Европейская правда: Балканская торговая война Как в конфликте Сербии и Косова больше всех проиграл ЕС

“Теперь мы 100% государство, спасибо премьеру”, – такая надпись появилась на билбордах в Приштине.

Так в частично признанном государстве Косово отреагировали на последнее обострение отношений с Сербией. И хотя обострение между Приштиной и Белградом не является чем-то уникальным, последнее имеет принципиальную разницу – на этот раз в Косове выступили не только против Сербии, но и против ЕС.

Европейский Союз возмутило недавнее решение Косова ввести 100-процентную пошлину на товары происхождением из Сербии и Боснии и Герцеговины. Такой шаг в Приштине объяснили недружественной политикой Сербии – и следует признать, у них есть все основания так считать.

За последнее время сербская дипломатия (при активном содействии РФ) резко активизировалась в переговорах со странами третьего мира, которые ранее признали косовскую независимость. Задача Белграда – убедить эти страны отозвать свое признание, и на данный момент 10 государств пошли на это.

Инструмент достижения этого тоже очевиден и вовсе не скрывается:

в бюджете сербского МИД официально заложены суммы для “стимулирования” таких стран отозвать решение по Косову.

А в придачу сербская дипломатия отпраздновала еще одну победу – им удалось в третий раз заблокировать присоединение Косова к Интерполу.

В ответ косовары решили ударить по кошельку. В начале ноября Приштина впервые повысила пошлины на товары из Сербии и Боснии – тогда только на 10%. Но после блокирования вступления страны в Интерпол в Приштине решили существенно поднять ставки.

“Сербия продолжает агрессивную кампанию против Косова на международной арене. Она также подрывает процесс нормализации отношений. Для защиты наших жизненных интересов Косово сегодня решило поднять таможенные тарифы до 100%”, – объявил о введении новых пошлин вице-премьер Энвер Ходжай.

Более того, как заявил в парламенте премьер-министр Косова Рамуш Харадинай, это повышение – не временное. По его словам, увеличенные пошлины на сербские товары будут действовать до тех пор, пока Сербия не признает независимость Косова.

Картинки по запросу премьер-министр Косова Рамуш Харадинай

Премьер-министр края Косово Рамуш Харадинай

Одновременно в правительстве ввели запрет на продажу в стране продукции, на маркировке которой Косово не указано как независимое государство. Заметим, что аналогичную (то есть противоположную) практику использует и Белград в отношении косовских производителей – их товарами можно торговать в Сербии только в том случае, если на маркировке есть отметка об их производстве в сербской провинции Косово и Метохия, а не в независимом косовском государстве.

В сербских СМИ сразу появились оценки, что такой шаг больше ударит по самому Косову, ведь сербский импорт (в первую очередь – пищевой) настолько весомый, что повышение пошлин приведет к резкому скачку цен.

Впрочем, косовская статистика говорит о другом.

По данным статистического агентства Косова, в сентябре доля сербского импорта составила лишь 12,8%, а импорт из Боснии и Герцеговины – только 2,6%. А значит, при необходимости Косово может без проблем заменить сербские продукты поставками из соседних Албании и Македонии.

Но если в целом для страны это решение не вызовет особых проблем, то для северной части Косова, населенной сербами, ситуация прямо противоположная.

Неслучайно сразу после объявления новых пошлин сербские муниципалитеты этого региона провели экстренное заседание кризисного штаба, на котором объявили, что такой шаг “вызвал гуманитарный кризис на севере Косова и Метохии и ставит под угрозу физическое выживание” сербского населения.

Примечательно, что позиция официального Белграда была достаточно взвешенной (там заявили, что готовятся обжаловать это решение), но градус истерии повысил российский МИД. В Москве решение о введении пошлин на сербские товары назвали “продолжением курса на этнические чистки”.

А еще важна реакция высокого представителя ЕС Федерики Могерини, которая осудила решение Косова из-за нарушения соглашения о свободной торговле CEFTA (Центральноевропейская зона свободной торговли; пока действует преимущественно между балканскими странами).

Но в Приштине прислушиваться к призывам ЕС не хотят, объясняя, что между Косовом и Сербией нет соглашения о свободной торговле, а потому и нарушать нечего.

Нынешний конфликт рискует окончательно похоронить амбиции ЕС как балканского миротворца.

До сих пор в Брюсселе господствовало мнение, что экономические стимулы и перспектива членства в ЕС рано или поздно должны обеспечить компромисс между Сербией и Косовом. А вступление этих стран в Евросоюз должно окончательно избавить Балканы от сомнительного титула “пороховой бочки Европы”.

Этот процесс, пусть и очень медленно, двигался – в ЕС предпочитали закрывать глаза на рецидивы. Например, на финансирование Белградом отзывов решений ряда стран о признании Косова, наверное, считая, что эти действия не несут практического смысла и вредят только сербскому бюджету.

Как оказалось, в Еврокомиссии не учли такую ​​важную вещь, как оскорбленная национальная гордость. А она порой важнее экономических факторов.

И похоже, что в нынешней ситуации любое давление Брюсселя на Косово будет только увеличивать желание последних доказать самим себе, что они – настоящее государство, у которого есть право принимать решения, даже если они противоречат воле Брюсселя.

Европейская правда
Поделитесь.