DW: Санкции США способны сорвать “Северный поток – 2” Исполнительный директор Восточного комитета немецкой экономики Михаэль Хармс прокомментировал в интервью новые санкции, которые угрожают ввести США против фирм-участниц североевропейского газопроводного проекта

11 января Восточный комитет немецкой экономики, представляющий интересы фирм ФРГ, работающих на рынках восточноевропейских стран – в том числе, российском – подвел в Берлине внешнеторговые итоги 2018 года в этом регионе. Речь на пресс-конференции шла также о газопроводном проекте “Северный поток – 2” и возможных последствиях новых санкций, которые собираются ввести США против фирм, участвующих в его реализации.

Исполнительный директор Восточного комитета немецкой экономики Михаэль Хармс (Michael Harms) заявил в интервью DW, что выход из проекта – под нажимом США – некоторых специализированных фирм может привести к его срыву.

Deutsche Welle: Господин Хармс, если США реализуют свою угрозу и действительно введут санкции против “Северного потока – 2”, то насколько серьезными будут последствия для немецких фирм, участвующих в этом проекте?

Михаэль Хармс: Мы считаем такие санкции опасными не только для немецких, но и фирм из других сран ЕС. Ведь это европейский проект. Мы и в принципе считаем такие санкции вредными с точки зрения стабильного и долгосрочного обеспечения Германии и Европы энергоресурсами. Санкции противоречат немецким экономическим интересам. Но это не главное. Главное в том, что они стали бы вопиющим вмешательством в европейский суверенитет, против чего мы решительно протестуем.

– Насколько высок у немецких фирм “болевой порог”? То есть, какие санкции они могли бы выдержать, а какие привели бы к выходу из проекта “Северный поток – 2”?

– Поймите меня правильно, мне не хотелось бы обсуждать тему болезненности тех или иных санкций. Мы надеемся, что в диалоге с американской администрацией придем к тому, что до санкций дело не дойдет.

– И тем не менее. Что произойдет, если санкции будут введены против укладчиков труб или других специализированных фирм, участвующих в реализации “Северного потока – 2”? Можно найти им замену или весь проект окажется под угрозой?

– В реализации “Северного потока – 2” участвуют 627 фирм-подрядчиков со всего мира. В их числе – некоторые предприятия очень узкой специализации, например, упомянутые вами трубоукладчики. Такие  фирмы обладают уникальными технологиями. Санкции против них, как минимум, очень сильно замедлили бы реализацию всего проекта, а в худшем случае он оказался бы сорванным.

– Вы говорили о возможном вмешательстве в европейский суверенитет и необходимости этому противодействовать. Что вы имеете в виду? Ответные санкции ЕС против США?

– Это зависит от согласованности европейских стран. Как вы знаете, и в ЕС этот газопроводный проект вызывает споры. Так что я воздержусь от прогноза. Но Германия и другие наши крупные европейские партнеры непременно должны противодействовать, и, думаю, примут меры.

– Проект “Северный поток – 2” не только экономический. Он имеет, как выражается немецкое правительство, и политическую составляющую. “Газпром”, разумеется, заинтересован в исключении Украины из транзита российского газа в Европу, что вызывает резкий протест Киева. Неужели для немецкой экономики этот проект настолько важен, что интересы Украины в расчет не принимаются?

– Принимаются. Мы не раз публично говорили, в том числе и сегодня на пресс-конференции, что украинский транзит нам по-прежнему нужен. В частности, по чисто экономическим причинам. Ведь газа в Европе добывается все меньше, нужно его все больше, так что без транзита через Украину не обойтись. Но мы видим и политический компонент, поэтому активно поддерживаем трехсторонние – ЕС, Украина, Россия – переговоры на этот счет, и очень надеемся на конструктивный подход “Газпрома”.

– Политическая поддержка этого проекта и в Германии явно становится все слабее. Были бы у Северного потока – 2″ шансы, если бы у властив ФРГ было другое правительство, а канцлер – не Ангела Меркель (Angela Merkel)?

– “Северный поток – 2” отвечает насущным интересам не только Германии, но и всего Евросоюза. Поэтому я думаю, что любое правительство Германии учитывало бы первую очередь немецкие и европейские интересы и, надеюсь, приняло бы решение в пользу этого проекта.

– Другая тема. Сегодня на пресс-конференции Восточный комитет подвел итоги прошлого года, и в том, что касается торговли с Россией, итоги эти печальные. Импорт из России благодаря выросшим ценам на энергоносители увеличился, но экспорт остался на прежнем уровне. В чем причина?

– Вы правы. Мы разочарованы. Это показывает и наш опрос среди немецких фирм, работающих на российском рынке. Они настроены скептически и в отношении 2019 года. Это связано с ценами на нефть, а также с отсутствующими в России реформами, со все более протекционистской политикой Москвы. Без рывка, без серьезных реформ и без решения политических проблем, которые привели к изоляции России, мы не продвинемся вперед.

– А вы не усталиВам не надоело из года в год заниматься одними и теми же проблемами? Ведь российский рынок не так важен для немецкого экспорта. Товарооборот Германии с Россией вдвое меньше, чем с Польшей. И Чехия по этому показателю опережает Россию…

– Да, это так. Но одна только статистика товарооборота не отражает всего состояния дел. Немецкие фирмы имеют производства и в самой России, продают там товары, что не учитывается внешнеторговой статистикой. А что касается моей личной усталости… У меня есть определенная функция, и я буду дальше работать с тем, чтобы добиться, наконец, позитивных результатов.      

DW
Поделитесь.