Foreign Policy: Обычное вооружение России опаснее ее ядерного оружия Москва не нуждается в дополнительном ядерном потенциале. Однако она извлечет огромную выгоду, получив возможность открыто развертывать новые неядерные ракеты наземного базирования в случае выхода США из этого договора

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности повсеместно рассматривается как одно из величайших достижений политики контроля над вооружениями, поскольку он запрещает двум ведущим мировым державам владеть целым классом ядерных ракетных систем. То заявление, с которым администрация Трампа выступила в конце прошлого года, — что она может вывести США из этого договора, — заставило экспертов заговорить о начале новой гонки вооружений.

США утверждают, что Россия нарушает условия этого договора, развертывая крылатые ракеты наземного базирования 9М729, и что Москва обязана вернуться к соблюдению этого договора к началу февраля, — в противном случае Вашингтон инициирует процесс выхода США из этого договора.

Но выход из договора о РСМД может причинить вред самим США. Москва не нуждается в дополнительном ядерном потенциале. Однако она извлечет огромную выгоду, получив возможность открыто развертывать новые неядерные ракеты наземного базирования в случае выхода США из этого договора.

Тем не менее дискуссий по поводу того воздействия, которое выход США из договора окажет на развитие неядерных систем вооружения в Европе, практически не было. Несмотря на свое название, договор о РСМД не только запрещает ракеты наземного базирования дальностью от 500 до 5500 километров, но и подразумевает ликвидацию всех принадлежащих Москве и Вашингтону ракет меньшей, средней и промежуточной дальности, независимо от типа их боеголовок. По этой причине выход из договора о РСМД будет иметь серьезные последствия, которые затронут не только ядерные арсеналы США и России.

Тот факт, что договор о РСМД также запретит ракеты наземного базирования с неядерными боеголовками, не рассматривался как нечто важное в момент его подписания, поскольку тогда основное внимание уделялось именно ядерному оружию. Некоторые уже тогда видели растущий потенциал высокоточного оружия увеличенной дальности: в 1984 году тогдашний глава Генштаба СССР Николай Огарев сказал, что наличие таких систем может «резко увеличить разрушительный потенциал обычных вооружений,… приблизив их к оружию массового уничтожения в смысле эффективности». Однако в полной мере разрушительный потенциал такого оружия еще только предстояло продемонстрировать, и война в Персидском заливе в 1990-1991 годах, а также военные действия в бывшей Югославии, Афганистане, Ираке и Ливии подтвердили точку зрения сторонников неядерных высокоточных управляемых ударных систем. Тогда в американском внешнеполитическом лексиконе появилось понятие дипломатии «Томагавка».

Россия восстановила позиции в области высокоточного управляемого оружия в рамках своей программы по возрождению вооруженных сил. В процессе Россия все чаще делала акцент на неядерном стратегическом оружии, которое теперь должно было выполнять функции, прежде приписываемые ядерным войскам. В действующей военной доктрине России, опубликованной в 2014 году, говорится, что Россия рассматривает высокоточное управляемое оружие как ключевой элемент своего стратегического сдерживающего потенциала. В опубликованной в 2017 году Морской доктрине России говорится: «С развитием высокоточного оружия перед Военно-морским флотом стоит качественно новая задача — уничтожение военно-экономического потенциала противника путем поражения его жизненно важных объектов с моря».

Россия совместила эволюцию своей военной стратегии на бумаге с развертыванием систем, способных выполнять поставленные задачи. В море новые и модернизированные корабли и подводные лодки теперь оснащены крылатыми ракетами 3М-14 «Калибр» — ракетами дальностью 1500-2500 километров. В воздухе бомбардировщики российских ВКС Ту-95 и Ту-160 оснащены крылатыми ракетами воздушного базирования Х-101 дальностью как минимум в 2500 километров. Обе эти системы были применены против мишеней в Сирии. Дополнительные системы класса «воздух-земля», которыми будут оснащены бомбардировщики и тактические истребители, — включая ракетные комплексы Х-47М2 «Кинжал» и Х-50, — либо уже поступают на вооружение, либо находятся на стадии разработки.

Москва также развернула высокоточное оружие наземного базирования, в частности баллистический ракетный комплекс 9К720 «Искандер-М» и ракетный комплекс для осуществления запуска крылатых ракет 9К728 «Искандер-К». Однако, согласно еще действующему договору о РСМД, их потенциальная дальность пока ограничена 499 километрами. Для России это большое упущение. ВВС и ВМС США позволяют альянсу НАТО собирать огромный арсенал крылатых ракет, которые не попадают под действие соглашения о РСМД только потому, что они запускаются с кораблей, подводных лодок и самолетов. Поскольку в море и в воздухе у России нет тех ресурсов, которые есть у НАТО, единственный способ, которым Россия может противостоять этому арсеналу, — разработка более смертоносных неядерных ракет наземного базирования. Аннулирование договора о РСМД в том виде, в котором он сейчас существует, сделает такой вариант развития событий гораздо более вероятным. Хотя этот договор не смог полностью помешать России развернуть оружие, которое он запрещает, — как наглядно продемонстрировало развертывание крылатых ракет 9М729, — они поступили на вооружение в ограниченном количестве.

России, несомненно, не нравятся ограничения договора о РСМД: в декабре 2018 года президент России Владимир Путин заявил, что этот договор фактически обусловил одностороннее разоружение. По его словам, у Советского Союза не было оружия средней дальности морского и воздушного базирования, которое было у США (хотя это и неправда). Затем, чтобы не показаться слабым, Путин заявил, что Россия не нуждается в таком оружии, поскольку у нее есть новый ракетный арсенал. Однако он сделал акцент на том, что Россия может с легкостью модифицировать свои ракеты морского и воздушного базирования, чтобы их можно было запускать с земли, — возможно, это была попытка потроллить тех, кто подозревает, что 9М729 — это тот же «Калибр», просто модифицированный таким образом, чтобы его можно было запускать с наземной платформы.

Несмотря на заявления Путина, в настоящее время неядерный стратегический ударный потенциал является мощным, но не непреодолимым. Различные инициативы со стороны членов НАТО — усовершенствование систем противовоздушной обороны наземного базирования и переоценка военного присутствия альянса в северных водах — вероятнее всего еще больше сократят возможности России. Но если договор о РСМД останется в прошлом, Россия сможет открыто наладить массовое производство неядерных вариантов 9М729 или других аналогичных систем. Если их запустить с территорий на западе России, такие ракеты могут достичь практически любой точки Европы. Освободившись от ограничений этого договора, Москва сможет использовать относительно дешевые мобильные пусковые установки вместо дорогостоящих кораблей или самолетов, чтобы создать неядерные ударные силы. Это позволит России добиться довольно мощного сдерживающего эффекта и — в случае их применения — нанести серьезный урон странам НАТО.

В конце концов, имеющиеся в распоряжении Москвы ядерные системы более чем адекватны с учетом ее потребностей. Между тем увеличение ее неядерного потенциала станет для нее величайшей наградой — и серьезнейшей угрозой для Запада. По этой причине США стоит хорошо подумать, прежде чем ставить крест на договоре о РСМД и попадать в потенциальную ловушку Кремля.

Foreign Policy
Поделитесь.