The Conversation: Что мешает Северной Корее помириться с Западом В начале января стало известно, что исполняющий обязанности посла Северной Кореи в Италии Джо Сон Гил сбежал и, как сообщается, ищет убежища в «неназванной западной стране». Дезертирство столь высокого уровня стало неожиданностью на фоне кажущейся «оттепели»: 6 января президент США Дональд Трамп подтвердил желание провести второй Саммит КНДР — США, президент Южной Кореи Мун Джэин вскоре ожидает визита Ким Чен Ына, а сам северокорейский лидер 8 января посетил председателя КНР Си Цзиньпина в Пекине

В канун Нового года Ким Чен Ын отправил президентам США и Южной Кореи письма с обещаниями продолжить диалог по поводу мирного процесса на Корейском полуострове. Но если Северная Корея действительно открыта для перемен, почему посол Джо Сон Гил ищет убежища?

В колонке для просветительского издания The Conversation заместитель директора Международного института корееведения в Университете центрального Ланкашира Соджин Лим объясняет, что происходит в Пхеньяне на самом деле.

«Независимо от причины, дезертирство Джо Сон Гила может негативно сказаться на текущих переговорах. Например, посол мог бы поделиться с США и Южной Кореей конфиденциальной информацией о реальной ситуации с ядерным разоружением в КНДР, и это могло бы отбить у Ким Чен Ына желание сотрудничать», — считает эксперт.

В 2018 году США, Северная и Южная Кореи неоднократно давали друг другу громкие обещания, но пока неизвестно, выйдут ли они за рамки простой«политики жестов». С одной стороны, прогресс кажется достижимым: Мун Джэин проявил себя как активный лидер, а Ким Чен Ын не скрывает амбиций и стремится оставить в истории свой след. С другой, Ким Чен Ын и Дональд Трамп все же остаются крайне непредсказуемыми политиками.

Есть и другие факторы, которые могут повлиять на переговоры. Не в последнюю очередь это резкий экономический спад в КНДР. Из-за строгих международных санкций в 2017 году ВВП Северной Кореи снизился на 3,5%, что стало самым большим падением с 1997 года, когда изолированная страна пережила разрушительный голод. При этом все больше северокорейцев получают доступ к информации из внешнего мира, отчасти благодаря растущему числу перебежчиков, общающихся с теми, кто остался. Также к диалогу с Муном и Трампом Ким Чен Ына подтолкнул его политический курс «равный акцент», сфокусированный как на военном, так и на экономическом развитии. Но даже при наличии политической воли почти 70-летний режим Северной Кореи не сможет измениться за один день. Процесс будет долгим и сложным.

Главный козырь Ким Чен Ына

Хотя политика Ким Чен Ына отличается от направления, заданного его отцом или дедом, он не сможет отказаться от ядерной программы, пока не увидит альтернативный способ обеспечить безопасность своего режима. Именно ядерная программа долгое время оставалась главным козырем Северной Кореи на международных переговорах.

Без ракет большой дальности КНДР попросту нечего противопоставить США. При этом«стратегией выживания» для Ким Чен Ына стала демонстрация его рукопожатий с мировыми лидерами. Любая встреча, на которую соглашается Ким Чен Ын, должна хотя бы частично рассматриваться как попытка сохранить авторитет среди простых северокорейцев и его собственного правительства.

Пока в ядерной программе Северной Кореи не произошло никаких существенных изменений, кроме разрушения некоторых старых или вышедших из употребления ядерных объектов. Также достичь денуклеаризации не удастся, пока Северная Корея хранит свои теоретические ядерные ноу-хау.

Северная Корея подчеркивает свое намерение заморозить, а не ликвидировать ядерную программу, но США хотят большего, прежде чем согласятся инвестировать в экономику КНДР. Смогут ли переговорщики преодолеть нынешнюю дилемму «курица или яйцо»: сначала денуклеаризация, или прежде всего экономическая поддержка?

Однозначного ответа нет. Возможно, США смогут найти решение, предоставив Северной Корее часть своего военного потенциала в обмен на ядерное разоружение. Таким образом, КНДР сможет привлекать частные инвестиции из США, одновременно решая свои проблемы с безопасностью.

По-настоящему безъядерной Северная Корея никогда не будет, поскольку сохранит свои теоретические ядерные знания.

Взаимное доверие

Шестисторонние переговоры, которые периодически велись с 2003 года между Северной Кореей, Китаем, США, Южной Кореей, Японией и Россией, так и не смогли создать сколько-нибудь значимого доверия. Следовательно, сегодняшний диалог должен основываться на взаимопонимании и открытости, иначе переговорщиков ждет очередной провал. Мир должен понять, что Северная Корея не может самостоятельно справиться с проблемой ядерного разоружения — особенно с учетом ее уязвимого финансового положения. В конце концов, не только США не доверяют Северной Корее; Северная Корея также не доверяет США, особенно после свержения Саддама Хусейна в Ираке и Муаммара Каддафи в Ливии.

Но это только первый шаг. Международное сообщество подозрительно относится к искренности Ким Чен Ына из-за закрытости страны и ограниченного доступа к достоверной информации. Как только Северная Корея откроет границы, можно будет говорить о реальных сдвигах в процессе денуклеаризации. Если же в 2019 году странам не удастся достичь взаимопонимания, единственной реальной возможностью узнать, что действительно происходит в Пхеньяне, будут только свидетельства перебежчиков, таких, как Джо Сон Гил.

realist.online
Поделитесь.