Голос Америки: Кто сформирует новое правительство Эстонии? По итогам выборов в Рийгикогу прошли представители пяти партий

Занявшие третье место ультра-правые рискуют не войти в кабинет министров. 3 марта в Эстонии прошли очередные парламентские выборы. Первое место по количеству полученных мандатов завоевала право-либеральная Партия реформ, которую в следующем составе Рийгикогу (эстонского парламента) будут представлять 34 депутата. По сравнению с прошлыми выборами «реформисты» улучшили свой результат на 4 парламентских кресла, сообщает «Голос Америки».

Главной проигравшей стала Центристская партия, которую из-за позиции некоторых ее членов (таких, как Яна Тоом) подозревают в прокремлевских симпатиях. Центристы потеряли одно депутатское место и теперь на их счету 26 мандатов. Но они уверенно удерживают вторую позицию в политическом спектре республики.

На третье место вышла Эстонская консервативная народная партия EKRE, улучшившая свой результат на 12 парламентских мест, и получившая в итоге 19 мандатов.

Пятипроцентный барьер также преодолели консервативная партия Isamaa («Отечество») и Социал-демократическая партия Эстонии. Первая получила 12 мест в Рийгикогу, вторая – 10 мест.

Камень преткновения – что делать с «серыми паспортами»

Владимир Вельман, который был депутат Рийгикогу от Центристской партии в шести предыдущих созывах, на этот раз не набрал нужного количества голосов. Правда, по его словам, он уже собирался покинуть политику, и не огорчен проигрышем. Вместе с тем, Вельман считает себя политическим аналитиком, и в качестве такового он предрекает, что в новом правительстве будут Партия Реформ, партия Isamaa и социал-демократы. Вместе они будут обладать 56-ю мандатами из 101-го.

Оценивая прошедшую кампанию, Владимир Вельман отдает должное «реформистам»: «Все прогнозы давали разрыв с Центристской партией в пределах полутора-двух процентов, а в итоге получилось почти десять процентов, и это было очень неожиданно. И консервативная народная партия тоже показала очень высокий процент роста, так что в эстонском парламенте теперь две сильные правые составляющие. Но к счастью, на мой взгляд, они не пересекутся в правительстве», – полагает он.

Вельман напоминает, что реформисты имеют опыт коалиционного правительства как с социал-демократами, так и с центристами. Причем, во втором случае правящая коалиция в нынешнем составе имела бы 60 мест, что придало бы ей более устойчивое положение. «Но тут вопрос в амбициях лидеров, потому что перед выборами они наговорили друг другу в лицо очень много нелицеприятного, и я думаю, им будет довольно сложно от некоторых вещей отказываться», – поясняет он.

Одним из главных пунктов расхождения между двумя партиями, получившими наибольшее количество парламентских мест, является вопрос орусскоязычных жителях, не имеющих ныне паспортов граждан Эстонии. «Центристы предлагали более щадящий вариант получения эстонского гражданства, а реформисты считают, что обладатели “серых паспортов” должны сдавать экзамен на знания языка на тех же основаниях, что и другие соискатели гражданства», – отмечает Вельман. И добавляет, что остальные вопросы имеют второстепенное значение, поскольку экономика страны в настоящее время достаточно сбалансирована.

Пародокс в том, что русскоязычные противятся отмене сегрегации

Политолог Пеэтер Тайм считает, что с приходом нового правительства возможны некоторые экономические корректировки, например, снижение акцизов на ряд товаров. Но внешняя политика Эстонии останется прежней. «Даже центристы придерживались основных постулатов, которые были провозглашены еще до возвращения нашей государственной независимости: интеграции в европейское сообщество, членства в НАТО, соблюдения прав и свобод человека, рыночной экономики и так далее», – отмечает эксперт.

Довольно острой темой в плане сосуществования эстонской и русскоязычной общин республики является вопрос школьного образования. И в этом плане Пеэтер Тайм отмечает, что в ближайшем будущем переход на эстонский язык во всех учебных заведениях вряд ли может быть осуществлен. «Это невозможно по финансовым соображениям и исходя из человеческого ресурса. У нас нет такого количества учителей, которые обучали бы школьников только на эстонском языке, это – чисто прагматическая проблема. Но продвижение идеи перехода в будущем на систему образования исключительно на эстонском языке, конечно, будет предприниматься», – не сомневается он.

И заключает: «Если мне позволено высказать собственную точку зрения по данному вопросу, то я считаю двуязычную систему образования в нашей стране апартеидом и сегрегацией. Исходя из этой логики, в Эстонии должны бы быть и автобусы, и остановки, и магазины с надписями “только для эстонцев” и “только для русских”. И я считаю, что в Эстонии необходимо прекратить систему апартеида в кратчайшие сроки. Но парадокс заключается в том, что именно русскоязычное население республики этому противится. Но сражаться друг с другом по этому поводу мы, скорее всего, будем еще очень много лет. И российская пропаганда будет использовать эту “фишку” довольно долго».

Электронное голосование более удобное и модное

Эксперт Международного центра обороны и безопасности (ICDS) Калев Стойческубаллотировался в новый состав Рийгикогу по спискам партии Eesti 200 («Эстония 200»), которая не добрала 0,5% для преодоления проходного барьера. Тем не менее, лидеры партии заверили, что Eesti 200 останется в политике и попытается провести своих членов в будущий состав Европарламента, выборы в который пройдут через 2 месяца.

Оценивая завершившуюся кампанию, Стойческу отмечает, что эстонские избиратели обращали внимание на обещания реформистов изменить систему налогообложения и на другие проблемы повседневной жизни. «Сейчас рост экономики замедляется, и, очевидно, этот процесс продлится до 2021 года. Так что необходимо предпринять меры для стимулирования экономического роста, и именно на это обращали внимание эстонские избиратели», – полагает эксперт.

Главным итогом выборов он считает «формирование, по сути, трехпартийной системы». Первая политическая сила – это выигравшие выборы реформисты, вторая – центристы, которые, по мнению Стойческу, перейдут в оппозицию, а третья – национал-консерваторы из партии EKRE, представляющие пятую часть эстонских избирателей. «Это – люди, у которых много проблем, и они нашли право-радикальную партию, которая, как они считают, способна эти проблемы решить. Но с этой партией пока никто не думает создавать коалицию», – комментирует ситуацию эксперт центра ICDS. Он добавляет, что пока самым вероятным ему кажется правительство в составе Партии реформ и двух «младших партнеров» – Isamaa и социал-демократов. «Конечно, переговоры о создании коалиционного правительства будут непростыми, но я не верю, что политический кризис зайдет так далеко, что кабинет министров не будет создан», – считает Калев Стойческу.

Эстонские национал-консерваторы обещают не повторить ошибок «Истинных финнов»

Эстония считается одной из самых компьютеризированных стран Европы. И на прошедших выборах более четверти списочного состава избирателей (247232 человека из почти 900 тысяч) проголосовали через интернет. Досрочное электронное голосование закончилось 27 марта. Калев Стойческу считает такой вид волеизъявления более удобным и более модным. Подчеркнув, что электронное голосование стало одним из способов увеличить число активных избирателей, он замечает: «Обычно, такой способ предпочитает молодежь, потому что это требует меньше времени, чем куда-то идти, чтобы опустить бюллетень. Кроме того, можно изменить свое решение и проголосовать за другую партию до того, как электронное голосование будет закончено. Чего нельзя сделать, если ставишь галочку на бумаге».

Успех Эстонской консервативной народной партии EKRE следует рассматривать в контексте складывающейся общеевропейской тенденции, когда в ФРГ в число политических лидеров выходит право-популистская «Альтернатива для Германии», в Австрии – Австрийская партия свободы, а во Франции – Национальный фронт. С таким утверждением согласен главный редактор эстонского журнала “Diplomaatia” Эркки Баховски.

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» он напомнил: «Подобные процессы были и в Финляндии, когда восемь лет назад там третьей по величине партией стали члены партии “Perussuomalaiset” (“Истинные финны”), которые выступали против приема беженцев из стран Третьего мира. Но постепенно они стали утрачивать свою популярность, а в их рядах усилились конфликты, и теперь можно говорить о двух партиях, созданных на основе “Истинных финнов”. Есть вероятность, что нечто подобное произойдет и с EKRE, но наши национал-консерваторы много раз заявляли, что они не повторят ощибок “Истинных финнов” и не допустят раскола».

При этом следует отметить, что и «Альтернатива для Германии», и французский Национальный фронт, и «Истинные финны» не раз признавались в симпатиях к России, которую они считаю противовесом Соединенным Штатам. В то время, как EKRE, подобно польской партии «Право и справедливость», видят в нынешней России основную военную угрозу независимости своей страны.

А успех эстонских национал-консерваторов по итогам нынешних выборов в Рийгикогу Эркки Баховски объясняет так: «Все другие партии совершили очень много ошибок, поэтому EKRE могли ничего не делать, а просто смотреть ошибаются другие.

С другой стороны, у них очень хорошо развито общение со своими сторонниками в социальных сетях, они используют простой язык в стиле Дональда Трампа. И они не отрицают возможности вхождения в состав правительства».

Пока же по сообщениям эстонской прессы, победившая на выборах Партия реформ организует переговоры с возможными партнерами по правительственной коалиции. Первую встречу лидеры реформистов провели с партией Isamaa («Отечество»), затем они встретились с центристами. В планах также переговоры с социал-демократами.

Хартыя97
Поделитесь.