Деловая столица: Отомстили на Азове себе за Сирию. Почему Путин с ностальгией вспомнит Обаму США практически ни в чем не зависят от РФ и давно начали курс на разрыв базовых договоренностей. Но есть два вопроса

Прямая агрессия России против Украины в форме пиратского нападения на украинские корабли в Азовском море – во многом является актом отчаянья. Потому что общая внешне- и внутриполитическая диспозиция для РФ выглядит откровенно безрадостной.

Так, уже несколько месяцев, как Москва была вынуждена смириться с фактическим поражением в Сирии, ставшим результатом солидарности США, их западных союзников, Турции и Израиля на ближневосточном театре военных действий и их готовности применять оружие. Менее чем за сутки до российской атаки на Азове израильская авиация вновь нанесла удары по иранским гарнизонам в условно контролируемой Асадом части страны – в прямой досягаемости переданных “сирийцам” систем С-300. Никакой реакции со стороны россиян прогнозируемо не последовало. Более того, стало ясно, что вся история с С-400 нужна турецкому лидеру Эрдогану исключительно для торга с американцами, а российским газом он намерен торговать по собственному усмотрению.

В то же время главный союзник России – Иран – теперь явно проигрывает войну в Йемене, которая отвлекала часть военных ресурсов США и их арабских союзников.

На днях пал ключевой для иранских прокси в Йемене, хуситов, порт Ходейда. Как известно, в Йемене на стороне проиранских соединений воюют и российские наемники, а поставляемое им из Ирана оружие (в частности, ракеты, которыми мятежники постреливают по Саудовской Аравии и ОАЭ) подозрительно напоминает советские или российские аналоги.

Болезненными являются и удары, которые наносятся в Европе, а также Соединенными Штатами в рамках неуклонного расширения санкционных списков для юридических и физических лиц. Рядом судебных решений во многом парализована деятельность компаний, ведающих “Северным потоком” и “Северным потоком-2”, а угроза США ввести санкции против европейских участников этой авантюры продолжает висеть в воздухе. Тем более что американцы уже отреагировали санкциями на нелегальную торговлю нефтью между Ираном и Россией. Во многом точно также действуют США – при соучастии Китая – против России на северокорейском направлении. Вскрытие шпионских сетей РФ в Европе – ответ на танцы с австрийским министром иностранных дел. А фактическая изоляция Путина на столетии завершения Первой мировой, где с ним общался только лидер наполовину признанного Косово, чрезвычайно напомнила саммит в Брисбене.

Картинки по запросу саммит в Брисбене

Саммит G-20 в Брисбене (2014)

Подходят к экватору и многочисленные расследования многомиллиардного отмывания Кремлем денег в европейских банках, а также других преступлений путинской криминальной группировки в иностранных государствах на протяжении едва ли не последних десяти лет. Печальными выглядят и перспективы российских политических клиентов в самых разных странах, в первую очередь в постсоветских государствах.

Во внутренней политике РФ – и это, вероятно, главный мотив очередного нападения Москвы на Украину – Кремль выглядит все более бледно, отторгнув от своего хозяина симпатии сравнительного большинства людоедскими “реформами” и приобретшим гаргантюанские масштабы казнокрадством при полном провале социальной политики. Очередной “высотой” этого курса стал налог на колбасу и спровоцированная его обсуждением осада мясных отделов. Военная истерия, сработавшая в 2014 г. на прекращение падения рейтинга Путина, вызванного начавшимся в 2012 г., застоем – метод испытанный. Режим, по-видимому, уверен, что он сработает и сейчас, когда интерес населения к внешней политике опять резко упал, и кураторы телеканалов требуют сотни миллионов долларов бюджетных денег для повышения градуса дезинформации и разжигания ненависти потребителя к окружающему миру. Так что мотивы Путина довольно прозрачны.

Расчет – хотя сам по себе инцидент на Азове мог произойти в любой момент (а не там и не этот, так другой и в любом другом месте – ведь по своей дикости российский режим ничем не уступает северокорейскому, а в последнее время дает Пхеньяну немало очков вперед) – сделан на вялую реакцию Запада. А также – на склочность украинского политического класса, часть из которого неприкрыто работает на враждебные интересы (и давно должна быть в той или иной форме “интернирована”). Борьба Белого дома с прорывами нелегальных иммигрантов, пересменка в Конгрессе, нарастающая интрига в связи с готовящимся выступлением специального прокурора Мюллера, а в Европе – продолжение драмы Брексита и парижские бензиновые погромы, все это должно отвлечь Запад от быстрой и содержательной реакции на новое обострение на востоке Украины.

В России верят в собственные пропагандистские конструкции – на Западе якобы устали от Украины, и на очередной виток агрессии то ли посмотрят сквозь пальцы, то ли ограничатся пустопорожней риторикой.

Между тем первые заявления американских официальных лиц были сделаны довольно оперативно, в отличие от 2014 г., когда Вашингтон, похоже, не раз впадал в ступор. Созыв Совбеза ООН в подобной ситуации, кстати говоря – автоматическое требование будапештского документа – был объявлен сразу же. Понятно, что совещание сведется к выслушиванию российской лжи, как и все годы войны подряд, да упрекам со стороны западных государств. ООН в ее нынешнем виде – ремейк Лиги Наций, тем не менее, на фоне своих внутренних вызовов и США, и Франция с Германией смогут воспользоваться этой трибуной для обновления международной повестки дня, которая заражена гибридными темами не без подачи России. Поэтому более интересно, что последует дальше – в конце концов, набор третьестепенных персонажей и практически подставных контор, против которых постоянно вводятся ограничения ради демонстрации решимости, уже закончился.

С одной стороны, президент Трамп, в силу особенностей характера и нюансов избирательной кампании 2016 г., как известно, не очень горит желанием наносить болезненные удары именно по Владимиру Путину. Но с другой – в преддверии вероятного “взрыва канализации” от Мюллера (считается, что хотя оснований для уголовного преследования и нет, но скандал ожидается громкий), Белому Дому будет выгодно проявить твердость.

  • Во-первых, введение основного пакета химических санкций неприлично затянулось – а ведь на днях в Сирии опять было применено химическое оружие, которого, по уверениям России, там нет.
  • Во-вторых, у администрации есть возможность проявить надпартийную солидарность с демократами, которые через несколько недель начинают контролировать нижнюю палату.
  • В-третьих, Трампу теперь стоит еще решительнее отмежеваться от своего хельсинкского рандеву. И первые сигналы – возмущение – от представителей американского истеблишмента – свидетельствуют о том, что наличествует понимание подобных выгод.Тем более что США практически ни в чем не зависят от РФ и давно начали курс на разрыв базовых договоренностей. Но есть два вопроса.

Первый состоит в том, что таких санкций сегодня уже может быть недостаточно – похоже, остервенение Кремля достигло точки, в которой режим готов пожертвовать экономическими интересами большинства и части элиты и, возможно, еще глубже замазать население в своих преступлениях. Кроме санкций по типу иранских нужна и демонстрация готовности противостоять российской агрессии точно так же, как это было показано в сирийской провинции Дэйр-эз-Зор в феврале этого года. Пусть и без непосредственного официального участия. Тем более что РФ больше не прячется за “гибридными” войсками – по сути, как и в Сирии, где успешная атака против российских интервентов была официально признана американским военным руководством.

Немаловажными представляются и шаги, которые предпримет Великобритания, которую теперь не связывает коллективный механизм ЕС. Понятно, что и в Вашингтоне, и в Лондоне чиновники и особенности правоприменения политических решений могут затянуть реакцию на агрессивные действия России. Но важно, чтобы такие решения были, по крайней мере, приняты – Канада фактически первой сделала официальное заявление, но ее санкционный потенциал за эти годы снизился, Оттава и Москва де-факто пребывают в состоянии замороженных дипломатических отношений.

Второй вопрос – в трансатлантической солидарности.

В Германии, к примеру, наконец “догадались”, что ни в каком мирном урегулировании Россия не заинтересована.

При всем желании заморозить конфликт и выдать это за дипломатическую победу европейцам теперь не удастся – РФ сбросила маску и не собирается им в этом ничем помогать. Официальные заявления членов НАТО и ЕС носят ожидаемый характер, без каких-либо ноток о “сторонах” и прочих российских гибридных инфильтраций в европейскую политическую риторику. Вместе с тем необходимо напомнить, что ряд санкций США уже вводили без согласования с европейцами, тем просто пришлось им следовать (как, в основном, и китайцам). Никакого обходного механизма сотрудничества с Ираном ЕС создать не удалось – львиная доля транзакций в мировой экономике обслуживается долларом США, эта сфера находится в компетенции американских банков, а все прочее – это фантазии. Поэтому, если американцы сделают решительный ход, выбора у европейцев – в особенности в их нынешнем полуразобранном состоянии – не останется, постепенно все они присоединятся к новым санкционных пакетам.

Примечательно, что в заявлении польского МИД прозвучала фраза об угрозе в том числе и Европе. При этом ясно, что оценка таких угроз у некоторых членов блока, расположенных подальше, или тех, которые вовлечены в отмывание российских денег, – будет “разниться”. Однако, учитывая то, что той же Италии вскоре придется рассчитывать на благосклонность в первую очередь американских и британских банков – вряд ли такие страны окажут серьезное сопротивление дальнейшему развитию политики сдерживания российского агрессора.

Тем не менее, опыт прошедших лет показывает, что в первую и главную очередь украинцам следует рассчитывать на себя. Дипломатическая, военно-политическая и экономическая помощь Запада не является лёгкой на подъем, хотя нынешняя ее правовая и обычная территориальная логистика на порядок лучше, чем была почти пять лет назад. Понятно, что конфликт на Азове в какой-то степени дестабилизирует и положение на фронте, а также приведет к расконсервированию оставшихся шпионских и диверсионных сетей в Украине и не только в Украине. И первое, и второе, как бы не повели себя в результате западные государства, является исключительно задачей украинского государства и общества, давно привыкших, надо сказать, к осуществлению наиболее пессимистических сценариев во всем, что связано с Россией. На повестке дня стоит и прекращение всяких контактов с РФ, ранее оправдывавшихся вопросами, так сказать, быта – кроме, разумеется, идущего в ЕС транзитом газа и поставок ядерного топлива (тем более что система выстроена так, что и агрессору невыгодно его складировать). По крайней мере до тех пор, пока украинские АЭС полностью не избавлены от этой зависимости. Так или иначе, Украина должна предпринять достаточно действий подобного характера, чтобы любая возможная критика со стороны западных государств в отношении тех мер, на которые должны будут пойти они сами, – выглядела необоснованной.

Спокойно следует воспринимать и бесконечные российские вербальные угрозы – их реальный потенциал давно исчерпан, а хисамский инцидент в Сирии и мгновенное обрушение рубля после точечных санкций против металлургов – продемонстрировали истинный уровень устойчивости кремлевской системы. Кроме того, пиратство, опустившее РФ в практике проведения внешней политики на уровень Сомали, даже с формальной точки зрения воспринимается большинством стран мира вполне однозначно и не требует изменений в какие-либо основополагающие документы международного права. Так что теперь остается только ждать, какой уровень ответа будет избран США и западными союзниками, проводя штатные мероприятия, подготовка к которым шла уже давно.

Деловая столица
Поделитесь.