсуждать только в трехстороннем формате», — убежден Багдасарян.

На фоне готовящейся встречи лидеров в Вене 26 марта появилась информация о том, что передовые азербайджанские подразделения попытались продвинуть свои позиции ближе к границе с Арменией в направлении села Бердаван Тавушской области, однако эта попытка была пресечена армянской стороной.

По оценке Багдасаряна, возможно, Баку пытается в канун встречи на высшем уровне «поиграть мускулами». Эта тактика не новая, соответственно армянская сторона должна реагировать на такие инциденты жестко и адекватно.

Аспекты
Поделитесь.