Европейская правда: В Госдепе изложили свое видение новой волны российской агрессии Абсолютно ясно, что Россия нарушила международное право. Сейчас Россия должна освободить и корабли, и моряков, именно этого мы от нее требуем

С августа 2018 года в Государственном департаменте США появился новый топ-дипломат, ответственный за страны Восточной Европы и Кавказа, включая Украину. Назначение на должность с довольно необычным для нас названием Deputy Assistant Secretary of State (заместитель помощника госсекретаря США) стало, вне всякого сомнения, успехом для Украины.

Руководящую должность занял Джордж Кент – карьерный дипломат, дважды работавший в посольстве Штатов в Украине. До этого лета – в качестве заместителя посла.

На этой неделе Кент вернулся в Киев уже в новом статусе, а в конце визита – пообщался с журналистами. “Европейская правда”, принимавшая участие в этой встрече, публикует ответы дипломата на вопросы о военном положении, ситуации на Азове и ключевых вызовах, стоящих перед Украиной.

О военном положении

Развитие событий было настолько стремительным – нападение россиян, заседание СНБО уже в воскресенье и Верховной рады в понедельник – что формальных консультаций по введению военного положения с зарубежными партнерами не было.

Конечно, мы общались с украинскими партнерами по этому поводу, но фокус этих дискуссий был – выяснить, что произошло и как мы можем помочь Украине для возвращения ее моряков и кораблей.

Абсолютно ясно, что Россия нарушила международное право. Сейчас Россия должна освободить и корабли, и моряков, именно этого мы от нее требуем.

Не наш – вопрос решать, нужно ли было военное положение.

Это – решение Украины, и реагировать на него украинцам.

Пока ожидается, что военное положение продлится 30 дней, и это позволит провести избирательную кампанию. Насколько я понимаю, таково намерение и желание украинцев. И я рассчитываю, что кампания начнется 31 декабря, как и запланировано.

Увага Джорджа Кента до України помітна навіть в деталях. На запонках - герб Маріуполя

Внимание Джорджа Кента к Украине заметно даже в деталях. На запонках – герб Мариуполя 

Действительно ли есть рост российского присутствия на границе?

У меня нет перед собой данных разведки. Но ответ дают события на Донбассе, где оружие не смолкает, где на прошлой неделе были одни из самых горячих дней года. Это война, горячая война!

Стратегия Россия – совсем не такая, как в XIX веке: чтобы нападать, не обязательно объявлять войну. Теперь главное – маскировка.

Мы это видели в Крыму, когда они нам рассказывали про “вежливых людей” и “зеленых человечков”, хотя они были совсем не вежливыми и не “человечками” – а были бойцами российского спецназа.

Точно так же речь не шла о “трактористах” и “шахтерах” на Донбассе – это были российские войска. Это было совершенно очевидно и в Иловайске, и в Дебальцеве, и в Счастье, где до нападения России не было столько “бурят”.

О статусе военнопленных

Очевидно, что Россия нарушила международное право. Основной вопрос – именно то, что Россия нарушила свои обязательства, когда совершила нападение и когда захватила и корабли, и моряков, и именно это должно быть абсолютно ясным для всех.

Я считаю, что определение статуса пленных сейчас не является основным вопросом. В то же время Украина имеет полное право определять его таким образом, как она решила – исходя из того, что сделала Россия.

При этом расследование Bellingcat подтвердило, что после нескольких часов ожидания украинские суда развернулись и направились на юг, в направлении Черного моря, и они уже были в международных водах, когда произошла атака.

Может ли Украина снова направить корабли в Азов?

Украинские корабли – как гражданские, так и военные – имеют право свободного прохода из одного украинского порта в любой другой украинский порт. Это право гарантируется как соглашением между Россией и Украиной 2003 года (о статусе Азово-Керченской акватории. – ЕП), так и международным морским правом. Таким образом, Россия нарушает и двусторонние соглашения, и международные обязательства.

Это право даже не зависит от того, есть ли сейчас война.

Другой вопрос, можете ли вы в нынешних обстоятельствах рассчитывать на то, что Россия будет придерживаться обязательств. И это – действительно вызов. Потому что мы понимаем, что одно дело – коммерческие перевозки, а другое – проход кораблей ВМС. Нужно быть готовым к тому, что Россия снова пойдет на нарушение международного права и снова захватит украинские корабли.

Поскольку это – реальность, то украинская власть должна ее учитывать. И перед тем, как снова направить корабли к Керченскому проливу, Украине стоит взвесить, не пойдет ли Россия на новое нарушение своих международных обязательств и не решит ли она повторить то, что уже произошло 25 ноября.

Мы понимаем, что сейчас идет “мягкая блокада” коммерческого судоходства в украинские азовские порты. На одной неделе проход для кораблей закрывают из-за плохой погоды, на другой – из-за военных учений, но на самом деле это лишь повод для запрета.

О действиях Запада

И в Европе, и в США думают над тем, как реагировать на действия России. Прямо сейчас в Брюсселе на министерском заседании НАТО рассматриваются варианты реакции.

Возможная преемница Меркель на посту председателя партии на днях публично высказалась за то, чтобы порты государств-членов ЕС и США не допускали к себе корабли, которые заходят в Крым или российские порты на Азове. Если ты заходишь в такие порты, то не зайдешь в Гамбург.

Это – та идея, которую западным государствам следует обсудить.

Кроме того, нам вместе с партнерами следует изучить, кто был задействован в экономической и военной агрессии (связанной с блокированием Азово-Керченской акватории. – ЕП), и добавить к следующей волне санкций этих людей и компании.

Здесь очень важно, чтобы были действия со стороны ЕС, а США их поддержат.

 

Предыдущие санкции повлияли на Россию. Они снизили темпы экономического роста, ограничили этот рост в будущем и, конечно же, ограничили доступ некоторых россиян к своим виллам в Италии или других местах, где они привыкли отдыхать. Да, это не изменило политический курс России – но это не значит, что санкции не действуют.

США и другие партнеры предоставляют Украине военную помощь. Украина защищает себя. А международное сообщество должно помогать Украине и одновременно давить на Россию.

Но это не значит, что в Украину отправится американская армия.

Российское ТВ говорит о планах в отношении американских баз в Украине – но это дезинформация. Это просто неправда. Нет таких идей. Вместо этого мы планируем продолжить давление на Россию – и экономическое, и политическое.

Россия должна уйти с Донбасса, поскольку Донбасс – это Украина. Россия должна уйти из Крыма, потому что Крым – это Украина. И конечно же, они должны вернуть домой всех украинских военных, захваченных в боях в Украине и в международных водах.

Украина ведет две войны одновременно

Ни один из руководителей Украины не может сказать, что перед вашим государством стоит только одна угроза. Точно так же любой из тех, кто стремится стать украинским лидером, должен быть готов преодолевать все вызовы, которые стоят перед вашим государством.

Еще с 2014 года на переговорах руководителей Украины и ваших зарубежных партнеров идет речь о двух войнах, продолжающихся одновременно. Первая – это война с российской агрессией, вторая – война с коррупцией, или же война за лучшую Украину.

Украина не может управлять действиями внешнего агрессора и может только защищать страну. Но когда речь идет о второй, за лучшую Украину – то тут у украинцев есть все рычаги.

У вас есть те, что хочет построить новую Украину, но есть и те, кто получает пользу от старых правил.

Мы поддерживаем тех, кто стремится построить успешное государство, а для этого Украине нужна сильная система правосудия. Это важно для рядовых украинцев, которые пять лет назад вышли на Революцию достоинства – ведь без правосудия нельзя говорить о достоинстве. Это также важно для иностранных инвесторов.

Без инвестиций, без создания рабочих мест украинцы просто будут уезжать из своей страны!

Сейчас, по польским данным, по меньшей мере 2 миллиона украинцев работают в Польше. Это прекрасно для польской экономики, это помогает сбалансировать польскую пенсионную систему. Это неплохо для конкретного украинца, который получает в Польше более высокую зарплату, чем дома. В конце концов, это хорошо для американских компаний в Польше, ведь они получают немало умных работников из Украины, способствующих успеху американского бизнеса.

Но все это нехорошо для будущего Украины.

Украинские таланты достигают успеха – но не у вас в стране.

Замечательно, что Ян Кум переехал из Фастова в Калифорнию, где создал WhatsApp, продал его (за $19 млрд. – ЕП) и пожертвовал 500 миллионов (речь идет о пожертвовании в благотворительный фонд Силиконовой долины, цель которого – сделать ее лучшим местом для проживания). Месяц назад другой выходец из Украины, а теперь гражданин США пожертвовал $2 млн медицинской школе Гарварда, что стало крупнейшим частным вкладом в истории этого заведения, где он в свое время получил образование. Это прекрасно для Америки!

Но украинская власть должна сделать так, чтобы следующие “Яны Кумы” остались в Украине и когда-нибудь пожертвовали 500 миллионов для Киева, а не для Сан-Франциско. Сделать так, чтобы следующее поколение украинцев осталось в своей стране, чтобы они достигали здесь успеха, получали образование, создавали бизнес – и в конце концов отблагодарили свою общину, как это происходит в Бостоне или Сан-Франциско. Это – вызов, который стоит перед Украиной.

О готовности Украины к изменениям

Если закон о военном положении принимается в военных целях, то это – лучшее время, чтобы ваша армия подготовилась к вероятным будущим атакам. Но надо не забывать, что есть и другие проблемы.

Уже на следующий день после введения военного положения в Одессе напали на одного из кандидатов в президенты Анатолия Гриценко. Это – напоминание о том, что военное положение не решает этой проблемы.

 

Важно подчеркнуть: дело не только в том, кто напал на Катю Гандзюк, а в том, кто заказал это нападение. Не только в том, кто напал на Гриценко, а кто заказал это. То же самое касается и других 50 или 70 нападений (на общественных активистов. – ЕП), которые произошли. Ответа на этот вопрос требуют и сами украинцы.

Я поднимал этот вопрос на встречах в Киеве: те, кто причастны к преступлению, должны быть наказаны.

Что мне ответили? Тут я переадресую вас к тем представителям власти, которые должны защищать граждан Украины от преступлений. Это – вопрос к полиции, к прокуратуре и часто – к СБУ.

Украина заявляет о стремлении вступить в НАТО, но НАТО – это не только военный блок. Это также альянс, основанный на ценностях и принципах. И один из таких принципов – гражданский контроль над правоохранительными органами, предусмотренный новым законом о нацбезопасности. Этот закон также предусматривает принятие нового закона о СБУ.

Как наследство от советских времен ваша Служба безопасности еще выполняет функции, которых не должно быть у спецслужб – такие как противодействие коррупции и расследование экономических преступлений. И если вы спросите у украинского или американского бизнесмена, что для них представляется наибольшей опасностью – то, скорее всего, услышите, что больше всего они боятся давления со стороны СБУ. А это не является задачей спецслужб ни в одном демократическом государстве.

Если Украина действительно хочет присоединиться к Альянсу, то должна положить этому конец. Ваша армия должна быть совместима с НАТО, но и ваша правоохранительная система должна соответствовать стандартам Альянса.

И украинские власти прекрасно об этом знают.

Европейская правда
Поделитесь.