Эксперт: Вьетнам и дилемма нового богатства Коммунистическая партия Вьетнама в настоящее время сталкивается с самым большим испытанием своего лидерства за последние десятилетия

Сочетание однопартийного управления и рыночной экономики во Вьетнаме стало примером для подражания северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну. Но в связи с быстрым экономическим ростом, подпитывающим безудержную коррупцию и растущее неравенство, Коммунистическая партия Вьетнама в настоящее время сталкивается с самым большим испытанием своего лидерства за последние десятилетия.

ХАНОЙ. За пять дней до того, как президент США Дональд Трамп и северокорейский лидер Ким Чен Ын встретились в Ханое на своем втором саммите, два бывших министра связи Вьетнама были арестованы и обвинены в «нарушениях, связанных с управлением и использованием государственного капитала». Официальные лица, как утверждается, одобрили покупку государственной телекоммуникационной компанией частного провайдера телевидения более чем в четыре раза дороже его оценочной стоимости, с убытком около 307 миллионов долларов.

Аналогичным образом, несколько месяцев назад два заместителя министра полиции, министр транспорта и бывший глава государственной нефтяной корпорации были преданы суду по обвинению в продаже государственной собственности частным компаниям в убыток. Взятые вместе, эти случаи указывают на высокий уровень захвата государства – форма коррупции, распространенная в странах бывшего советского блока, в которой влиятельные частные субъекты используют инсайдеров для получения контроля над государственными институтами и активами.

Как и Северная Корея, Вьетнам начал открывать свою экономику, практически не давая вздохнуть частной собственности. Однако после трех десятилетий Вьетнам, как и многие развивающиеся страны, не застрахован от пагубных последствий деятельности элит. 

Есть свидетельства чрезмерного влияния влиятельных частных компаний на внутреннюю политику. Согласно комментарию в «People’s Daily» бывшего президента Вьетнама Тронга Тун Санга, коррупция сейчас хуже, чем когда-либо в 70-летней истории Коммунистической партии Вьетнама. «Между теми, кто находится у власти, и соискателями сотрудничества существует злоупотребление политикой государства», – написал он. «Они организуют деловые сделки, которые приносят большую пользу отдельным лицам и группам, но наносят неизмеримый ущерб государственному бюджету и разрушают экономику».

Тем не менее, гибридная модель Вьетнама социалистического управления и рыночной экономики широко рекламировалась как пример для подражания Ким Чен Ыну. В период с 2007 по 2017 год богатство Вьетнама выросло на 210%, и, по данным консалтинговой компании по недвижимости Knight Frank, более 200 вьетнамцев имеют инвестиционные активы в размере не менее 30 миллионов долларов. Расширившись на 320% в период с 2000 по 2016 год, класс «сверхбогатых» во Вьетнаме растет быстрее, чем в Индии (290%) и Китае (281%). И если нынешние тенденции сохранятся, к 2026 году он вырастет еще на 170% – с 14 300 до 38 600 миллионеров.

Значительная часть этих новых богачей приобрела свое богатство, воспользовавшись лазейками в системе управления. Такое кумовство процветало в отсутствие четких правил, регулирующих владение имуществом и конфликт интересов со стороны государственных должностных лиц. Одна очевидная причина заключается в том, что государственные служащие обычно получают чрезвычайно низкую зарплату; даже премьер-министр зарабатывает только около 750 долларов в месяц.

На этом фоне КПВ начала беспрецедентную антикоррупционную кампанию, одновременно пропагандируя свои усилия по борьбе с «группами интересов» и срыву захвата государства. Пока что судебное преследование некоторых бывших высокопоставленных чиновников ослабило общественное недовольство. И саммит в Ханое, вместе с торговой войной Трампа против Китая, похоже, привел к увеличению прямых иностранных инвестиций во Вьетнам, тем самым ослабив некоторое давление на экономику и, следовательно, на правительство. Но в конечном итоге партия не может полагаться на такие непредвиденные обстоятельства.

Более того, предыдущий рост Вьетнама был в значительной степени основан на спекуляциях на рынке недвижимости и акций, а не на обрабатывающей промышленности, технологиях и других отраслях с высокой добавленной стоимостью. Но если страна хочет продвинуться по глобальной цепочке создания стоимости и добиться более устойчивого роста, необходимы глубокие политические реформы.

За последние три года ведущие мыслители КПВ провели публичную дискуссию о введении большего количества сдерживающих факторов и противовесов в систему. Помимо антикоррупционных судебных процессов, существуют планы как по сокращению численности работающих в штате, так и по повышению заработной платы оставшихся.

При разработке своего нового плана развития, КПВ, похоже, была вдохновлена Сингапуром и Северными странами. Ее цель состоит в том, чтобы перейти от модели, основанной на дешевой рабочей силе и капиталоемких, с высоким уровнем загрязнения, промышленных инвестициях, к модели, основанной на передовых технологиях и услугах, которая обеспечит более устойчивый и справедливый рост.

Судя по публичным заявлениям, лидеры партии, похоже, признали, что вопиющая коррупция и быстро растущее неравенство представляют угрозу для их легитимности. Тем не менее, еще неизвестно, приведут ли нынешние правоприменительные меры к значимым политическим реформам, более сильным гарантиям от коррупции и более четким правилам владения собственностью, так что богачам больше не придется полагаться на инсайдеров для накопления и защиты своего богатства.

Большая часть риторики КПВ была сосредоточена на необходимости «морали и этики» со стороны правительственных чиновников. Но было бы лучше признать, что личный интерес – это мощная и неизбежная человеческая черта. Просто побуждая правительственных чиновников вести себя честно из чувства общественной ответственности, партия рискует упустить возможность создать более сильные и более рациональные механизмы мониторинга коррупции.

Что касается попыток партии трансформировать экономику, то стоит отметить, что в преддверии саммита Трампа-Кима премьер-министр Вьетнама Нгуен Сюан Фук пошел на беспрецедентные меры, чтобы укрепить имидж своей страны, лично выбрав несколько вьетнамских блюд для иностранных журналистов. В прошлом партия всегда считала иностранную прессу угрозой, которую следует избегать из-за прошлой критики действий Вьетнама в области прав человека. Но теперь цель состоит в том, чтобы стимулировать туристическую индустрию, превратив Вьетнам в популярное туристическое направление.

Когда на этой неделе автомобиль Ким Чен Ына проезжал через Ханой, многие вьетнамцы приветствовали это не потому, что им не хватало закрытой экономической политики 1980-х годов, а потому, что эта сцена напоминала переговоры Вьетнама о нормализации отношений с США в 1993-1994 годах. Этот дипломатический успех подготовил почву для того, чтобы значительная часть вьетнамского населения была вырвана из нищеты.

Но в то время как большинство вьетнамцев пережили годы повышения уровня жизни, экономическая модель последних трех десятилетий должна быть трансформирована. Вьетнам снова на распутье. Хотя Ким и Трамп не смогли достичь соглашения о прекращении санкций США на этой неделе, Ким, похоже, все еще движется по вьетнамской дороге. Если он серьезно настроен подражать гибридной модели социалистического управления и рыночной экономики во Вьетнаме, ему придется помнить о рисках.

Эксперт
Поделитесь.