Деловая столица: Сколько геноцидов организовала Россия Международное признание Голодомора актом геноцида и чествование его жертв - это инструмент политического давления на Москву

Каждую четвертую субботу ноября Украина чтит память жертв Голодомора 1932-1933 гг., когда погибли миллионы украинцев. В нынешнем году 85-я годовщина этой трагедии приходится на 24 ноября. Поминать жертв сталинского режима будут не только в Украине. Еще 1 сентября стартовала международная акция “Зажги свечу памяти”. Ключевая цифра здесь 85 – 85 дней, в 85 уголках мира. За это время акции памяти прошли в Венгрии, Германии, Грузии, Канаде, Кении, Латвии, США и многих других. Ко всему уже 21 штат Америки признал Голодомор актом геноцида украинского народа, а 4 ноября Сенат США сделал то же в двухпартийной резолюции.

Актом геноцида на сегодняшний день – помимо Украины и США – признали трагедию еще 15 стран (в хронологическом порядке): Эстония, Австралия, Канада, Венгрия, Литва, Грузия, Польша, Перу, Парагвай, Эквадор, Колумбия, Мексика, Латвия и Португалия. Ряд государств тем или иным способом заявили о своей позиции относительно Голодомора: на региональном уровне, посредством осуждения или почтили память его жертв. Как и международные организации – ООН, ПА ОБСЕ, Европарламент, ЮНЕСКО, ПАСЕ и т. д.

Голодомор и реакцию на него в нынешнее время следует развести в две плоскости – морально-этическую и политическую. Морально-этическую составляющую следует оставить профессиональным историкам, а не популистам, когда такая дискуссия, причем двустороння, станет возможной. Учитывая, что история, как и религия в текущих взаимоотношениях с Россией давно является политическим инструментом, рассмотрим Голодомор и другие проступки России именно в политическом плане. Сегодня. И в прошлом. Потому как для россиян вопрос Голодомора очень болезнен, ведь наружу вылезает масса других нелицеприятных и откровенно омерзительных поступков.

Масштабность акции в этому году, ее обширная география призвана донести до стран Европы и Северной Америки до невозможного простую истину: Москва всегда была такой. Не только в 2008-м или 2014-м, но и в 1932-м – и раньше. Такой международный прессинг приводит к тому, что Кремль и его сторонники не просто оказываются за занавесом, а кутаются в него. По сути, это удар по “русскому миру” в целом.

И Россия такому изобличению активно сопротивлялась, сопротивляется и будет сопротивляться – по крайней мере, при нынешнем правительстве. Что и подтвердила, когда глава МИД РФ Сергей Лавров на фоне акции “Зажги свечу памяти” приехал в Минск, где вместе с белоруским коллегой Владимиром Макеем посокрушался о “фальсификации истории и переписывании итогов Второй мировой войны”, договорившись сообща тому сопротивляться. Лавров видит “русофобию” в развенчании исторических мифов, касающихся непосредственно Российской Федерации и ее предтеч.

Российская история на самом деле в крайней степени мифологизирована и фальсифицирована.

Она очень героическая, справедливая, благородная и жертвенная. Голодомор на истории России в нынешней “редакции” – как огромное и неприятное даже на вид пятно, ведь оказывается, что благородные бессребреники устраивали геноцид. Что еще хуже, украинская трагедия подтягивает за собой – вытягивает на свет – и другие злодеяния. Например, геноцид и репрессии кавказских народов, в частности депортацию черкесов. Или жестокие попытки подчинить своей воле народы северные. Это по большей части удалось, за исключением чукчей – воинственного, выносливого и гордого народа, который на самом деле выиграл эту войну с россиянами. Покорить их не удалось, хотя над этим Россия “работала” со второй половины XVII в. до второй половины XVIII, и в ход шло все: сжигание юрт, массовые убийства детей и женщин, убийство вождей, прибывших на переговоры.

Кстати, в Москве, когда заходит речь об учиненном ею геноциде, сразу парируют с язвительной усмешкой, мол, самый масштабный геноцид в истории – это геноцид коренных американцев. Только вот, во-первых, американцы это признают, исследуют, каются, стыдятся. Как, к слову, и немцы после Второй мировой. А во-вторых, россияне молчат о том, что вытворяли сами на Аляске и в Калифорнии. Но при этом свое присутствие в Северной Америке они из истории не вычеркивают, поскольку это удобный повод для разного рода манипуляций в духе “Алясканаша” или “Калифорниянаша”.

Геноцид коренных американцев россиянами

А в США об этом помнят и говорят. Так, американский журналист Майкл Бом в 2016 г. в колонке для “Эха Москвы” напоминал россиянам о том, что Северная Америка тогда заселялась европейцами из разных стран. Американцев как нации тогда еще не существовало. И помимо англичан, голландцев, испанцев, немцев, французов в Америку прибыли и русские.

“В течение 220 лет Российская империя колонизировала Аляску – с 1648-го, когда первая русская экспедиция открыла Аляску, до 1867-го, когда Россия продала ее США. Столица этого дальнего форпоста Российской империи называлась “Ново-Архангельск”, и рубль являлся денежной единицей этой территории”, – напоминает Бом.

После чего переходит, собственно, к вопросу взаимоотношений с аборигенами.

Были стычки. И серьезные. Ряд поселений алеутов полностью вырезан. По некоторым оценкам историков, ссылающихся на судовые журналы, переписку и т. п., речь идет о десятках тысяч. Точную цифру назвать трудно в силу многих причин, включая и то, что подсчетом жертв никто особо не занимался. Ни со стороны россиян, ни со стороны местных жителей. Тем более если россияне вырезали целый остров, к примеру Уналашка, то кому там было считать и оплакивать погибших? А ведь еще была Елизаветинская крепость на Гавайях, заложенная в начале XIX в., где также не обошлось без жертв.

Калифорния. Да, россияне отметились и там, хотя место, где в итоге основали свой форпост, принадлежало испанцам. Но гости из Москвы воспользовались тем, что особой деятельности испанцы там не вели. И опять-таки мирной колонизации не было. За три года до основания (просуществовала с 1812 по 1841 годы) недалеко от Сан-Франциско и на месте поселения племени Кашайа крепости, известной ныне как Форт Росс. Она была нужна для обеспечения продовольствием поселений на Аляске, чтобы не везти все из России. В общем, туда-то и заявился Иван Кусков сразу же заговоривший с коренным населением языком ружей. Это потом российские первопроходцы заключили с ними перемирие, поскольку нуждались в рабочих руках. Но и здесь не удержались: поначалу коренным жителям платили за работу товарами, а после превратили их в крепостных. Несогласных и бунтовщиков – на Аляску.

В России, конечно, же говорят, что освоение калифорнийских берегов проходило чинно и мирно. Дескать, в отличие от англичан или испанцев. Американские историки и эксперты доказывают, что это далеко не так. Благо, они буквально ходят по уликам, которые можно раскопать, и имеют доступ к разного рода документам тех времен. К примеру, бывший главный археолог Калифорнии Гленн Фаррис, который в 2012 г. выпустил книгу “Так далеко от дома: Россияне в ранней Калифорнии”, подчеркивает, что “россияне не были такими доброжелательными, как некоторые думают”. По его словам, “следует помнить, что опыт кампании на Аляске был очень кровавым, с многочисленными убийствами с обеих сторон”. К тому же, отмечает Фаррис, россияне привезли алеутов с Аляски, и на первых порах не нуждались в рабочих руках. Еще одна причина избавиться от сотни-тысячи местных. Кашайа понадобились позднее. И даже тогда россияне, как и испанцы, относились к коренным американцам как к жителям второго сорта, заключает археолог.

Цена демифологизации для Украины

Так что Голодомор, который, как уже упоминалось выше, влечет за собой и “раскрутку” фактов других подзабытых Москвой преступлений, может в перспективе поспособствовать выдергиванию российского истории из мифологического контекста, а россиян – из паутины полуправды или откровенной лжи. Однако произойдет это не завтра и не через год. Покаяние сродни американскому или германскому в России с нынешним правительством попросту невозможно. Мифы – столпы государственности. А всех тех, кто попытается эти столпы порушить, будут травить соседи и родственники, а власти – сажать в казематы.

В то же время, отказываться от этого Украине не следует, как бы сложно ни было. Хотя и придется заплатить определенную цену. Цену за поддержку других государств. Да, именно, консолидированная поддержка – не только жест дружбы. В международной политике это услуга. Причем зачастую не очень дорогостоящая для оказывающего ее. Скорее даже наоборот. И что из этого следует?

Эволюционные психологи сделали любопытное наблюдение: сигнал следует воспринимать тем серьезнее, чем больше усилий на него затрачено. Приведем пример – провокации российских истребителей на море относительно американских, европейских судов и самолетов. Это имитация атаки, которая по своей сути является очень дешевым по затраченным усилиям жестом. Соответственно, воспринимать его всерьез не стоит. Такой элемент игры. Что касается признания Голодомора, то, с поправкой на разницу в масштабе жестов, ситуация, к сожалению, зачастую аналогична. Это нужно понимать, дабы не испытать жестокого разочарования в будущем. Такой жест, если расценивать его сугубо в прагматической плоскости, является незатратной уступкой тем, для кого он что-то значит.

Так что за эту услугу, вероятно, чем-то придется расплачиваться. Вопрос только чем. Хотя опять-таки игра стоит свеч, если удастся хотя бы пошатнуть государствообразующее мифотворчество Москвы.

Деловая столица
Поделитесь.