Европейская правда: Последний шанс для России в Страсбурге Кто сменит Ягланда во главе Совета Европы

В конце прошлого года Россия – при содействии генсека Совета Европы Турбьерна Ягланда – вплотную приблизилась к снятию санкций в этой организации. Тогда наихудшего сценария удалось избежать, но эта история еще раз продемонстрировала: в европейских структурах достаточно высокопоставленных лиц, готовых идти на компромиссы с Кремлем.

Но в этом году Совет Европы получит нового руководителя.

Новому генсеку остается непростое наследство, ведь Россия завела организацию в глубокий кризис. Преемнику Ягланда, вполне возможно, придется продвигать решение об исключении России из европейского клуба – или наоборот, тормозить его. Тем более, что из Москвы уже поступают сигналы о том, что без боя она не отступит.

Выборы состоятся в июне, а в пятницу в Страсбурге обнародовали перечень кандидатов на должность генсека – из Литвы, Хорватии, Греции и Бельгии. “Европейская правда” разобралась, у кого из них есть шансы на победу и что это значит для Украины.

Российская задача

Мандат Турбьерна Ягланда как генерального секретаря Совета Европы подходит к концу: с 1 октября к работе должен приступить его преемник (или преемница, и ниже мы объясним, почему это важно).

Уже с первых дней этому человеку придется углубиться в российскую проблему. Тем более, что в последние месяцы работы Ягланда “российский кризис” существенно обострится.

Напомним, РФ с 2017 года не платит взносы, которые составляют до 7% бюджета Совета Европы. Кремль выдвинул ультиматум: денег не будет, пока с РФ не снимут санкции. И если это не изменится, то уже 30 июня длительность российских неплатежей превысит два года. Согласно уставу Совета Европы, это означает, что РФ становится злостным неплательщиком и должна столкнуться с новыми ограничениями либо в ПАСЕ, либо в Комитете министров.

Новый виток санкций должен стать точкой невозврата в отношениях России и Совета Европы.

 А может и больше – России и Запада.

Еще год назад западные политики и слышать не хотели о возможности исключения РФ из европейского клуба. Мол, “что бы ни делала Москва, а диалог – превыше всего”.

После “года Скрипалей”, на фоне продолжающейся войны против Украины и шантажа в Страсбурге этот подход постепенно меняется.

Даже Ягланд, которого часто называют “другом Москвы”, уже намекает, что в случае продолжения неплатежей России придется выйти из Совета Европы. “Абсолютно недопустимо терпеть, чтобы страна, которая до сих пор здесь, не платила взносы. Нельзя быть наполовину членом, наполовину нет, это было бы катастрофой для всей конвенции”, – заявил генсек прошлой осенью.

Это заявление было хорошей новостью, но есть и не очень хорошие.

Избрание нового генсека способно многое изменить. А потому не исключено, что россияне “забудут” о своем ультиматуме и вернутся в ПАСЕ, чтобы принять участие в выборах нового руководителя организации. В Госдуме уже начали подготовку почвы для этого: если в декабре там категорично называли условия своего возвращения, то теперь категоричности уже нет. Вместо этого депутаты обещают прислушаться к мнению МИД, который рекомендует возобновить работу в Страсбурге – пусть даже ценой очередного унижения россиян и возобновления санкций.

Следующие дни будут решающими, ведь определиться с форматом участия в ПАСЕ Россия должна не позднее 20 января.

“Ищите женщину”, или Генсек украинской мечты

Процедура выборов генерального секретаря Совета Европы – довольно длительная. Сначала своих кандидатов предлагают правительства государств-членов СЕ; этот этап уже завершен. Как правило, выдвигают двух-трех претендентов; в этом году их аж четверо.

Уже с января претенденты строят коалиции в свою поддержку и приезжают на собеседование в ПАСЕ. В марте их ждет правительственное собеседование в Комитете министров Совета Европы. При этом КМСЕ может даже вычеркнуть часть кандидатов из списка (так было в 2009 году, когда в СЕ победил Ягланд, а двух его оппонентов убрали из гонки). А еще комитет может определить кого-то из кандидатов как приоритетного, рекомендованного к избранию.

На последнем этапе (как правило, в июне) генсека тайным голосованием избирают на сессии ПАСЕ.

Стоит признать, что наиболее предпочтительный для Киева кандидат (точнее, кандидатка) генсеком не станет.

В прошлом году Украина пошла на беспрецедентный шаг и заранее, еще не зная кандидатов, объявила: новым генеральным секретарем должна стать женщина, причем из стран Восточной Европы. Да, это был риск (например, российская, венгерская или сербская кандидатка формально отвечала бы украинским требованиям!), но в МИД решили на это пойти.

У этого требования, по данным “Европейской правды”, были как формальные, так и неформальные причины.

Первые прозвучали публично. За 70 лет существования Совета Европы генсеком 13 раз становились мужчины, и лишь один раз – женщина. А восточноевропейские политики вообще ни разу не были во главе организации, хотя СЕ расширился на Восток уже 25 лет назад. “Хотя мы и убеждены, что наилучший и самый сильный кандидат должен победить в прозрачной и честной борьбе, мы настаиваем, что женщины Европы должны получить еще одну возможность вести Совет Европы в непростые времена”, – говорится в прошлогоднем заявлении МИД Украины по этому поводу.

Неформальные и непубличные аргументы – не менее убедительны.

По данным ЕП, Украина мечтала увидеть на этой должности не абстрактную женщину, а вполне конкретную – Далю Грибаускайте. Президент Литвы, бывший еврокомиссар, политик с непререкаемым авторитетом в Европе и одновременно искренний друг Украины – она ​​должна была бы стать фаворитом выборов. Но несмотря на уговоры, Грибаускайте так и не захотела перейти на работу в Страсбург (напомним, ее президентский срок истекает этим летом).

Есть еще одна неформальная причина желания Украины видеть в должности генсека именно женщину.

Через год в Страсбурге должен смениться также заместитель генсека. И хотя у второго лица в Совете Европы – широкие административные и кадровые полномочия, его обычно выбирают без обсуждений и без внимания СМИ. В качестве безальтернативной кандидатуры предлагается кто-то из топ-руководителей директоратов СЕ, при этом действует четкое правило: при генсеке-мужчине его заместителем назначают женщину, и наоборот.

Но женщин среди топ-руководителей СЕ – крайне мало. Поэтому если генсеком выберут мужчину, тем более, если это будет представитель Западной Европы, то его заместительницей может стать… представительница Сербии Снежана Самараджич-Маркович, которая сейчас возглавляет гендиректорат по вопросам демократии. Есть основания предполагать, что Украина, лоббируя женщину-генсека, пыталась остановить это назначение.

Так кто же станет генсеком?

Итак, сейчас есть четыре официальных претендента на пост генерального секретаря, среди которых – как очень желательные для Украины, так и те, на кого будет делать ставку Россия:

– бывший премьер-министр Литвы и член литовского Сейма Андрюс Кубилюс;
– вице-премьер и министр иностранных и европейских дел Хорватии Мария Пейчинович-Бурич, которая еще недавно была действующим главой КМСЕ;
– бывший министр иностранных дел Греции и действующий депутат греческого парламента Дора Бакояннис;
– вице-премьер, министр иностранных дел и обороны Бельгии Дидье Рейндерс.

Интересная деталь: три первых кандидата представляют Европейскую народную партию, последний – группу либералов. Партийная принадлежность имеет большое значение, ведь в итоге выбор будут делать депутаты. (примечание: в исходной версии статьи Бакояннис была ошибочна названа представительницей либералов; редакция приносит извинение за эту ошибку)

При этом кандидатка от Греции не имеет значительных шансов на успех – она ​​существенно уступает “тяжеловесам”-однопартийцам. А вот между литовским кандидатом и хорватской кандидаткой может развернуться серьезное соперничество за поддержку своей партийной группы.

Лишь бы в борьбе друг с другом представители ЕНП не уступили бельгийцу, избрание которого наиболее желательно для россиян.

Два миллиона для кандидата

Ровно месяц назад, 14 декабря, бельгийский вице-премьер Дидье Рейндерс приехал в Страсбург, чтобы лично привезти документ, крайне важный для Совета Европы. Это было решение бельгийского правительства о перечислении 2 миллионов евро – добровольного взноса в бюджет организации.

Как известно, Совет Европы сейчас страдает от жесткого финансового кризиса: из-за неуплаты Россией своего взноса (а это – 33 млн евро) в бюджете образовалась большая дыра. Частично ее закрыли мерами экономии, но этого недостаточно. Ягланд крайне нуждался в деньгах для сохранения работы своего секретариата, а потому неожиданная помощь из Бельгии была очень кстати.

 

Дидье Рейндерс

А через пару недель выяснилось, что правительство Бельгии официально выдвигает Рейндерса кандидатом на должность генсека. И конечно же, с двумя миллионами это никак не связано – просто совпадение. Но позитивный фон для бельгийского кандидата эти деньги, несомненно, создали.

Кстати, в Украине такое трудно представить, но это реальность: Рейндерс работает в правительстве Бельгии уже 19,5 лет без перерыва, меняя одну министерскую должность на другую и пережив шесть премьеров. Сначала, 12 лет подряд, он был министром финансов, большую часть этого срока – в ранге вице-премьера. С 2011 года он – неизменный глава МИД Бельгии. А с декабря 2018-го дополнительно исполняет обязанности министра обороны, из-за проблем в бельгийской правительственной коалиции.

Так что он – настоящий тяжеловес европейской политики.

Но есть одна проблема: для Украины его кандидатура вряд ли приемлема.

Следует подчеркнуть: Бельгия не является пророссийским государством, а Рейндерс не является пророссийским политиком в традиционном смысле этого слова. Это не Ле Пен, не Сальвини и даже не Орбан.

Но несмотря на это, есть впечатление, что бельгийский политик, несмотря на свой опыт, не понимает Украину, не верит в нее. Достаточно вспомнить, что в 2015-17 годах Бельгия (наряду с Францией и Нидерландами) всячески тормозила предоставление Украине безвизового режима и помогла отсрочить старт работы безвиза.

При этом Рейндерс настроен на расширение диалога с Россией. Он неоднократно бывал в РФ с визитами в последние годы (в том числе проигнорировал бойкот чемпионата мира по футболу). И россияне не скрывают, что именно Рейндерс – тот кандидат, которого они поддерживают.

Поэтому в случае победы бельгийца мы можем получить в должности генерального секретаря нового Ягланда, а возможно, даже хуже. А его заместителем, курирующим все кадровые вопросы в Совете Европы, наверняка станет сербка, о которой говорилось выше – то есть представительница страны, откровенно дружественной РФ.

Возможно ли предотвратить этот сценарий? Да, вполне. Несмотря на авторитет Рейндерса, против него играют два фактора.

Во-первых, он – представитель партии, входящей в Европейский альянс либералов и демократов. Это не самая влиятельная фракция, где вдвое меньше депутатов, чем у лидеров, ЕНП или социал-демократов.

Второй минус – то, что он является представителем Западной Европы. Восточноевропейские государства, никогда не имевшие своего генсека, могут не гореть желанием снова поддерживать “чужого” кандидата, пусть и авторитетного.

Еще одна деталь, которая может сыграть против него – скандал 2017 года, вызванный тем, что Бельгия поддержала включение в комитет ООН по правам женщин Саудовской Аравии, которую часто критикуют за нарушение прав женщин. Такое решение повредило имиджу Рейндерса как либерала.

Кого поддерживает Украина?

На этот вопрос невозможно ответить однозначно. Украинское правительство еще в прошлом году ограничило себя в маневре, объявив о поддержке кандидата-женщины из Восточной Европы. А такая женщина среди претенденток одна: представительница Хорватии Мария Пейчинович-Бурич.

В пятницу, когда стал известен перечень кандидатов, в МИД повторили эту позицию, хотя и добавили, что это решение – не окончательное. “Кандидатам еще предстоит поделиться со странами-членами, в том числе Украиной, своим видением и подходами к роли СЕ”, – пояснил заместитель министра Сергей Кислица.

Вот только окончательный выбор предстоит сделать не правительству, а депутатам. А в Верховной раде – другое видение, которое совсем не касается гендерного баланса, а отталкивается от того, кто из кандидатов – более дружественный по отношению к нашей стране.

А таким, несомненно, является представитель Литвы Андрюс Кубилюс.

“Большинство украинской делегации давно определилось (по поводу его поддержки)“, – заявил глава делегации в ПАСЕ Владимир Арьев.

Сам Кубилюс также настроен на борьбу за эту должность. “Впереди шесть месяцев очень интенсивной работы. Праздники закончились”, – так Кубилюс прокомментировал в facebook выдвижение его кандидатуры. Литовский политик добавил, что вопросы агрессии против Украины и дальнейших отношений с Россией станут ключевыми в дальнейшей работе генсека – и он готов к этому.

 

Андрюс Кубилюс

Напомним, депутат литовского Сейма, а в прошлом – дважды премьер Литвы (1999-2000 и 2008-2012), Андрюс Кубилюс является одним из самых последовательных лоббистов Украины в ЕС. Он стал ключевым идеологом и лоббистом создания “плана Маршалла для Украины” – масштабного проекта финансовой поддержки со стороны ЕС, который должен был бы компенсировать неготовность Евросоюза предоставить Киеву перспективы членства. Причем упорство литовца в поддержке Украины на этом пути – значительно выше, чем у украинского руководства.

Впоследствии Кубилюс выступил с еще одной инициативой – Литва вместе с Польшей поддержала инициативу “Украина-2027”.

“Ее цель состоит в том, чтобы в 2027 году, когда Литва во второй раз станет председательствующей страной в ЕС, принять решение о будущем членстве Украины (а также Грузии и Молдовы) путем предоставления Украине статуса страны-кандидата в члены Европейского Союза, готовности открыть первые разделы переговоров и составления их четкого графика”, – пишет об этой инициативе Кубилюс в статье “Разрушить план Путина: как Украине получить перспективу членства в ЕС до 2027 года”, вышедшей на ЕвроПравде.

А еще у Кубилюса нет никаких иллюзий по поводу действий РФ и российского лидера. “Запад должен окончательно отбросить иллюзию, что агрессивность Путина можно обуздать заманчивыми предложениями – например, о всеобъемлющем торговом соглашении. Агрессивная политика Кремля сдерживается, только когда Путин считает, что западный мир готов и способен отстаивать свои интересы. Тогда он начинает уважать противника”, – пишет он в статье “Четыре элемента сдерживания Путина: какой должна быть стратегия Запада в отношении России”.

Но по иронии судьбы, именно критическое отношение Кубилюса к РФ может стать препятствием для его избрания в ПАСЕ. Но прогнозировать это пока рано.

Хорватская загадка

Намеки МИД о возможности поддержки “женщины”, то есть Марии Пейчинович-Бурич, не являются безосновательными. Вице-премьер Хорватии также имеет шансы выиграть эту гонку и занять первое место на выборах в июне.

 

Мария Пейчинович-Бурич

Ее преимущество – то, что она не литовка, а ее недостаток – то, что она хорватка. И это – не шутка.

Если литовец Кубилюс может потерять голоса из-за напряженных отношений Вильнюса и Москвы, то для Пейчинович-Бурич эта проблема не столь актуальна.

Но в то же время избрания генсека с Балкан будет не по душе странам Западной Европы по другой причине.

В прошлом году в Совете Европы выбирали комиссара по правам человека. Тогда боснийка Дуня Миятович в напряженной борьбе победила кандидата от Франции.

Французы восприняли это как пощечину, а теперь наверняка вспомнят, что у Балкан уже есть одна топ-должность в Совете Европы, а потому не стоит давать им еще одну.

И это – очень серьезная проблема.

Но нас больше интересует другое: удовлетворяет ли Пейчинович-Бурич Украину?

По мнению “Европейской правды” – скорее да, хотя и не без нюансов.

Кандидатка работает в правительстве Андрея Пленковича (однозначного друга Украины), является его соратницей по партии, и это не позволяет предполагать ее пророссийские настроения. Впрочем, ее опыт во главе МИД свидетельствует также о том, что откровенного адвоката интересов Украины мы в ее лице можем и не увидеть.

Но главная опасность сейчас в другом.

Пейчинович-Бурич, как и Кубилюс, входит в ЕНП. Ни один из них не намерен снимать свою кандидатуру. А это значит, что вместо поддержки единого кандидата европейские “народники” будут вынуждены разрываться между двумя.

Остается надеяться, что предвыборная борьба двух в целом дружественных Украине кандидатов в итоге не приведет к победе третьего – того, кого хочет видеть Россия.

Европейская правда
Поделитесь.