The Spectator: Почему Путин присматривается к Беларуси Что будет делать дальше Владимир Путин?

С тех пор как в 2014 году Кремль аннексировал Крым, западные дискуссии, посвященные России, велись, в основном, вокруг двух тем: каких еще стран коснутся территориальные амбиции России? И что планирует делать Путин, когда в 2024 году истечет его президентский срок? Ответ на оба эти вопроса может дать страна, которую часто обделяют вниманием: Беларусь.

После того, как президентство Путина официально закончится, российская конституция не позволит ему претендовать на следующий срок полномочий. Путин может, конечно, изменить свод правил. Он сделал это ранее, в 2011 году, поменявшись ролями с премьер-министром Дмитрием Медведевым. Но повтор такого сценария выглядит маловероятным: глава Конституционного суда России настоятельно советовал придерживаться нормы о том, что в конституцию нельзя вносить поправки. Более того, путинская “рокировка” вызвала широкую общественную реакцию и продолжительные протесты по всей стране; это была нестабильность, которую российские власти стремятся не повторять.

 

Поэтому, если Путин уйдет в отставку, он захочет убедиться в двух вещах: в том, что он сохранит значительное влияние на политическую обстановку в России; и в том, что его преемник будет лоялен по отношению к нему, но достаточно силен, чтобы гарантировать безопасность лично ему и его семье. Чтобы добиться этого, Путин мог бы стать главой Совета безопасности или старшим помощником президента. Но растут слухи, что он смотрит на соседа России, Беларусь, как на сцену своего политического будущего.

В декабре Путин трижды встретился с президентом Беларуси Александром Лукашенко, по официальной версии, подключившись к кризисным переговорам, касающимся продолжающегося спора о налоге на нефть (Беларусь получает российскую нефть, которую она перерабатывает и экспортирует). И хотя прорыва при обсуждении пошлин не произошло, Путин явно продемонстрировал, что рассматривает возможность более глубокой политической интеграции с Беларусью.

С 1999 года Беларусь и Россия технически являются частью Союзного государства, в значительной степени символического альянса, который позволяет им пользоваться связями в военной и разведывательной сфере, но не предусматривает единой валюты, правительства или флага. После встречи Путина и Лукашенко со стороны российских властей, в том числе премьер-министра Медведева, поступили комментарии, свидетельствующие о том, что Россия намерена оформить этот союз официальным образом. В этом году исполняется 20 лет со дня подписания Договора о создании Союзного государства, и поэтому эта дискуссия вышла на первый план.

Можно было рассмотреть и другие зарождающиеся признаки того, что Россия придерживается нового курса в отношениях с восточным соседом. В августе прошлого года Россия назначила нового посла в Беларуси Михаила Бабича. Считается, что он близок к Путину и имеет опыт работы в службах безопасности – это отход от обычной практики России, который свидетельствует о том, что в Москве, возможно, не исключают, что придется добиваться подчинения Беларуси. Это не говорит о том, что Россия захватит часть Беларуси, как Крым – Беларусь – военный союзник России, отношениями с которым Кремль не может рисковать, и более глубокая интеграция, скорее всего, будет достигаться за счет ползучего внедрения единого законодательства.

Хотя Лукашенко руководит страной в репрессивной манере, не допуская инакомыслия, он стремится стимулировать экономику, привлекая иностранные инвестиции и заключая кредитные соглашения с ЕС. Но кредиты Лукашенко выдают с непривлекательным условием либерализации политической атмосферы, что чревато снижением его контроля, и поэтому ему приходится балансировать, поддерживая экономические отношения с Россией. Это привело к неустроенности в дипломатических отношениях, которые особенно обострились после совершенной Россией аннексии Крыма.

Беларусь подвергла аннексию критике, выразила обеспокоенность тем, что и ее территория может подвергнуться аналогичному риску, и продолжает поддерживать хорошие отношения с Украиной на протяжении всего конфликта. Беларусь также является местом проведения переговоров, результатом которых в свое время стало подписание Минских мирных соглашений, призванных содействовать дипломатическому урегулированию конфликта на востоке Украины.

Россия и Белоруссия периодически расходятся во мнениях по поводу цен на нефть и газ, причем Белоруссия настаивает на том, чтобы Россия снизила ставки ниже рыночного уровня и обвиняет ее в использовании экономических мер для принуждения Беларуси к снижению цен. Беларусь также сопротивлялась попыткам России построить военную базу на своей территории, опасаясь, что это поставит под угрозу ее в некоторой степени потеплевшие отношения с Западом.
Несмотря на шум Москвы, то, как может выглядеть союз России с Беларусью, неясно. Союзное государство контролируется Госсоветом, в котором председательствует Россия. Технически Путин мог бы стать главой этого органа, но ему не хватает реальной власти над Беларусью в исполнительной сфере. Более того, Лукашенко категорически отрицает, что какие-либо планы по объединению находятся в стадии разработки, он дает понять, что будет против создания любого учреждения, которое бросит вызов его политическому контролю.

Несмотря на сдержанность Беларуси, российская администрация, похоже, все более серьезно относится к идее объединения. Министр иностранных дел и известные представители СМИ публично поддержали эту идею. Россия знает, что практическое объединение было бы для нее экономически вредоносным: экономика Беларуси намного меньше и имеет значительные долги. Но продолжающиеся сегодня дискуссии, направленные на углубление политического и законодательного сотрудничества между странами, могут заложить основу для будущей сделки.

uainfo
Поделитесь.